Прачечная Европы: Латвия начала борьбу с отмыванием денег

К чему приведет борьба в Латвии с недобросовестными банкирами

Новый премьер-министр Латвии Кришьянис Кариньш начал борьбу с отмыванием денег. Из финансового сектора будут исключены все банки, которые не ведут борьбу с экономическими преступлениями. На этом фоне россияне продолжают массово закрывать латвийские счета и переводить деньги в другие юрисдикции.

Премьер-министр Латвии Кришьянис Кариньш пообещал покончить с отмыванием денег в возглавляемой им стране – скандалы с местными банками за последний год потрясли всю Европу. При этом глава правительства подчеркнул – да, возможно, Латвия была теми воротами, через которые в ЕС лился поток «грязных» денег, но и других членов ЕС есть, в чем упрекнуть.

Кришиньяс Кариньш возглавил страну в конце января – к этому моменту Латвия впервые в своей новейшей истории провела в обстановке безвластия почти 4 месяца.
Кариньш родился в США в семье латвийских беженцев, которые бежали из страны во время Второй мировой войны. Он изучал лингвистику в Университете Пенсильвании. Кариньш вернулся в Латвию в 1997 году. Какое-то время он занимался в стране бизнесом, связанным с замороженными продуктами, после чего присоединился к партии «Новое время».

Заняв пост премьера, 54-летний Кариньш пообещал реформировать регулирование банковского сектора, чтобы вернуть доверие инвесторов. Соответствующее распоряжение о проведении кардинальных реформ было подписано 20 февраля, после заседания Совета по развитию финансового сектора.

Скандалы с банками и требования Комитета экспертов Совета Европы по оценке мер борьбы с отмыванием денег вынудили руководство Латвии пойти на ряд преобразований в банковском секторе.

В частности, предполагается нарастить полномочия Комиссии по рынку финансов и капитала (КРФК, FKTK), доработать и внести изменения в нормативные акты, связанные с финансовым сектором, и ввести презумпцию легальности – то есть законность происхождения денег теперь предстоит доказывать владельцам капитала, а не контролирующим учреждениям.

Другие европейские страны Кришьянис Кариньш призвал сделать то же самое.

«Когда ты идешь в магазин, чтобы купить молоко, кассир никогда не будет спрашивать, откуда ты взял эти 1,5 евро – он просто улыбнется и заберет твои деньги. Что ж, до последнего аналогичная ситуация была и с суммами в 150 млн евро»,

— цитирует латвийского премьера Bloomberg. По мнению главы правительства, Латвия виновата в произошедшем не больше, чем любая другая страна ЕС, просто она оказалась на передовой линии скандала.

«Мы собираемся изменить эту ситуацию. Но последует ли нашему примеру остальная Европа?» — интересуется он.

С 2016 года латвийский регулятор ужесточает правила работы финансового сектора и пытается избавить местную банковскую систему от сомнительных клиентов. Однако это не помешало Минфину США в прошлом году обвинить третий по величине латвийский банк ABLV в отмывании денег и финансировании терроризма.

По мнению американцев, банк также участвовал в проведении сомнительных сделок, в том числе с лицами, «причастными к политической коррупции» в России и на Украине. По оценкам экспертов, около 80% вкладчиков банка на момент его ликвидации не являлись резидентами Латвии. В результате ABLV лишился лицензии.

Кроме того, в феврале прошлого года глава Банка Латвии Илмар Римшевич был задержан по обвинению в получении взяток. Правда, позже Европейский суд снял с него подозрения, и банкир уже вернулся к работе в Риге, но вернуть доверие к системе теперь будет не просто – ведь до определенного момента Латвию вполне устраивал статус «прибалтийской Швейцарии».

Например, в 2012 году государственная Комиссия рынков финансов и капитала активно привлекала вкладчиков-нерезидентов, обещая им стабильность и эффективное размещение активов.

По некоторым оценкам, в 2011 году обслуживание нерезидентов обеспечило около 1,7% от ВВП страны.

Однако затем ситуация и риторика властей изменились, а вклады иностранных клиентов в латвийских банках начали стремительно снижаться.

Уход нерезидентов серьезно обеспокоил местных банкиров. «Проблема в том, что в случае потрясений именно хорошие клиенты уходят первыми», — говорил заместитель председателя совета Norvik banka Андерс Фог Расмуссен.

Для россиян сотрудничество с латвийской банковской системой первоначально осложнилось даже не из-за скандала вокруг ABLV, а из-за санкционного списка США. Руководитель Комиссии рынка финансов и капитала Латвии Петерс Путниныш говорил в мае 2018 года, что введенные в отношении России международные санкции побудили латвийские банки прекратить отношения с попавшими под санкции россиянами и российскими организациями.

На практике сложности с открытием счетов возникли не только у россиян, упомянутых в списках, но и у обычных бизнесменов. В результате часть российских денег вернулась на родину, а часть – перекочевала в другие офшоры, вроде Кипра и Каймановых островов. Безусловно, массовый отток денег губительно сказался на латвийской экономике – чистка банков и ликвидация одного из крупнейших игроков рынка поставили страну в тяжелое положение. Однако политическая повестка дня, поставленная США и ЕС, выполнена, а это для Латвии остается приоритетом.