10 декабря 2016

 $62.48€65.98

18+

Онлайн-трансляции
Свернуть











(none)

«За другую страну Лиза выступать не будет»

Супруга двукратного олимпийского чемпиона по бобслею Александра Зубкова – о ситуации с отлучением их дочери от сборной России

Фотография: ИТАР-ТАСС

Супруга двукратного олимпийского чемпиона по бобслею Александра Зубкова Татьяна о нашумевшем интервью их семьи и ситуации с отлучением их дочери от сборной России.

История о том, что дочь двукратного олимпийского чемпиона Сочи-2014 по бобслею Александра Зубкова может перебраться в сборную Германии, наделала немало шуму в последние недели. А версия семьи Зубковых, которую они накануне изложили в интервью нескольким крупнейшим СМИ, вызвала противоречивую реакцию среди болельщиков. «Газета.Ru» попросила супругу двукратного олимпийского чемпиона и маму Елизаветы Татьяну Зубкову еще раз расставить все точки над i.

— Ни за какую другую страну Лиза не выступает и выступать не будет. Ни за Германию, ни за Австрию, ни за кого-то еще. И мы хотим, чтобы болельщики это услышали! — подчеркнула Зубкова. — Все желающие могут убедиться, что трансферное окно закрыто и никакие переходы сейчас невозможны.

Я не очень понимаю, зачем было вообще раздувать эту историю. Как будто у нас Лиза – олимпийская чемпионка. Будь она Пупкиной, эта ситуация не заинтересовала бы никого. Но она дочка Александра Зубкова. Хотя это не регалии и не звание. Но дочь понимает, что все завертелось исключительно из-за ее фамилии.

Теперь начались какие-то разговоры о патриотизме. Но еще раз повторяю: мы никуда не уходим. У нас есть все протоколы тех самых заездов на трассе в Альтенберге, в которых принимала участие Лиза. Там указано, что она выступала под флагом России и ни под каким другим.

На самом деле изначально мы поехали в Германию, потому что у Лизы обострились определенные проблемы со здоровьем. И все медицинские бумаги у нас тоже есть. Я не могу понять, зачем люди голословно обвиняют ребенка. Лечиться и отдыхать мы имеем право поехать куда угодно, разве нет?

Возможность провести заезды в Альтенберге возникла уже потом. Лизе очень нравится эта трасса, и она очень хотела выступить там на юниорском чемпионате мира. И когда один из немецких тренеров предложил нам приехать, если есть желание, мы согласились. Просто чтобы дочь не перегорела психологически. Лизе было приятно просто погулять там, прокатиться.

Как мать, я прошу людей: хватит муссировать эту тему. Ни одной бумаги о переходе и желании сменить спортивное гражданство не было и нет. Был только звонок Александра Зубкова тренерам.

— Что конкретно Александр сказал в том телефонном разговоре?
— Попросил найти уже наконец ее пропавший скелетон. Чтобы она могла готовиться к отбору спокойно и без нервотрепки. Каждый папа в такой ситуации хочет услышать: Саш, конечно, найдем, пусть Лиза спокойно готовится. Но ничего этого сказано не было. Тогда он попросил: если ребенок сборной не нужен, так и скажите. И мы пойдем решать эту проблему, искать другие варианты.

— То есть никакого желания в этой ситуации пойти навстречу вы не увидели?
— Нет, совершенно. Еще один момент: почему Зубкова не захотели сделать тренером? Отсутствие у него тренерского опыта — это ерунда и отговорки. Ему 40 лет. Восемь лет он фактически готовил себя сам. И только в последние два года ему помогал Пьер Людерс.

— Еще на Олимпиаде в Сочи казалось, что во взаимоотношениях Александра и федерации все хорошо. Есть и взаимопонимание, и все остальное. В какой момент все разладилось?
— Мы и сами не поняли. Все было нормально, и никому дорогу Зубков не переходил. Может, дело в том, что он Зубков. И всегда требовал, чтобы все вокруг работали.

— Ваш муж известен как человек с характером.
— Ни один бесхарактерный спортсмен не станет чемпионом мира и Олимпийских игр.

Есть один важный момент, который мы хотели бы донести. Наша семья очень благодарна Георгию Беджамову за все, что он сделал, за все выполненные обещания. Я уже не раз это говорила и готова повторить.

Нам просто непонятно, почему сейчас все так. В июне Саша объявил, что Олимпиада в Сочи была для него последней. И он не видит смысла выступать еще год или два из-за возраста и большого количества травм. На Играх-2014 он на самом деле отдал последние силы. И муж много раз говорил, что мечтает работать в сборной вместе с Людерсом, потому что это могло бы принести команде много пользы.

Но ему предложили возглавить только молодежную команду. Он отказался. Дело не в том, что он не хотел. Просто в молодежную сборную сейчас приходят такие же дети, как Лиза, может быть, чуть постарше. И им нужен тренер, который все бы разжевал, объяснил бы все по шагам и научил бы по сантиметрам, как и что нужно делать. Тот опыт, который есть у Зубкова, им пока не нужен.

— Что Лиза планирует делать дальше?

— Дочь пропустит сезон.

Из Центра спортивной подготовки мы официально уволились. Лиза теперь будет учиться в университете и заниматься собой. И за это время сможет решить, чего ей хочется. Год — большой срок. Сейчас она твердо хочет остаться в спорте. Если не передумает и будет настроена продолжать тренироваться, мы дадим ей такую возможность и найдем, где это можно делать. Будем просить, искать тех, кто пойдет нам навстречу. Скелетон — технический вид спорта. Просто бегать по дорожке и поднимать штангу недостаточно. Нужно не потерять навыки пилотирования. А для этого нужна трасса.

— А если через год ей все же предложат вариант продолжить карьеру в другой стране?
— Какой смысл сейчас об этом говорить? Если предложат, тогда и будем смотреть. А может быть, что-то поменяется здесь.

Пока те, кто сейчас это затеял, добились чего хотели. Дочка больше не в сборной России. Машину они в лице Шнайдера запустили.

— Вы думаете, это идет от старшего тренера сборной по скелетону?
— Не знаю. Но это же он дал интервью, в котором заявил, что дочь собирается выступать за Германию, а сам он считает ее неперспективной.

Поймите правильно, я очень горжусь своим ребенком и всеми ее достижениями, даже самыми маленькими. Мне, как матери, очень обидно, когда старший тренер в интервью говорит, что она какая-то не такая, неправильно бежит и у нее не видно прогресса. Потому что я вижу, как Лиза работает на трассе, как относится к своему делу.

— Пропавший инвентарь, с которого началась эта история, до сих пор не нашелся?
— Не знаю. Мы перестали следить за этой историей. И не хотим никого обвинять в пропаже техники.

Тот скелетон в прошлом году ей подарил Георгий Беджамов. Его собрали конкретно под Лизу, под ее телосложение. Когда техника не пришла из Германии, дочь ждала день, другой. Но скелетон так и не нашли. Сначала говорили, что он в Германии, потом его ждали из Латвии. В итоге приехал один чехол, но там был чужой инвентарь.

А когда пошло муссирование слухов внутри команды, стало обидно до безумия. Как будто дочь взяла этот скелетон и положила к себе под кровать, а сама в это время катается на ерунде и рассказывает всем, что инвентарь пропал. Это же бред! Она звонила нам и все это рассказывала, рыдая в трубку. Представляете, каково отцу такое слушать? Тем более что сам Александр всегда был лидером в команде.

Получается, раз Зубков ушел — и с его дочерью можно делать все, что угодно? Захотим — дадим скелетон, захотим — не дадим.

Мне по-прежнему непонятно, как можно было со стороны тренера за две минуты до начала тренировки позвать Лизу и сказать: ты сегодня не катаешься, сдай свои вещи, сборной ты больше не нужна. Но Шнайдер сделал именно так, и смысл его слов был именно такой. Почему было не дать ей откатать тренировку, а потом сесть и спокойно поговорить? Почему он для начала не спросил Лизу, что на самом деле происходит? Действительно ли она собирается куда-либо уходить?

— То есть он не спросил ее, правда ли это?
— Нет. У ребенка был колоссальный стресс. Ее психологически задушили до такой степени, что она приехала зареванная и первые дни она вообще не хотела ни с кем об этом говорить, тем более с журналистами. Я до сих пор не могу понять, почему тренерам нельзя было спокойно поговорить с Лизой и Александром.

Но вместо этого дочь несколько часов плакала в раздевалке. Мы пытались по телефону успокоить ее как могли. Сказали: раз так, приезжай. Мы найдем, где ты сможешь тренироваться. А что еще мы должны были сделать?

— У вас наверняка есть личный контакт с Беджамовым. Пробовали спросить у него, как так вышло и с Лизой, и с Александром?
— А смысл? Просить, чтобы дочери нашли скелетон и она вернулась в команду? Мы этого делать не будем. Шнайдер сказал все, что о ней думает. Лизу это действительно очень сильно задело. Ей второй год говорили: твоя проблема в том, что ты толстая. У нее уже появились комплексы. Мне это надоело. Дочь такая, какая есть. И отец ее никогда не был худым. Но ведь и с этим весом она показывала результат в юниорах.

Мы не хотим больше копаться в этой ситуации. Хотим сказать спасибо всем. И тем, кто поддерживал. И даже тем, кто ненавидит Зубкова за результат. Без таких людей тоже было бы скучно.

Мы с Сашей в спорте прошли очень через многое. Любой желающий может поднять те же интервью 1990-х годов и почитать. Мужа уже столько раз били по ногам и рукам. Но он каждый раз вставал, отряхивался и шел дальше. Так будет и в этот раз. Но для дочери он такой судьбы не хочет.

Просто если Зубков со своим опытом не нужен в России, дайте официальную бумагу. Чтобы нам было что показать болельщикам и подтвердить это. Но ведь никто такой бумаги не даст, правильно?

— Почему вам так важно, что думают об этой ситуации болельщики?
— Потому что мы простые люди. Не звездные, незазнавшиеся. Я обыкновенная мать своих детей. Вчера почитала комментарии под публикациями, посвященными этой истории. Люди писали очень грубые вещи. Честно, я бы авторам некоторых высказываний оторвала бы руки. Как так можно? Зачем кого-то оскорблять?

У меня очень хороший ребенок. Я знаю цену ей и своему воспитанию. И дочь таких вещей в свой адрес точно не заслуживает.

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице зимних видов спорта.

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru