«Эти страны завидуют нам»: Польша не пойдет в рабство евро

Эксперты рассказали, почему Польша не переходит на евро

Дискуссия о присоединении Польше к еврозоне, то есть о переходе на в евро, продолжается уже не первый год. Хотя Варшава давно является частью объединенной Европы, отказываться от национальной валюты она не спешит, приводя разнообразные доводы для сохранения злотого. Экономисты полагают, что в текущей ситуации переход на евро действительно может существенно ухудшить положение страны.

Стать, как Германия

За несколько недель до очередных выборов в Европарламент в Польше вновь активизировалась дискуссия о перспективе отказа от злотого и перехода на евро. Национальный банк страны в этом вопросе целиком поддерживает правительство, которое пытается сохранить собственную валюту, опасаясь серьезных экономических проблем.

Председатель польского ЦБ Адам Глапиньский заявил, что Польша не перейдет на евро до тех пор, пока он руководит Национальным банком. «Для перехода на евро нет ни политических, ни экономических оснований. Вместо укрепления позиций Польши такой шаг привел бы к ослаблению государства. Сейчас многие страны в еврозоне восхищаются нашими экономическими достижениями, а также завидуют тому, что у нас, в отличие от них, есть большая свобода в макроэкономической политике», — цитирует Глапиньского «Радио Польша».

Он уверен, что невозможность проводить самостоятельную денежно-кредитную политику нанесла бы большой ущерб экономике Польши, кроме того, смена национальной валюты потребует существенных затрат. Доводы сторонников перехода на евро, по мнению которых вступление в еврозону повысит безопасность страны и улучшит ее международное положение, кажутся Глапиньскому далекими от реальности.

Напомним, что Польша, как и другие страны бывшего соцлагеря, вступила в Евросоюз в 2004 году. Однако принимать не только европейскую политику, но и валюту, власти государства (также, как Чехии и Венгрии), не спешат. В правительстве Польши заявили, что считают возможным отказ от злотого только при условии, что темпы роста польской экономики сравняются с немецкими (правда, в середине апреля минфин Германии заявил, что в этом году ожидается более чем скромный рост экономики в 0,5%).

Все тот же Адам Глапиньский заявлял, что считает переход на евро невыгодным не только для бедных стран юга Европы, но и для более сильных экономик, так как подобные глобальные перемены чреваты серьезными рисками и последствиями.

Аналогичного мнения придерживаются и многие польские политики, пишет Bloomberg. «Мы говорим «нет» евро и «нет» европейским ценам — нам нужен европейский уровень зарплат, и в этом нас поддерживает большинство поляков», — заявил лидер правящей в Польше партии «Закон и справедливость» Ярослав Качиньский.

Несколько лет назад Качиньский в интервью газете Rzeczpospolita уже проводил параллели с Германией – он заявлял, что переход на евро возможен, если ВВП Польши на душу населения будет не менее 85% от немецкого. При этом он добавил, что введение евро может превратить Польшу в «периферийную нацию» и привести к снижению уровня жизни поляков.

Действительно, глобальный финансовый кризис в полной мере продемонстрировал слабости объединенной еврозоны. «В этот период стало очевидно, что использование единой денежно-кредитной политики в отличающихся друг от друга стран существенно ограничивает гибкость внутреннего регулирования, его способность противостоять шокам», — отметила в беседе с «Газетой.Ru» старший научный сотрудник Центра изучения проблем центральных банков Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Анна Киюцевская.

Во время мирового кризиса Польша не только не скатилась в рецессию, но и продемонстрировала рост экономики – ни одной другой стране Европы, в том числе Германии, добиться таких успехов не удалось.

Польский путь

Итоги 2018 года свидетельствуют о повышении устойчивости польской экономики: дефицит бюджета расширенного правительства снизился до 0,4% ВВП (против 1,5% в 2017 году), его долг – до 49,8% ВВП (50,6% на 2017 год).

«При этом Польша – достаточно крупная по меркам стран еврозоны экономика: по паритету покупательской способности ВВП Польши в 2018 г. превысил 1 212,9 млрд евро, что уступает только его объему в четырех крупнейших странах еврозоны: Германии, Франции, Италии и Испании», — говорит Анна Киюцевская.

Однако не все так гладко – по величине ВВП на душу населения Польша весьма существенно отстает не только от крупнейших стран Европы, но и в целом от государств еврозоны. По данным за 2017 год этот показатель составлял 58,9% средней для стран еврозоны величины, и, по мнению Киюцевской, это один из основных факторов, способных привести к наращиванию дисбалансов в экономике Польши после ее вступления в еврозону (если и когда это произойдет).

«В этих условиях, во-первых, процесс конвергенции будет сопровождаться реальным укреплением национальной валюты, которое после перехода к евро может быть обеспечено только за счет ускоренного роста цен в Польше. Во-вторых, устанавливаемые ЕЦБ процентные ставки окажутся более низкими по сравнению с действующими в Польше и необходимыми для сдерживания ускоренного рост цен», — объясняет эксперт.

Еще одна проблема, с которой может столкнуться Польша после присоединения к еврозоне – отсутствие механизмов поддержания ценовой конкурентоспособности экспортируемых товаров при невозможности воздействия на обменный курс.

Теоретически ее можно решить за счет снижения издержек производителей и заработных плат, что, однако, трудно реализовать на практике, ведь заработки в Польше и так существенно отстают от уровня в странах еврозоны. Такой вариант развития событий поляки точно не поддержат.

В 2017 году 64% поляков, принявших участие в опросе Kantar Public, ожидали ухудшения своего материального положения в результате вступления страны в еврозону. Еще 49% опрошенных заявили, что принятие Польшей валюты евро стало бы «чем-то плохом», и лишь 11% респондентов готовы воспринять потенциальную отмену злотых как позитивное событие. Наконец, 4% опрошенных предлагают родной стране вообще никогда не переходить на евро.

«В целом, как показывает опыт стран, вошедших в зону евро, этот процесс может сопровождаться ростом волатильности ключевых макроэкономических параметров и повышением безработицы. Однако наиболее уязвимыми оказываются страны с относительно слабыми фундаментальными характеристиками, что говорит в пользу необходимости повышения устойчивости экономики до вступления в зону евро», — соглашается Киюцевская с доводами польского правительства.

Кроме того, для Польши достаточно болезненной может оказаться частичная потеря суверенитета, связанная с невозможностью проведения независимой денежно-кредитной политики.