Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт
онлайн-табло
Вчера
Сегодня
Завтра
Развернуть
КХЛ / плей-офф
Россия / Премьер-Лига
Италия / Серия А

«Надо было перебираться в Англию как можно раньше»

Интервью «Газете.Ru» дал знаменитый футболист Андрей Аршавин

Андрей Аршавин kapital.kz
Андрей Аршавин

Лучший футболист России в XXI веке Андрей Аршавин дал большое эксклюзивное интервью «Газете.Ru». Бывший игрок петербургского «Зенита», лондонского «Арсенала» и сборной рассказал об особенностях футбольной старости, прикинул шансы национальной команды на чемпионате мира — 2018, раскритиковал московский «Спартак» и поведал, почему не хочет становиться тренером.

«Попросил тренера: зовите меня Шава»

— Вы забивали важнейшие голы за «Арсенал», оформляли покер «Ливерпулю» на «Энфилд Роуд». Но полностью ли реализовались в Англии?
— Не знаю, насколько мой потенциал богатый. Но если бы у меня было чего-то больше, значит, я бы как-то лучше себя проявил. Я не хочу ни на что жаловаться. То, что я мог, я показывал, старался. Могу сказать, что я профессионально относился к футболу, «Арсеналу» и так далее на протяжении всего времени выступления в Англии. Ко мне не было с этой стороны никаких претензий. Хотел бы я сыграть лучше? Конечно. Мог ли? Этого никто не знает.

В последние две-три недели, пока находился в Питере, смотрел много английского футбола. Считаю, надо было перебираться на Туманный Альбион как можно раньше.

— Некоторые британские газеты называли вас Русским Пеле…
— Меня там по-разному называли, я к этому спокойно относился. А про Русского Пеле прежде никогда не слышал.

— Партнеры по «Кайрату», кстати, как к вам обращаются?
— Шавой называют. Даже Каха (Кахабер Цхададзе, главный тренер «Кайрата» с 7 апреля 2016 года. — «Газета.Ru») писал сначала на лист-борде состав с именем «Андрей» или «Аршавин». Но я и ему сказал, мол, пишите «Шава», так проще и быстрее.

— Ваши слова: «На данный момент не вижу предпосылок для того, чтобы сборная играла в полуфинале чемпионата Европы либо чемпионата мира». Какой результат на домашнем ЧМ станет для нас успехом?
— Выход из группы, ведь этого давно не было. Но, во-первых, еще непонятно, какая команда соберется, осталось полтора года. Это не так много, но и не мало.

Если сборная будет показывать симпатичный футбол, увлечет болельщиков и подарит надежду, я думаю, это уже будет воспринято хорошо.

Станислав Черчесов — достойный кандидат на роль наставника. Мне кажется, он достаточно квалифицированный тренер.

— Он после своего назначения вам звонил?
— Нет.

— Какие проблемы нужно решить, чтобы наш футбол вышел на новый уровень?
— Если глобально, нужны игроки. Чтобы их было больше, а уровень и конкуренция выше, нужен хороший детский футбол. Что я имею в виду? Как можно большее количество вовлеченных детей, обученные тренеры и качественные условия для работы и подготовки.

— Лимит на легионеров есть зло?
— Мне кажется, прежде чем утверждать наверняка, необходим детальный анализ. Но как футболист я против лимита. Правда, меня о том же спросили в Казахстане. Вот там лимит точно нужен. Хотя я легионер, и мне это не выгодно.

— Можно ли сказать, что из-за лимита мы теряем таланты?
— Не думаю. Для таланта такое ограничение даже лучше. Но для роста спортсмена, для экономических законов и работы клуба это хуже. Ведь клубы сами жалуются, что ввиду дефицита качественных исполнителей им приходится переплачивать россиянам «за паспорт».

— Большие зарплаты — серьезная проблема в российском футболе? Деньги губят наших игроков?
— Наверное, да.

Но я не против больших зарплат. Платите меньше, ребята будут играть за меньшие деньги. Если им даст кто-то больше, они пойдут играть за большие средства.

Думаю, здесь все зависит от конкретного футболиста. За границей тоже получают хорошие деньги. Не уверен, что нужно как-то персонализировать российских футболистов.

— Алексей Миранчук будет получать большую зарплату, если договорится с «Локомотивом». Нападающий «Зенита» Александр Кокорин тоже начал рано получать солидные деньги. Стоит ли вводить потолок зарплат для молодых футболистов?
— Мне нравится пример хоккеиста Артемия Панарина, который поехал в «Чикаго» на контракт новичка. Наверное, он потерял в деньгах в три-четыре раза. В СКА ему, конечно, дали бы намного больше, чем миллион. А сейчас он уже подписывает контракт на $12 млн. На первом месте у Панарина всегда был хоккей…

Мне нравится, как устроена КХЛ. Ее создание и дальнейшее функционирование подтверждает, что в России можно создать хороший продукт. Но Панарин все равно понимал, что НХЛ – самое лучшее. И сейчас у него есть все: он и хорошо играет, и имеет хорошие деньги.

Но почему это работает в НХЛ? Потому что там это работает как бизнес-модель. Там все понятно, почему они готовы платить этим — столько, тем — столько. В НХЛ клубы знают, откуда берут доход. Сколько зарабатывают, столько и могут потратить. Наш футбол так не работает. Сегодня в «Рубине» сумасшедшие деньги, потому что руководство Татарстана хочет их вкладывать. У РЖД проблемы. Но через три дня все может измениться, правильно? А если бы «Рубин» условно тратил столько, сколько зарабатывает, он бы никогда даже не мечтал о Миранчуке.

А если бы все команды в РФПЛ могли тратить столько, сколько зарабатывают, то вообще только «Спартак» и «Зенит», наверное, конкурировали бы за золото.

Ведь у этих клубов есть большая армия болельщиков, которые приходят на стадион и покупают атрибутику. Плюс «Зенит» выступает в Европе и с этого отчисления получает.

В НХЛ вопрос о потолке зарплат носит естественный характер. Они это делают, чтобы бизнес работал и все были довольны. А у нас это получается искусственно.

— Нужно ли нам отказаться от государственного финансирования, несмотря на то что так можно загубить много клубов?
— У нас и так уровень чемпионата падает, после этого он еще сильнее упадет. Частные предприниматели условного Томска не смогут платить даже такие зарплаты, которые там сейчас платят. Следовательно, в «Томи» будут играть еще более молодые футболисты, собственные воспитанники. А опытные футболисты будут либо уезжать за границу, либо переходить в московские клубы, а также «Зенит», «Краснодар». Это будет нормальная рыночная модель, но к ней никто не готов. Полагаю, нереально в России сделать так, чтобы государственные деньги из футбола резко ушли. В противном случае получится большая пропасть.

Конечно, нужно двигаться в данном направлении, делать так, чтобы было как можно больше частных средств или тех денег, которые зарабатывает клуб. А государство по большому счету должно вкладывать в детский футбол, в развитие футбола или спорта.

— Вы уверены, что уровень РФПЛ падает. А когда чемпионат страны был сильнее — сейчас или в 2008 году?
— Мне кажется, что турнир пошел на спад по уровню игроков и футбола примерно с 2010–2011 годов.

А как бы сыграл нынешний «Зенит» с «Зенитом»-2008, никто не знает. Думаю, в футболе тогда было больше денег, поэтому и более мастеровитые игроки.

«У «Спартака» нет запаса прочности»

— Комментируя перипетии нынешнего российского чемпионата, вы сказали, что у текущего лидера «Спартака» нечемпионский состав. За счет чего же тогда красно-белые возглавляют турнирную таблицу?
— На самом деле москвичи показывают хорошую, сбалансированную игру. У их действий есть структура, видно, чего команда хочет на поле. При этом класса «Спартаку» все равно не хватает. Смотрите сами: он сначала обыгрывает «Оренбург» в чемпионате, затем уступает «СКА-Хабаровску» в Кубке. Однако классная команда даже при отсутствии игры за счет мастерства футболистов должна вытягивать такие матчи.

У «Спартака» нет запаса прочности, именно класса игроков. У любой команды в любом сезоне есть матчи, когда игра не клеится, но все равно лидеры решают исход в одном-двух эпизодах.

— Нет ощущения, что после зимней паузы спартаковская игра может развалиться?
— Я особо не задумывался над этим вопросом. Мне кажется, предпосылок для провала точно нет. Наставник команды Массимо Каррера все-таки не первый день в футболе. Он долго работал в «Ювентусе».

— А вообще вас первое место «Спартака» удивляет?
— Мы просто не привыкли видеть «Спартак» на первом месте. Он давно там не был. В последнее время во главе ЦСКА и «Зенит». С другой стороны, у «Спартака» хороший стадион и всегда были деньги.

— Пора становиться чемпионами?
— Это было бы логично. Все для этого есть, остается только добавить спортивные результаты.

— «Зенит» отстает от «Спартака» на пять очков, ЦСКА – на восемь, остальные – на 12 и более. Можно ли предположить, что в чемпионской гонке будут участвовать только «Спартак», «Зенит» и ЦСКА?
— Армейцы — вряд ли, пусть и находятся в зоне досягаемости. Скорее всего, борьбу за первое место поведут красно-белые и сине-бело-голубые.

— В чем различия между «Зенитом» Андре Виллаш-Боаша и Мирчи Луческу?
— У команды стала более разносторонняя направленность атак и взаимодействий, опасность приходит с разных сторон, не так, как это было при португальце. В старом составе многое, если не все, строилось через Халка.

— Его преемник Жулиано в этом сезоне забил семь мячей и отдал три голевые передачи. Стал ли он уже новым лидером «Зенита»?
— Жулиано — интересный футболист, который ярко себя проявил. Как дальше будет — мы это тоже увидим.

— Вы как-то намекнули, что в ведущие клубы России вас уже не позовут. Варианты из второй восьмерки отметаете напрочь?

— Конечно, туда я уже точно не пойду. У меня минимальные шансы вернуться в Премьер-лигу.

— Выходили ли на вас клубы РФПЛ в последнее время?
— Нет.

«Быть тренером? Не смогу смотреть столько футбола!»

— Цели вернуться в сборную России у вас, по вашим же словам, нет. А какую задачу ставите на финальный отрезок карьеры?
— Хотел бы выиграть с «Кайратом» чемпионат!

— Ваш бывший партнер по сборной Роман Адамов о вас: «У Аршавина хороший ум. Он далеко не глупый человек. Мне кажется, из него мог бы получиться тренер». При этом сами вы отрицаете наличие соответствующих качеств и как-то даже назвали себя «психом». Куда же намерены податься в дальнейшем?
— В идеале неплохо было бы просто остаться в футболе. Не знаю, в каком качестве.

Многие мне говорят, что из меня получится хороший тренер. Но мне так не кажется, потому что я несдержанный человек.

Поэтому и назвал себя психом. Понятно, что тренеры бывают разные: и эмоциональные, и спокойные. Но нужно быть психологом и разбираться в своем виде спорта. Тут столько нюансов! Аналитическая работа чего стоит. Сколько футбола тренеры смотрят! Я в жизни, наверное, столько футбола не посмотрю перед игрой, сколько условно нужно или считается, что надо.

Представляете, каково это — посмотреть пять матчей «Тараза» перед очной встречей?! С ума можно сойти! Не хочу обижать «Тараз». Но просто не понимаю — как это смотрят? Вместо всего этого я бы пришел и сказал: «Ребята, ну мы сильнее них. Давайте сыграем в наш футбол!»

— С кем из тренеров вам работалось комфортнее всего?
— Мне повезло. Были разные специалисты: Юрий Морозов, Властимил Петржела, Арсен Венгер, Гус Хиддинк, Дик Адвокат. Со всеми интересно. Они профессионалы своего дела.

Само отношение именно к футболистам мне нравилось у Дика и Гуса, представителей голландской школы.

Они дают очень много свободы. Мне нравится, что ни Гуса, ни Дика не интересовало, что ты делаешь вне команды. В принципе и Петржелу тоже. Мне нравится такой подход: делаем свою профессиональную работу хорошо, а твоя личная жизнь никого не интересует. Главное, чтобы поступки вне футбола не влияли на команду.

«Автографы давно не в моде»

— В Казахстане вы проводите очень хороший сезон. Какова основная культурная особенность этой страны?
— Там больше закрытой одежды, это все-таки Азия. За столом главный мужчина, а женщина слушается. В остальном тоже присутствует свой колорит. Думаю, это больше развито на юге страны. Север Казахстана мало отличается от российских городов. А, скажем, в Чимкент я приезжал буквально пару раз, в Таразе вообще не был.

— Появились любимые блюда из национальной кухни? Бешбармак или баурсаки?
— Я не ел бешбармак (крошеное отварное мясо с лапшой с некоторыми особенностями в технологии приготовления и подачи. — «Газета.Ru»), так как мне не нравится, как он выглядит.

Зато я стал употреблять много конины, в Казахстане она очень распространена. Конину подают во всех ресторанах и можно легко купить на рынке.

— Слушаете ли вы местную музыку? Какие исполнители нравятся?
— Самый популярный певец в Казахстане — Кайрат Нуртас. Его песню, которую он с Нюшей исполняет, слышал чаще всего. Эта композиция звучит по-настоящему красиво.

— Вас часто узнают на улице? Автографы просят?
— Они давно не в моде, все просят сфотографироваться: либо селфи, либо классика. Процесс проходит по стандартной схеме. В Казахстане и Санкт-Петербурге болельщики узнают меня примерно одинаково. Но я мало появляюсь на улице, особенно в последние полгода. В принципе, мой маршрут — база-дом, дом-база. Главное, на домашних матчах у нас очень хорошая поддержка. Наши поклонники эмоциональные.

— Какое место считаете самым красивым в Алма-Ате? Где больше любите проводить время?
— Когда только прибываешь в аэропорт, видишь горы, обрамляющие город. Особенно в первое время мне это бросалось в глаза, ведь я никогда не жил около подошвы гор. Но со временем это стало естественным.

Люблю гулять в Парке Горького, особенно летом (первоначальное название «Казенный сад». — «Газета.Ru»). Меня можно встретить и на рынке, я достаточно часто там бываю. На Чимбулак тоже езжу, но редко. А как-то с утра отправился туда с женой, и дома почему-то не оказалось ни одной теплой куртки. В итоге мы замерзли и быстро вернулись обратно.

— На рынке хоть качественные продукты?
— Конечно, ведь Узбекистан рядом. Там все те же овощи, фрукты, что и у нас в России. Только ближе и, наверное, дешевле, свежее.

«Печально, что Бородюк сидит без работы»

— В финале Кубка Казахстана «Кайрат» проиграл «Астане» со счетом 0:1. Чего же не хватило вашей команде?
— Думаю, что по классу, сыгранности, опыту и мастерству составы примерно равны. Но матч проходил в сложных условиях. Командам было сложно показывать нормальный футбол. Игра получилась увлекательной для футболистов и зрителей, но не на «картинке». Когда я захотел посмотреть фрагменты в записи, ничего не разобрал.

Полагаю, на итоговом результате сказался опыт «Астаны». Наш соперник использовал свой момент, забив первым. После этого «Астана» сосредоточилась на обороне своих ворот и успешно выполнила поставленную задачу.

— В последний раз «Кайрат» становился чемпионом Казахстана в 2004 году. Славно было бы увенчать карьеру завоеванием золота, не находите?

— Это мечта всех работников клуба. А если удастся сделать золотой дубль, это будет вообще фантастика.

— В прошлом сезоне вы забили восемь голов в 25 матчах. Против каких защитников действовать сложнее всего?
— Лучшая оборона во всем Казахстане у «Астаны». Вдобавок этот клуб играет в оборонительный футбол. По крайней мере, против нас.

— Ваш гол в ворота «Тараза» (2:1) в матче 22-го тура был признан лучшим в сезоне по версии клуба. А вы с такой оценкой согласны?

— Красивых голов было много. Например, мяч нашего нападающего Гаэля Тавамбы пяткой из-за штрафной получился неплохим. Плюс Бауржан Исламхан забил несколько хороших мячей.

Я в моменте с голом действовал чисто по ситуации. А что перекинул кипера… Если вы спросите вратарей «Кайрата», я их часто перебрасываю на тренировках. Они даже от этого плюются и злятся. Видите: что я натренировал на занятиях, помогло мне и в матче.

— После поражения в финале Кубка вы кинули свою медаль болельщикам на трибуне. Поймавший ее студент Кайнар Габбасов выставил награду на продажу в интернете. Вы совершили этот поступок на эмоциях?
— Нет, я просто шел в подтрибунное помещение, была плохая погода. Люди кричали слова поддержки и прочее. Я бросил медаль на трибуну для того, чтобы она осталась у кого-то на память. А то, что, к сожалению, попала к болельщику другой команды («Акжайык». — «Газета.Ru»)… Что ж, не повезло. Если бы она досталась нашему фанату, у него бы сохранилась память о матче и хоть какая-то компенсация за поражение.

То, что эту историю как-то хотят очернить, мне в принципе непонятно. Продажа медали — выбор человека. Я с этим не могу ничего сделать. Кроме того, конечно, чтобы купить ее и подарить болельщику «Кайрата». Но я такое не планирую.

— А с золотой наградой так же бы поступили?
— Не знаю, ее сначала завоевать надо. В принципе, наверное, тоже отдам.

— На этот раз болельщику «Кайрата»?
— Не знаю. Если будет повод, буду бросать, а там кому повезет. Мне кажется, так более честно, ведь болельщиков много. Не смогу, наверное, выделить кого-то одного.

— Вы продлили контракт с «Кайратом» до конца 2017 года. Долго думали?
— Де-юре я изначально заключил договор с «Кайратом» на два года. Останусь ли на следующий сезон, это зависело от желания руководства. В верхах выразили соответствующее желание. Условия были оговорены еще в начале года. Поэтому никаких изменений в соглашениях нет.

— Следующий сезон в «Кайрате» точно последний?
— Трудно сказать. Может, да, а может, нет.

Сейчас никто не знает. В прошлом сезоне физически я чувствовал себе неплохо. Посмотрим, что будет в следующем.

— В каком аспекте казахстанское первенство уступает российскому в первую очередь?
— Прежде всего в качестве футболистов. Но для меня самая большая проблема — поля на выезде. Если бы их удалось улучшить, проще было бы показывать хороший футбол не только «Кайрату», но и всем игрокам.

Даже летом в Чимкенте, где всегда тепло, за полем не ухаживают должным образом. Например, в Жетысу погода мало чем отличается от Алма-Аты, но поле там ужасное. В принципе в этом году нам везло: в Караганде летом было более-менее сносно. Поскольку первые туры в чемпионате Казахстана традиционно проводятся на синтетике, можно подготовить хорошие естественные газоны, так как рано становится достаточно тепло. Хотя зимой в Казахстане очень холодно.

Что касается искусственных полей, на которых я выступал в этом году, то это, например, Уральск и Атырау.

Если честно, такие, с позволения сказать, газоны не должны иметь место в профессиональном футболе. Но за отсутствием лучшего, конечно, приходится там играть.

Хорошая синтетика есть в Павлодаре. А в Астане мне очень не нравится. Там должно быть самое современное искусственное поле, которое позволяло бы играть в футбол, а не думать о том, куда отскочит или полетит мяч после твоих касаний.

— В одном из интервью на вопрос «Почему выбрали «Кайрат»?» вы ответили: «Александр Бородюк позвал. Я не долго раздумывал и согласился приехать к нему». Как восприняли уход тренера-соотечественника из команды? Присутствовало ли желание воспользоваться пунктом о разрыве соглашения?
— Если честно, увольнение Бородюка было сложно воспринято мной в эмоциональном плане. Все получилось очень неожиданно, я находился в прострации. Действительно, у меня были мысли, что мне тоже стоит покинуть команду и уехать вслед за ним. Не из-за того, что мне было плохо в команде. Просто человек меня позвал и вдруг уходит. Но видите, я остался и ни о чем не жалею. Когда Бородюк уходил, сказал: «Оставайся здесь, играй. У тебя все будет нормально».

— Вы работали под руководством Бородюка и в сборной России, и в «Кайрате». Какие у вас впечатления от этого сотрудничества? Его сильные тренерские качества, на ваш взгляд?
— Мне кажется, Бородюк достаточно требовательный человек. Также к нему я бы применил прилагательное «футбольный». Он понимает наш вид спорта и видит, как правильно использовать игрока, где он недорабатывает. То есть все те нюансы, которые, наверное, могли бы ускользнуть от непрофессионала, он видит.

Александр Генрихович достаточно открытый, доброжелательный и прямой человек. Мне удобно с ним работать и как со вторым тренером, и как с главным.

— Бородюк не работает в России с 2014 года. Плохо, что такой опытный тренер не востребован на родине?

— Мне кажется, для нашего футбола было бы благом задействовать Бородюка. Его профессиональные качества подразумевают, что у него должна быть хорошая работа.

Ознакомиться с другими новостями, материалами и статистикой вы можете на странице мирового футбола, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».