Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Последствия пандемии оценим только в начале 2021 года»

Интервью губернатора Ленобласти Александра Дрозденко «Газете.Ru»

Губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко рассказал в интервью «Газете.Ru», как возглавляемый им регион справляется с пандемией коронавируса, какие меры поддержки власти оказывают малому и среднему бизнесу, и на каком этапе находится реализация национальных проектов.
Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо

Национальные проекты

В мае 2018 года президент Владимир Путин подписал утверждающий нацпроекты России указ «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года».

Нацпроекты направлены на обеспечение прорывного научно-технологического и социально-экономического развития России, повышения уровня жизни, создания условий и возможностей для самореализации и раскрытия таланта каждого человека.

Указ Путина во многом указ развивает программы, начатые в 2014-2017 годах, но новые цели, поставленные перед кабмином, куда более амбициозны.

Всего же сформированы нацпроекты по таким стратегическим направлениям, как здравоохранение, образование, демография, культура, безопасные и качественные автодороги, жилье и городская среда, экология, наука, малое и среднее предпринимательство, цифровая экономика, производительность труда и поддержка занятости, международная кооперация и экспорт, комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры.

Нацпроекты должны быть реализованы 31 декабря 2024 года.

— Начнем с главного на данный момент. Как область справляется с коронавирусом? Я тут имею в виду и число заражений и количество койкомест...

— Больницы региона стабильно держат 25-30% свободных коек — они полностью подготовлены, оборудованы кислородом и мониторами слежения. Это действительно полноценные места в наших больницах, а не койки для статистики. Если количество госпитализаций увеличивается, мы соразмерно увеличиваем этот резерв.

У нас закуплено большое количество аппаратов ИВЛ — порядка 800 — и половина из них установлены в ковид-отделениях. Слава богу, все не используются — сейчас нуждающихся в аппарате ИВЛ порядка 100 человек.

Еще со времени первой волны мы полностью переоснастили службу скорой помощи — закупили 78 автомобилей. Сейчас закупаем автомобили «Лада Ларгус» для первичного звена — участковых терапевтов, которые обслуживают пациентов на дому. За лето нам удалось серьезно переоснастить коечный фонд: закупить 1876 кроватей и столько же мониторов слежения, аппараты УЗИ, палатные рентген-аппараты, дифибриляторы, инфузионные станции, шприцевые насосы и другое оборудование.

Рост заболевания удается сдержать при помощи нашей системы «светофор». Ограничения вводим в зависимости от уровня заболеваемости.

В «красной» зоне, где заболеваемость высокая, ограничиваем посещение общественных мест, а силы медиков концентрируем на помощи пациентам с COVID-19. В «зеленой» зоне ограничений меньше и сохранена плановая помощь. Ситуация тревожная, но управляемая. Это главное.

— Насколько сильный удар пандемия нанесла по экономике региона?

— Наши прогнозы по развитию ситуации не оправдались, но не оправдались со знаком «плюс». Хотя, в полной мере последствия, я думаю, сможем оценить только в начале следующего года. А полное восстановление рискует затянуться до 2022 года.

Конечно, по итогам пяти месяцев этого года, когда основной пик «первой волны» был пройден, негативные последствия для социально-экономического развития Ленинградской области были очевидны. В 5,3 раза по сравнению с началом года, выросла безработица, в том числе регистрируемая, на 6% по сравнению с 2019 годом снизились обороты в сфере услуг, из-за карантинных мер на внешних и внутренних рынках частично были нарушены цепочки в производственной сфере, увеличены сроки поставок, что отразилось на объемах промышленности, экспорте и темпах роста инвестиций. В мае индекс промышленного производства составил 97,4%. Но уже начиная с июля, ситуация в регионе начала постепенно выправляться. По данным за 10 месяцев индекс промышленного производства уже составляет 99,1%, в том числе по обрабатывающим производствам мы вышли в «плюс» — 100,5% к уровню 2019 года. Стабилизируется ситуация на рынке труда Ленинградской области — уровень зарегистрированной безработицы стабильно сокращается, к концу года прогнозируем выход на уровень не выше 2,5%.

Несмотря на кризисную ситуацию, растет средняя номинальная заработная плата — сегодня это 47 413 рублей — на 2,5% выше по сравнению с этим же периодом прошлого года. Реальная заработная плата, пока еще на уровне 99,8%, но к концу года, думаю, выйдем на докризисный уровень.

Сохраняются темпы роста розничной торговли (+5,6%), улучшается ситуация в сфере услуг. По итогам девяти месяцев область сохраняет первое место по вводу жилья на душу населения, а всего в 2020 году введено 1827,3 тысяч кв. м жилья. По нашим оценкам до конца 2020 года положительную динамику сохранят сельское хозяйство, торговля и транспорт. В целом по промышленности области ожидается незначительное снижение — на 0,3%, при этом в обрабатывающих производствах ждем роста на 0,4%. По итогам года ожидается существенный минус по экспорту, инвестициям, строительству и платным услугам. Однако в целом, складывающиеся тренды дают основания ожидать, что к концу года темпы экономики Ленинградской области стабилизируются на уровне 100,1%.

— В федеральном центре всегда говорят, что пандемия не должна отражаться на реализации нацпроектов. При этом отмечают, что их можно и нужно корректировать. Как с ними у вас обстоят дела?

— Действительно, сегодня и на федеральном, и на региональном уровнях идет большая работа по корректировке показателей целого ряда национальных проектов. Речь идет, конечно, не об окончательных целях, а о промежуточных контрольных точках. Причем, далеко не все из них «сдвигаются» на более поздние сроки. По многим идет уточнение в сторону повышения установленных ранее значений, так как они оказались более чем выполнимыми. Проведение такой актуализации с поправкой на реальные обстоятельства обязательно для проектов, рассчитанных на длительный срок. Это позволяет гибко реагировать на риски, возникающие в ходе реализации задач, грамотно перераспределять ресурсы, в том числе денежные, сосредотачиваться на том, что действительно важно для выполнения задач, поставленных Президентом России к 2024 году.

— Малый и средний бизнес пострадал в пандемию больше остальных. Какие адресные меры в области предпринимают для оказания им поддержки?

— Для малого и среднего бизнеса мы еще 20 марта открыли «горячую линию». Буквально за первые две недели получили от предпринимателей сотни предложений, это помогло в сверхкороткий срок запустить первый пакет мер господдержки предпринимателей.

Например, была снижена ставка по УСН по категории «доходы» с 6% до 1% по 28 видам деятельности в сферах, наиболее пострадавших в связи с распространением коронавируса. Это примерно 250-270 млн рублей в год, которые остались у малого бизнеса. Мы дали отсрочку и отмену оплаты аренды государственного и муниципального имущества. По итогам этой меры, наши предприниматели сэкономили 19,4 млн рублей.

У нас был принят закон о предоставлении льготы по налогу на имущество организаций арендодателям, понизившим ежемесячную арендную плату не менее, чем на 50%, либо освободивших арендаторов от нее, в размере суммы снижения арендной платы арендаторам. Также была увеличена на 70 млн рублей финансовая поддержка, оказываемая региональной микрокредитной компанией: введены «антикризисные» микрозаймы для бизнеса.

Кроме того, на 90 млн был увеличен объем прямых субсидий предпринимателям на возмещение затрат, связанных с уплатой процентов по кредитам, на деятельность социальной направленности, работодателям, приостановившим деятельность — в сфере общепита, торговли, бытовых услуг. Общий объем таких субсидий составил 158 млн рублей. В целом в этом году на поддержку в виде субсидий предусмотрено свыше 400 млн рублей, которые в большей части были предоставлены в период первой волны пандемии.

Помимо поддержки бизнеса, мы ввели региональные выплаты в сложный период для безработных, индивидуальных предпринимателей и самозанятых. Более 7800 безработных граждан и 1410 самозанятых получили поддержку на общую сумму 50,5 млн рублей. Плюс область оказывала поддержку детям тех, кто остался без работы и детям самозанятых, общая сумма выплат составила 21,9 млн рублей. Выплаты из регионального бюджета для индивидуальных предпринимателей, чья деятельность была приостановлена в связи с ограничительными мерами, и их детей составили в общей сумме 53,93 млн рублей.

— На фоне пандемии и всего, что с ней связано, недавно прошла новость о том, что треть всего инвестпортфеля РФ сопровождает Агентство экономического развития Ленобласти. Как удалось достичь такого успеха?

— Агентство экономического развития Ленинградской области сопровождает 335 инвестиционных проектов с общим объемом инвестиций 3,2 трлн рублей, что составляет треть от общероссийского портфеля агентств инвестиционного развития.

Во-первых, регион привлекает инвесторов общими границами с ЕС, близостью к трудовому и потребительскому рынку Санкт-Петербурга, а также развитой инфраструктурой. Сегодня в Ленинградской области реализуется более 10 мегапроектов, таких как Комплекс по переработке этансодержащего газа в районе поселка Усть-Луга, универсально-перегрузочный комплекс в порту Приморск с грузооборотом до 70 млн тонн в год, завод по производству аммиака и карбамида компании «ЕвроХим» и другие. Суммарный объем инвестиций по этим 10 крупнейшим проектам составляет более 2,5 трлн рублей, в результате их реализации будет создано более 18 000 рабочих мест.

Во-вторых, в регионе выстроена комплексная инфраструктура поддержки инвесторов. Многие компании уже оценили помощь Агентства экономического развития Ленинградской области как «единого окна» по сопровождению инвестиционных проектов в регионе.

В-третьих, благодаря налаженному диалогу с бизнесом мы регулярно получаем обратную связь относительно тех мер поддержки, которые необходимы и постоянно совершенствуем систему налоговых льгот. Только за последний год было принято два новых закона. Закон о Региональном инвестиционном проекте стимулирует создание новых промышленных предприятий и расширение действующих.

К нам уже поступило 9 заявлений на включение в реестр региональных инвестиционных проектов. В апреле принят закон об Инвестиционном налоговом вычете, который позволяет уменьшить сумму налога на прибыль организаций на часть инвестиционных расходов. И мы уже приняли решение об увеличении доли возмещаемых расходов с таким расчетом, чтобы инвестор мог вернуть до 100% затрат на приобретение нового оборудования.

Кстати, наше эффективное взаимодействие с бизнесом подтверждают результаты опроса фирм-членов Ассоциации европейского бизнеса, согласно которому 85% зарубежных компаний планируют продолжить инвестировать в региональную экономику: показатель вырос на 5% в 2020 году. Это лучшая оценка нашей работы, когда уже действующие предприятия продолжают инвестирование в регионе.

— Как идет взаимодействие с властями Петербурга? Какие вызовы в этом плане возникают перед властями области? Как удается их преодолевать?

— С правительством Санкт-Петербурга и лично Александром Дмитриевичем Бегловым ведем открытый диалог. У нас работают два координационных совета — по общим вопросам социально-экономического развития и по планам развития транспортной системы города и области. Внутри корсоветов действуют экспертные и рабочие группы.

Основные интеграционные направления очевидны: это — транспорт, развитие инфраструктуры, социальная сфера, экологическая безопасность. Но, конечно, главным предметом для координации действий в 2020 году стала пандемия COVID-19. Мы стараемся синхронно вводить и снимать ограничения, решая общую задачу — с одной стороны, обеспечить здоровье и безопасность граждан, с другой — сохранить экономику.

— Вы активно взаимодействуете с жителями области посредством Инстаграма. В этом смысле «достучаться» до вас довольно просто. Что происходит, если житель Ленобласти обращает ваше внимание на какую-то проблему? Есть ли ещё какие-то действенные каналы связи с властями региона?

— У нас создана целая система реагирования на проблемы, которые обозначают жители Ленинградской области в моем Инстаграме, в других социальных сетях. Каждый профильный комитет в режиме 24/7 отслеживает поступающие жалобы и реагирует на них: доходим до каждой лампочки в подъезде. И, конечно, обобщаем жалобы, делаем выводы, что нужно исправить на системном уровне.

С середины ноября у нас запущен Центр управления регионом: он координирует работу всех органов власти региона по жалобам и обращениям жителей в сети Интернет, ведет постоянный мониторинг социальных сетей.

Все это не значит, что я не читаю Инстаграм, или не отвечаю сам. Наоборот, диалог с жителями у меня очень оживленный, порой до двух часов ночи отвечаю. При этом не ухожу и от классических форм обратной связи: регулярно провожу прямую телефонную линию с гражданами, она ориентирована на пожилых ленинградцев, тех, кто интернетом не пользуется, и, конечно, постоянно встречаюсь с людьми в ходе рабочих поездок.

— На выборах в этом году вы получили 83,6%. Результат, прямо скажем, более чем убедительный. С чем вы связываете такое доверие со стороны жителей Ленобласти?

— Связываю как раз с тем механизмом взаимодействия с жителями, который у нас создан, с политикой открытости, которую проводим. Я выдвинул тезис: мы — одна большая ленинградская семья. И в семье мы всегда поможем друг другу, всегда будем стоять друг за друга, всегда решим любые проблемы.

Rambler-почта
Mail.ru
Yandex
Gmail
Отправить письмо