Подписывайтесь на Газету.Ru в Telegram Публикуем там только самое важное и интересное!
Новые комментарии +

Легкоатлеток принесли в жертву

Дисквалифицированы 7 легкоатлеток

Семь российских легкоатлеток — Елена Соболева, Юлия Фоменко, Татьяна Томашова, Светлана Черкасова, Дарья Пищальникова, Гульфия Ханафеева и Ольга Егорова — дисквалифицированы на два года решением Всероссийской федерации легкой атлетики.

В понедельник поставлена точка в громком допинговом скандале, в результате которого семь российских легкоатлеток не выступили на Олимпиаде в Пекине. 20 октября прошло заседание президиума Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА), главной темой которого был именно этот вопрос. Напомним, что Международная ассоциация легкоатлетических федераций (IAAF) обвинила спортсменок в подмене допинг-проб.

В итоге все семь спортсменок были дисквалифицированы на два года с момента забора первой пробы, то есть с весны 2007 года.

«На основании заключения специальной комиссии ВФЛА от 17 октября 2008 года за нарушение пунктов 32.2 (b) и 32.2 (е) антидопинговых правил IAAF президиум ВФЛА принял решение применить к Елене Соболевой, Юлии Фоменко, Татьяне Томашовой, Светлане Черкасовой, Дарье Пищальниковой и Гульфие Ханафеевой предусмотренную частью 1 пункта 40 антидопинговых правил IAAF санкцию в виде отстранения от участия в официальных международных и российских соревнованиях по легкой атлетике сроком на два года, — рассказал агентству «Весь спорт» Валентин Балахничев. — Учитывая, что между датами совершения нарушений антидопинговых правил IAAF и вынесения решения прошло более 16 месяцев, причем задержка произошла не по вине спортсменок, в соответствии со статьей 10.8 всемирного антидопингового кодекса Всемирного антидопингового агентства (WADA) начать отсчет двухлетнего срока отстранения спортсменок с даты нарушения антидопинговых правил IAAF. Для Дарьи Пищальниковой — с 10 апреля, для Елены Соболевой и Светланы Черкасовой — с 26 апреля, для Юлии Фоменко — с 27 апреля, для Гульфии Ханафеевой — с 9 мая, для Татьяны Томашовой — с 23 мая 2007 года».

Валентин Балахничев также уточнил, что седьмая обвиняемая Ольга Егорова, не принимавшая участия в расследовании, также получит двухлетнюю дисквалификацию — в соответствие с антидопинговыми правилами IAAF и кодекса WADA.

«Расследование по делу семи российских легкоатлеток, которых IAAF обвинила в подмене допинг-проб, стало одним из самых сложных в истории ВФЛА, — продолжил Балахничев. — Я уже достаточно много выступал по этому поводу. Напомню, что в ВФЛА была создана специальная комиссия под председательством первого вице-президента ВФЛА Игоря Тер-Ованесяна, в задачу которой входило собрать и проанализировать всю информацию по делу. Конечно, сразу после объявления решения IAAF об отстранении все воспринималось эмоционально, ведь из семи получивших обвинения девушек пять были участницами Олимпиады-2008 и реальными претендентами на медали, в том числе золотые.

Но факты и аргументы, представленные IAAF, показали, что IAAF действовала в строгом соответствии со своими антидопинговыми правилами и положениями всемирного антидопингового кодекса Всемирного антидопингового агентства (WADA).

В свою очередь, специальная комиссия ВФЛА не получила от спортсменок конкретных объяснений: почему в двух биопробах, взятых у них с разницей в несколько месяцев, оказались разные ДНК, кто виноват в случившемся. При этом хочу особо обратить внимание: специальная комиссия ВФЛА в силу своего общественного статуса юридически не имела возможностей заниматься расследованием дела как детектив, то есть конкретно — кто и как мог подменить пробы. Она лишь анализировала факты, представленные спортсменками».

«Из четырех членов комиссии трое, включая председателя Игоря Тер-Ованесяна, рекомендовали наложить на спортсменок двухлетнюю дисквалификацию. Исключение составил только Тагир Самокаев, — продолжил Баланничев. — Как практикующий адвокат он записал «особое мнение», в котором сообщил, что в ходе расследования не получил достаточных доказательств виновности спортсменок, не увидел, что именно они совершили подмену допинг-проб. В заключении специальной комиссии сказано, что несмотря на проведенный сбор информации, в распоряжении комиссии не оказалось прямых доказательств, опровергающих обвинения, что именно спортсмены осуществили подмену проб. У нас нет ни объяснений самих спортсменок, ни соответствующих показаний офицеров, ответственных за взятие допинг-проб, ни видеозаписей момента нарушения. Есть только мотив, который является достаточным, но не абсолютным фактом виновности. Однако, согласно юридической практике, спортсменки, как наиболее мотивированные участницы события, могли совершить нарушение с наибольшей вероятностью».

«Генеральный секретарь ВФЛА Михаил Бутов получил задание в максимально короткие сроки проинформировать IAAF о решении, принятом президиумом ВФЛА. В соответствие с действующими правилами IAAF наше решение или утвердит, или в случае несогласия даст нам рекомендации, или примет своё решение, — подчеркнул Балахничев. —

При этом, согласно информации руководителя антидопинговой службы IAAF доктора Габриэля Долле, IAAF в настоящее время проводит отдельное расследование об участии в нарушении антидопинговых правил IAAF, за которые были дисквалифицированы российские спортсменки, антидопинговых офицеров.

Правда, я не знаю, как оно идет».

Свое мнение по поводу решения о дисквалификации агентству «Весь спорт» высказала Елена Соболева. «В любом случае как отрицательное, — оценила она это решение. — Возможно, этот вариант лучший из худших, то есть из тех вариантов, которые подразумевали дисквалификацию. Но все равно я не признаю своей вины в предъявленных обвинениях и не вижу оснований для наложенных наказаний. Решение ВФЛА для меня не приемлемо».

Относительно подачи апелляции Соболева высказалась так: «Пример знаменитых российских лыжниц Ларисы Лазутиной и Ольги Даниловой показывает, что рассмотрение апелляций затягивается на многие годы и, мягко говоря, не приводит к успеху, даже в таких институтах, как Европейский суд по правам человека, — сказала она. — А мой случай к тому же совсем другой, в отличие от Лазутиной и Даниловой я обязательно хочу вернуться в спорт. Перед тем как идти в суд, нужно взвесить все «за» и «против»… И сейчас я склоняюсь к тому, чтобы ни в какой суд не обращаться. По всей видимости, доказывать свою невиновность я начну уже в мае, когда снова выйду на дорожку. Надеюсь, своими результатами я покажу всем, кто был прав, а кто нет в этом деле».

Помимо этого спортсменки обязаны вернуть медали и призовые деньги за результаты, показанные после 26 апреля 2007 года.

«Все, что осталось после расчетов с тренером и менеджером, вложила в приобретение квартиры в стоящемся доме в Московской области, — сказала Соболева. — Я ведь, несмотря на все медали и рекорды, до сих пор живу в Москве в общежитии, из которого к тому же сейчас выселяют. В общем, все одно к одному… К счастью, есть люди, которые обещали помочь решить вопрос с выплатой денег IAAF. Ведь, если я не верну полученные премиальные, меня не допустят до стартов. Хотя, повторю, все, что я выиграла, я выиграла честно. И возвращаю деньги и медали не потому, что признаю свою вину, а потому, что хочу снова выступать и доказать свою правоту на дорожке».

Татьяна Томашова намерена бороться и после объявления вердикта. «Решение ВФЛА меня ни в коем случае не удовлетворяет, — сказала она «Всему спорту». — Как меня может устраивать дисквалификация, если я не считаю себя виноватой?! Я не могу смириться с дисквалификацией в принципе, каким бы сроком она ни начиналась, сколько бы времени ни продолжалась. Пока шло расследование, мы консультировались с рядом российских адвокатов. Но теперь, видимо, пришло время уже вплотную договариваться с профессионалом, который смог бы реально помочь нам защитить свои права. На все 100 процентов это будет иностранный специалист. Конкретные кандидатуры у меня уже есть. Сначала нам нужно дождаться, какое решение примет IAAF — утвердит решение ВФЛА или нет. А дальше каждая уже будет решать для себя: либо согласиться с дисквалификацией, чтобы не погрязнуть в судебных тяжбах, которые могут тянуться годы, либо ни в коем случае не соглашаться и идти до конца, отстаивая свою честь, свои титулы, свое имя. Я столько лет отдала спорту, завоевала много медалей, у меня есть поклонники по всему миру. Я не хочу, чтобы они разочаровались во мне и подумали: «Ну вот, та, за которую мы так болели, которой дарили свои аплодисменты, на самом деле оказалась мошенницей». Я хочу защитить свое честное имя».

Что касается медалей, то сборная России по итогам чемпионата мира-2007 в японской Осаке потеряет два серебра — Елены Соболевой на 1500 м и Дарьи Пищальниковой в диске. После дисквалификации Соболевой серебро чемпионата мира-2007 в беге на 1500 м перейдет к украинке Ирине Лищинской, а бронза достанется болгарке Даниэле Йордановой. После дисквалификации Пищальниковой в метании диска кубинка Ярелис Савиньи поменяет бронзу на серебро, а третьей станет румынка Николета Грасу.

Сборная России по итогам зимнего чемпионата мира-2008 в японской Осаке потеряет золото Елены Соболевой и серебро Юлии Фоменко в беге на 1500 м. После дисквалификации Соболевой и Фоменко чемпионкой мира-2008 в беге на 1500 м станет Гелете Бурка из Эфиопии. Серебро получит Мариам Юсуф Джамаль из Бахрейна, бронзу — болгарка Даниэла Йорданова.

Решение президиума Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) о дисквалификации семи российских спортсменок на два года с апреля — мая 2007 года по обвинению в подмене допинг-проб должно быть отправлено в Международную ассоциацию легкоатлетических федераций (IAAF) в течение пяти дней. Затем IAAF либо утвердит объявленное решение о дисквалификации, либо оспорит его в Спортивном арбитражном суде в Лозанне (CAS).

«Теперь, когда решение о дисквалификации принято, в течение пяти дней ВФЛА должна перевести оригинальный текст постановления на английский и французский языки и прислать нам, — сказал «Всему спорту» директор по связям с общественностью антидопинговой службы IAAF Крис Батлер. — Затем мы в антидопинговом отделе IAAF рассмотрим принятые санкции на предмет соответствия антидопинговым нормам. Как правило, этот вопрос решается внутри отдела, но, если возникают какие-то сомнения, мы можем обратиться в апелляционное бюро или в юридическую комиссию. Временных ограничений, в которые мы должны уложиться, по сути, нет. Но если мы не объявим свой вердикт в течение 30 дней, мы потеряем право обратиться в CAS и, соответственно, возможность в случае необходимости оспорить решение ВФЛА».

Крис Батлер также отказался отвечать на вопрос, ведется схожее расследование по факту несовпадения ДНК в отношении каких-либо нероссийских спортсменов или нет. «Вся информация о делах, окончательное решение по которым еще не принято, конфиденциальная. К сожалению, на ваш вопрос я не могу ответить ни «да», ни «нет», — заключил Крис Батлер.

Новости и материалы
В Дании рассказали о беспорядочном характере мобилизация на Украине
ВС РФ нанесли удар по укрывавшимся в доме депутата украинским военным
ФСБ задержала за государственную измену жителя Великого Новгорода
Российские аналитики рассказали, кто строил и оснащал здания ГУР Украины
Россиянам напомнили про новый порядок поступления на целевое обучение
Минобороны рассказало о младшем лейтенанте, принявшем в бою командование над ротой
Начались съемки драмеди с Анной Чиповской и Егором Корешковым
Суд оштрафовал итальянскую журналистку за оскорбление Мелони
Для охраны съезда республиканцев в США задействовали истребитель F-35
Активно используют ИИ-сервисы в учебе 90% первокурсников
На севере Коми восстановили мобильную связь и доступ в интернет
В «Единой России» предложили штрафовать за дискредитацию ценностей
В США стало известно, что снайпер передавал сведения о стрелке до покушения на Трампа
В Приморье проверят информацию о попытке поймать тигра на живую собаку
В России на 30% вырос спрос на аренду IT-специалистов
Педиатр предупредила, чем нельзя кормить ребенка
Суд в Москве приговорил к ограничению свободы наехавшую на прохожих нетрезвую женщину
На севере Израиля обнаружили двухтысячелетнее кольцо
Все новости