Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Миллион за 10 секунд: кто платит за жестокость в прямом эфире

Как блогеры зарабатывают на издевательствах в онлайн-трансляциях

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Треш-стримеры — ведущие трансляций в прямом эфире, во время которых блогеры бьют, обливают мочой и даже закапывают заживо других участников, — с октября 2020 года стали фигурантами двух уголовных дел. По словам психологов, зрители таких видео готовы платить большие суммы за возможность сделать чужими руками то, на что не решаются сами. Интерес таких людей помогает блогерам зарабатывать: в том, как строится треш-стриминг, кто в нем участвует и как он приносит доход, разбиралась «Газета.Ru».

Что такое стрим и почему сейчас все о нем говорят?

В сети набирают все большую популярность стримы — онлайн-трансляции с привлечением аудитории. Для них есть специальная площадка под названием Twitch — видеостриминговый сервис, специализирующийся на тематике компьютерных игр. Только за последний месяц аудитория этого сервиса выросла на 800 тыс. человек, сообщает платформа Social Blade. Трансляции проводятся и на YouTube и охватывают разную тематику.

«Прямая трансляция-стриминг позволяет создавать двухстороннюю связь между тем, кто ведет трансляцию и тем, кто ее смотрит двумя основными способами: первое — это чат, доступный для любого зарегистрированного человека, и второе — это «донаты». Последнее предполагает, что вы можете заплатить определенную сумму, и ваше сообщение увидит прежде всего человек, ведущий трансляцию. Таким образом вы привлечете его внимание, а заодно и всех людей, кто в данный момент его смотрит», — рассказал «Газете.Ru» эксперт по созданию эко-систем, киберспортивный комментатор-стример Михаил Бахман.

В конце 2020 года к стримерам привлекли внимание две громкие истории с их участием, в результате которых были возбуждены уголовные дела: их фигурантами стали блогеры, создававшие контент в жанре треш-стриминга, в ходе которого в прямой эфир транслируются издевательства над людьми.

Одно из них было заведено после смерти 26-летней Валентины Григорьевой, скончавшейся 2 декабря: 30-летнего блогера Стаса Решетникова (Reeflay) подозревают в умышленном причинении вреда ее здоровью.

О смерти девушки первыми узнали в сети, после того как ее тело в прямом эфире показал Reeflay. На видео Решетников выходит на балкон и вытаскивает оттуда бездыханное тело девушки.

Несмотря на то что девушка лежала, не двигаясь, блогер решил продолжить прямой эфир и даже признался, что виноват в смерти девушки. «Она замерзла на балконе. Это я виноват, закрыл ее там», — сообщил стример подписчикам.

Сейчас Стас Решетников находится в СИЗО, в то время как его ранее отснятые трансляции активно просматриваются миллионами людей. Они содержат, в основном, треш-контент. Вверху кадра даже указаны расценки: в ходе своих эфиров блогер предлагал поставить любого из участников трансляции в угол за сто рублей, а за тысячу разбить яйцо об голову.

Незадолго до этого, 19 октября, блогер Андрей Бурим, известный под ником Mellstroy, разбил лицо гостье стрима Алене Ефремовой в прямом эфире. Позже у нее диагностировали серьезную травму головы и множественные ушибы, после чего она обратилась с заявлением в полицию.

На следующий день администрация видеохостинга YouTube заблокировала канал Бурима, однако он продолжил вести свои трансляции с другого канала.

«Мопс дядя Пес» — как прародитель отечественного треш-стриминга

История у российского треш-стриминга непродолжительная — первый канал подобного рода появился в рунете в 2016 году. Тогда эту нишу заняли двое бывших заключенных с каналом «Мопс дядя Пес». Андрей Щадило и Сергей Новиков по очереди становились ведущим или исполнителем разных заданий. Прейскурант состоял по большей части из унижений и побоев. Как сообщают СМИ, в одной из трансляций исполнитель даже согласился на выстрелы в голову из травматического пистолета за 50 тысяч рублей.

При этом иногда героев треш-трансляций блогеры «передают» друг другу – так, Валентина Ганичева из Брянской области производители треш-контента используют уже несколько лет. За это время о него разбивали яйца, били на камеру, поливали мочой, ему плевали в глаза водкой с кетчупом.

МВД, Следственный комитет и Уполномоченный по правам человека в Брянской области попытались вмешаться в происходящее после стриминга его «похорон»: тогда Ганичева заживо закапывали в землю в прямом эфире. Однако сам Валентин пресекает всякое вмешательство и настойчиво твердит сотрудникам правоохранительных органов, что «он здесь по доброй воле».

Миллион рублей за 10 секунд

Как отмечает профессиональный стример Михаил Бахман, прямые трансляции становятся для ведущих стримов источником дохода. Сумма «донатов» может варьироваться от минимальной стоимости, установленной стримером в 50 рублей, до 1 000 000 рублей за одно сообщение на трансляции, которое провисит на экране ведущего около 10 секунд.

Кроме того, заработать на стримах можно и за счет рекламы. По словам Михаила Бахмана, за рекламу в одной трансляции рекламодатели могут предложить от 250 до 500 тысяч рублей: «В основном это компании, связанные со ставками, а после уже идут техника, одежда и все чему отвечает, на взгляд рекламодателя, данный стример. При этом реклама всегда нативная, не прямая», — объяснил он.

Рекламодатели чаще всего выбирают блогеров, которые создают мирный контент и не совершают преступлений в прямом эфире, отмечает Михаил Бахман. По его словам, ситуации Стаса Решетникова и Андрея Бурима — скорее исключение, чем растущая тенденция.

«Действительно треш-стриминг — понятие существующее, но случай с Reeflay — это «хардтреш», то есть случайно вышедшая из-под контроля импровизация, которая привела к серьезным последствиям. В 99,99% случаев треш-стриминг ограничивается некультурной лексикой и практически никогда не связан с физическим ущербом себе или другим», — подчеркнул эксперт.

Не подтвердила нарастающую популярность треш-контента и соучредитель коммуникационного агентства MertConsult Мила Соловьева. «Наше общество не в таком плохом состоянии, чтобы это переходило в систему.  Все-таки это единичные случаи, которые не могут быть показательными в общей статистике», — пояснила она «Газете.Ru».

При этом найти своих спонсоров могут и создатели треш-контента, уверена эксперт: «Треш-стриминг — это низменное проявление человеческой натуры. Это жестокость и ничему хорошему не учит. Однако, что касается заработка — рекламодатели всегда найдутся. Это могут быть конторы, которые предлагают делать ставки, лохотронщики, которые предлагают «заплатить тысячу рублей и выиграть миллион». В любом случае, таких блогеров нужно блокировать, так как они должны приносить полезную информацию, а не деструктивную».

Почему людям нравится смотреть на жестокость в прямом эфире

Аудитория треш-блогеров формируется далеко не случайным образом, отмечает психолог Светлана Изотова. По ее словам, в человеке может быть заложена предрасположенность к агрессивному поведению – некий «ген маньяка», который может передаваться по наследству. При этом в большей степени он взращивается в родительской семье и имеет корни в воспитании.

«Если в семье конкретного человека агрессия, насилие, безнаказанность — это норма, не стоит удивляться, что она так же проявляется за ее пределами. Если ребенку до 6 лет не удается привить чувство, что он в ответе за то, что делает и будет наказан за проступок, формируется устойчивое чувство безнаказанности, и мы получаем потенциального маньяка, у которого все чувства притупляются, он застревает в психическом детском состоянии», — рассуждает специалист. 

Сами стримеры подчеркивают, что их аудиторией в отдельные моменты может руководить желание увидеть на экране то, на что никогда не решишься сам.

«Это может быть все что угодно — побриться налысо, например, набить тату или выпить залпом что-то горячительное. Более того, люди чувствуют единение с ведущим трансляции. Если раньше они, приходя домой, включали телевизор и не могли быть сопричастными к происходящему, то теперь они смотрят и участвуют в процессе. В этом и состоит основная привлекательность», — заключил Михаил Бахман.