Деметрадзе: тюрьма меня еще больше закалила

Лучший бомбардир чемпионата России-1999 в составе «Алании» Георгий Деметрадзе рассказал о своей жизни в тюрьме. Бывший форвард сборной Грузии в этом месяце должен выйти на свободу. 23 марта 2011 года он был приговорен Тбилисским городским судом к 6 годам лишения свободы.
«За что меня посадили в тюрьму? До сих пор не понял причину. Официально осудили по статье 223, воровские традиции, — передает его слова Football.ua. — Хотя все понимают, — моим осуждением хотели запугать других. Это был показательный момент для многих. Такую реакцию властей спровоцировал мой отказ дать показания против других, невиновных людей. Я отказался и попал в тюрьму из-за вымышленных обвинений. Насколько заключение поменяло меня внутренне? Остался таким же. Я очень устойчивый. Раньше говорил, что в мире видел уже все кроме тюрьмы. Ну вот теперь и этот пробел исправил. Тюрьма меня еще больше закалила. Как проходит моя жизнь в неволе? Сначала было очень тяжело. Меня не били, но вели себя жестко. Я был много раз в карцере. Придумали разные причины, что бы посадить меня в одиночную камеру. И шум, и драки приплетали. Но на самом деле ни разу в тюрьме не дрался. Меня хотели сломать психологически. Для этого решили перевести меня в закрытую колонию строгого режима. Там сидят люди, которые осуждены пожизненно, на 25 лет и больше. Рецидивисты. Там был самый сложный момент моего заключения. 28 дней не выдавали мне карточку, по которой я мог купить вещи или еду. Давали только хлеб и воду. Не было даже зубной пасты и матраса. Не выпускали на прогулку. Но когда увидели, что психологически я не сломался, успокоились. Стало легче. Играют ли заключенные в футбол? Постоянно. Здесь многие любят футбол, мы устраивали турниры. Моя команда, выигрывала, а Деметрадзе становился лучшим бомбардиром. Один раз даже матч был между заключенными и профессиональными футболистами. Мы выиграли со счетом 8:7. В декабре 2012 новый парламент делает большую амнистию. Я попадаю под нее. Так что на Новый год должен быть дома. Первым делом хочу увидеть всех родственников. А из пищи больше всего хочу попробовать шашлык и вино. Но есть после заключения нужно понемногу. А то могут быть проблемы со здоровьем. А глобальных планов пока нет. Мне уже 36, так что в футбол после трех лет заключения играть на высоком уровне не смогу. Но, возможно, останусь в игре в другом амплуа».