3 декабря 2016

 $63.87€68.11

18+

Онлайн-трансляции
Свернуть











(none)

«Чок и Бэйтс — большие работяги»

Эксклюзивное интервью знаменитого тренера Игоря Шпильбанда

Фотография: РИА «Новости»

Эксклюзивное интервью «Газете.Ru» дал знаменитый тренер и постановшик Игорь Шпильбанд, чьи ученики — американцы Мэдисон Чок и Эван Бэйтс — в стартующем 11 декабря финале серии Гран-при в Барселоне будут оспаривать первенство в мировых танцах на льду.

— В нынешнем сезоне перед вашими учениками Мэдисон Чок и Эваном Бэйтсом стоит задача бороться за звание первого номера сборной США в танцах на льду. Насколько это добавляло головной боли при постановке программ?
— Когда делаются новые программы, в расчет принимается все. В том число и то, о чем вы говорите: как дуэт будет выглядеть и на международных соревнованиях, и на чемпионате Америки. Кроме того, важно, чтобы пара развивалась, а программы не повторялись. И конечно, есть правила. В этом году они очень сильно изменились. Так что учитывать нужно все.

— Вам эти изменения нравятся? Или вы, в принципе, не мыслите такими категориями, а просто работаете с тем, что есть?
— На самом деле, да. За двадцать с лишним лет работы я уже привык, что правила постоянно меняются. И танцы на льду очень сильно изменились.

— Возвращаясь к разговору о ваших учениках, как бы вы как тренер обозначили главное достоинство дуэта Чок/Бэйтс?
— Трудно говорить о своих. (Улыбается.) Но я попытаюсь быть объективным. На мой взгляд, это их настоящая страсть к танцам и потрясающее желание этим заниматься. Они очень любят свои программы, им нравится кататься друг с другом. И ребята очень много работают. Я готов снять перед ними шляпу, потому что и Мэдисон, и Эван — большие работяги.

— Кто в их дуэте является моторчиком?
— Мне как раз кажется, что они очень хорошо друг друга дополняют. Мэдисон и Эван разные по темпераменту. И пока это работает.

— А я думала, вы ответите, что моторчик — это партнерша...
— Она очень грациозная, очень пластичная. И этот мягкий стиль был у нее с детства. Плюс своеобразное чувство музыки, чувство танца. Мэдисон всегда была очень естественна и элегантна. Этому очень тяжело научить.

В добавление к вашему вопросу о достоинствах этого дуэта — Мэдисон очень женственная. И Эван много работает над своими физическими качествами, чтобы ей соответствовать. Он стал намного сильнее как спортсмен, намного более мужественным. И это сильное начало, на мой взгляд, очень хорошо гармонирует с вышеназванными качествами партнерши.

— Вы разделяете точку зрения, что в парных видах фигурного катания дуэт — это в первую очередь партнерша?

— Для меня это не так. В танцах на льду должна быть комбинация. Мы видим, что есть замечательные девочки и замечательные мальчики. Но чтобы возник дуэт, должна быть гармония, должны быть отношения. И партнеры вместе должны создавать то, что называется словом «химия». Одному человеку это не под силу. В танце, где ты смотришь только на одного из партнеров, будет что-то неестественное. Не может быть танцев без отношений.

— А как быть, если партнеры — брат и сестра? Как Керры или Шибутани.
— Это, без сомнения, очень усложняет работу постановщика. Лимитирует при выборе тем, которые спортсмены могут брать. Потому что страстные любовные отношения на льду между братом и сестрой, конечно, будут выглядеть не очень. Мне случалось работать с такими дуэтами, так что я знаю по опыту, как это ограничивает.

— С другой стороны, есть пример ваших бывших учеников Мэрил Дэвис и Чарли Уайта, которые тоже никогда не были на льду страстной парой. Особенно в сравнении с канадцами Тессой Вирту и Скоттом Моиром. Что не помешало американцам выиграть у последних два чемпионата мира и Олимпиаду.
— Всем это дано в разной степени. У кого-то получается более естественно, у кого-то менее. Но Мэрил и Чарли очень много над этим работали. И в итоге достигли определенного уровня. Если вы посмотрите их олимпийские программы, то удивите, что там есть отношения между мужчиной и женщиной.

— Как конкретно можно работать над химией между партнерами?
— Актерское мастерство, работа над пониманием программы, над пониманием отношений, музыки. Здесь много разных деталей и нюансов.

— У вас в группе есть преподаватель актерского мастерства?
— Есть. (Улыбается.)

— Мэдисон и Эван — инициативные спортсмены или в основном доверяют вашему мнению?
— С каждым годом они становятся все более взрослыми и проявляют все больше инициативы. Видно, что они растут и как спортсмены, и как личности. Жизненный опыт и более сознательный подход к тому, что ты делаешь, всегда помогают. Поэтому с более взрослыми спортсменами идет уже совершенно другая работа.

***

— Насколько сложным для вас как для постановщика стал короткий танец этого сезона пасадобль?
— Это была непростая задача, вы правы. И я слышал аналогичные отзывы от многих других постановщиков. Тем более что в нынешнем сезоне впервые был использован формат, когда элементы обязательного танца вставляются в твою программу, и это должно быть гармонично.

Но я доволен пасадоблем Мэдисон и Эвана. Мы выбрали «Дон Кихот». Им подходит это произведение и внешне, и по темпераменту. Фламенко — очень интересная и темпераментная музыка, но там есть очень много похожих вещей. И я рад, что мы выделяемся.

— Ваше имя давно уже бренд в тренерском цехе. И когда вы работали в дуэте с Мариной Зуевой, и сейчас. И наверняка были те, кто думал, что главное — попасть к вам в группу, и у тебя сразу все будет: и удачные программы, и техника. Вам эта репутация волшебника никогда не мешала в работе?

— Не знаю насчет того, есть ли у меня такая репутация. Сам я в волшебство не верю. Просто так ведь ничего не бывает. Лично я вижу свою работу в том, чтобы организовать время спортсменов таким образом, чтобы каждый день, каждый час они использовали на 100% и реализовали полностью тот талант и энергию, которые у них есть.

Мне, конечно, трудно судить, но сам я никогда не чувствовал того, о чем вы спрашиваете. Думаю, что те спортсмены, которые приходят ко мне, все прекрасно понимают. Это может быть общим мнением со стороны. Но не думаю, что спортсмены, у которых есть серьезные планы, заблуждаются на эту тему и не понимают, что можно чего-то добиться без тяжелой работы.

***

— Принято считать, что для США фигурное катание — это в первую очередь девушки-одиночницы. А танцы на льду, несмотря на все успехи последних лет, были немного на вторых ролях. Олимпийская победа Мэрил Дэвис и Чарли Уайта в этом плане что-то изменила?
— Думаю, американские олимпийские чемпионы, безусловно, привлекают к этому виду больше внимания. Но, мне кажется, одиночное катание все равно остается фаворитом. Дело в том, что в США фигурным катанием занимается огромное количество девочек. Думаю, огромная популярность женского катания связана во многом с этим.

— То есть бума в танцах на льду не случилось? И, например, к вам на каток в Нови длинная очередь из детей, желающих заниматься танцами, внезапно не выстроилась?
— Я пока не заметил. (Улыбается.) И потом, танцы сейчас стали очень сложными. Если раньше считалось: ок, если в одиночном катании не пошло, можно пойти в танцы, — то сейчас все изменилось. Фигуристы из других видов приходят на тренировки танцоров и понимают, что это очень сложно. Сегодня это совсем другой спорт.

— Кстати, вы следили за триумфом Мэрил с шоу «Танцы со звездами», которое, по ощущениям, дало им такую популярность, которого не было за все годы в фигурном катании.

— Согласен. Они благодаря этому шоу открылись более широкому кругу зрителей. Вы знаете, что Мэрил к тому же выбрали «Спортсменкой года» по версии одной авторитетной организации? Очень рад за нее. Она — замечательный человек и замечательная спортсменка. У нас до сих пор очень теплые отношения.

— Меня очень тронуло, что она, имея возможность пуститься в сольное плавание по волнам шоу-бизнеса, тем не менее предпочла продолжать быть частью их дуэта.
— Она очень надежный человек. И очень преданный.

— Не так давно достаточно много шуму наделало высказывание Тессы Вирту о том, что она жалеет, что в свое время они со Скоттом Моиром не ушли вслед за вами от Марины Зуевой. Вы что-нибудь слышали об этом?
— Нет, я не слышал.

— Вы верите, что кто-то из этих двух дуэтов после года перерыва может вернуться в любительский спорт?
— Мне трудно судить. Но я знаю, что возвращаться после пропущенного сезона всегда безумно тяжело. И физически, и морально.

***

— Еще совсем недавно у вас были российские ученики — дуэт Екатерина Рязанова и Илья Ткаченко. Но в прошлом сезоне, не сумев отобраться в олимпийскую сборную, он распался. Для вас их решение продолжать карьеру порознь стало сюрпризом?
— Не могу сказать, что это была полная неожиданность. Возможно, у партнеров было неодинаковое желание кататься и выступать. Сложности в жизни могут быть разными. С этим сталкиваются на протяжении своей карьеры многие.

Илья, как вы знаете, решил продолжить карьеру вместе с Изабеллой Тобиас. Сейчас они тренируются и выглядят очень хорошо. К сожалению, в нынешнем сезоне они не могут выступать, но мы уже сделали им произвольную программу на следующий год.

Будем надеяться, это дополнительное время для работы им поможет. Короткий танец сейчас ставить, к сожалению, сложно, потому что мы еще не знаем, какими будут правила. А я подозреваю, они очень сильно изменятся.

— Распад другого российского дуэта — Елены Ильиных и Никиты Кацалапова — многие называют трагедией. Вы разделяете эту точку зрения?
— Рационального зерна я в этом расставании тоже не вижу. Они очень хорошо гармонировали: Никита — сильный, а у Лены сильное женское начало — она необычная и эмоциональная.

Я не абсолютный противник того, чтобы разбивать пары. Иногда к этому есть объективные предпосылки. Сложно добиться того, чтобы спортсмены в течение многих лет росли и развивались одинаково. Редко бывают и одинаковый талант, и одинаковое делание. Но у этой пары, со спортивной точки зрения, я каких-то проблем не видел.

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице зимних видов спорта.

Читайте также:
  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru