«Один шприц на 10 человек»: кто лишил больницы инвентаря

«За счет пациентов»: почему больницы не закупают шприцы и бинты

Неграмотное распределение бюджета российских больниц приводит к нехватке мединвентаря — в итоге медсестры ставят уколы одним шприцем, больные стирают бинты, а врачи просят пациентов самостоятельно закупать расходники. Эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», считают, что подобные инциденты происходят из-за того, что около 90% финансирования уходит на зарплаты медработников, а главврачи допускают халатность, распоряжаясь выделенными государством деньгами.

Нехватка элементарного медицинского инвентаря — в частотности шприцев и бинтов — обусловлена тем, что средства на финансирование здравоохранения неверно распределяются как на уровне правительства, так и руководства медучреждений, сообщила «Газете.Ru» директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович.

По ее словам, из-за жалоб на недостаточную оплату труда в здравоохранении правительство решило отдавать большую часть бюджета на зарплаты врачей, а не на инструментарий, лекарства и другие необходимые медучреждениям аспекты. По данным Попович, более 90% выделенных на здравоохранение средств в России тратится на кадры, в то время как 10% идет на оплату всего остального.

Отметим, что еще 8 сентября вице-премьер РФ Татьяна Голикова в эфире Первого канала заявила, что расходы на зарплаты в регионах РФ составляют 80% от всего финансирования. При этом, по ее словам, в оставшиеся 20% «не умещаются» другие немаловажные пункты.

«Это безобразие означает, что врачи получают зарплату без связи с результатом, потому что они не могут его дать в отсутствии оборудования, лекарств и тд. В таком случае мы финансируем их сидение на месте — естественно денег на закупку инвентаря не хватает», — поясняет Попович.

Она добавила, что сейчас органы муниципального финансового контроля следят только за выплатами зарплаты медработникам, в то время как траты на бинты, шприцы и другое находятся вне надзора.

«Поэтому отсутствие расходных материалов и медицинских изделий связано с плоской политикой главных врачей по выполнению контролируемых показателей», — отметила Попович.

По ее словам, те деньги, которые больница получает в рамках системы Обязательного медицинского страхования (ОМС), главврачи расходуют на зарплаты в ущерб закупке инвентаря. Таким образом руководители медучреждений пытаются выполнить установленные нормы.

«В итоге иногда они делают хитрую вещь — заставляют таскать пациента свои бинты, пластыри и так далее. И в результате совершенно спокойно увеличивают долю, которую направляют на заработную плату. Получается, все это происходит за счет экономии на пациентах», — сообщила Попович.

В Ассоциации медицинских сестер России подтвердили, что нередко сотрудникам медучреждений, а именно медсестрам, приходится просить пациентов принести инвентарь. «Сотрудницы вынуждены обходиться без инвентаря, поэтому они обращаются к пациентам. Это давно практикуется и, к сожалению, никуда не уходит.», — рассказала «Газете.Ru» представитель общественной организации Наталья Серебренникова.

Однако бороться с нехваткой расходников не в компетенции медсестер, отметила эксперт. «Медсестре, которая не получила расходный материал, сложно понять, чем это вызвано, поэтому она обращается к старшей медсестре, а та — к руководителю. Пойти в местный Минздрав медсестра не может без доказательств халатности — этот вопрос решают главврачи. Но, конечно, они не должны допускать, к примеру, повторного использования шприцев и других одноразовых материалов», — отметила член Ассоциации медсестер РФ.

Именно такую халатность зафиксировали в Буденновске Ставропольского края. Там, по данным регионального СК, медсестры инфекционного отделения ГБУЗ СК «Краевой центр СВМП №1» использовали один и тот же шприц для промывания катетеров нескольким пациентам. Это привело к тому, что пятеро пациентов — в том числе трое детей — заразились ВИЧ-инфекцией.

Согласно материалам ведомства, массовое заражение произошло в 2018 году. Тогда в инфекционное отделение с разными заболеваниями поступили годовалый ребенок, женщина и двое мужчин, сообщал газете «Ставропольские ведомости» источник в больнице. Состояние одного из больных показалось врачам подозрительным, однако проверять его на ВИЧ-инфекцию не стали. Все пациенты спокойно проходили свое лечение – каждому из них установили катетеры, которые необходимо промывать два раза в день.

«Кто-то из дежуривших медсестер оттянул на катетере мужчины резиночку, чтобы промыть его, после чего выступила капля крови. Медсестра впрыснула кубик физраствора и пошла с этим шприцем дальше по больным, разделив его на всех. Собственно, они были сразу обречены», — рассказала одна из подчиненных обвиняемой.

В итоге все пациенты, включая годовалого ребенка, заразились от мужчины ВИЧ-инфекцией — он, как выяснилось, приобрел ее половым путем, но не знал об этом. Уже после того как больных выписали из учреждения, у несовершеннолетнего пациента стали проявляться первые симптомы ретровируса — через два месяца, в сентябре, он вновь поступил в то же отделение с диагнозом ОРВИ. Также врачи зафиксировали у ребенка другие подозрительные симптомы, в связи с чем решили проверить малолетнего больного на онкологию и ВИЧ.

В то же время на соседней кровати с ним и в близлежащей палате находились еще двое детей. «Тогда ситуация банально повторилась по образу и подобию. Вряд ли той же медсестрой — скорее всего, другой ее коллеге тоже было лень за шприцем сходить», — сообщила одна из медработниц данной больницы «Ставропольским ведомостям».

Позже пришли анализы, которые подтвердили наличие инфекции у ребенка — он также стал источником болезни для последующих пациентов.

В связи с тем, что в период заражения всеми сотрудницами руководила старшая медсестра, ее обвинили в отсутствии контроля над средним персоналом. 15 ноября региональный СК направил дело против женщины в прокуратуру для утверждения обвинительного заключения и последующей передачи в суд.

В свою очередь коллега обвиняемой постовая медсестра больницы уверена, что данная ситуация произошла из-за нехватки шприцев – якобы она лично ходила по палатам и просила пациентов самостоятельно покупать инвентарь и лекарства. «Но самое ужасное начиналось ночью, когда оставался лишь один шприц на 10 человек. Мы подходили к другим пациентам, которые давно лежали, и просили одолжить шприц», — заявила сотрудница учреждения, передает RT.

Главврач ГБУЗ СК «Краевой центр СВМП №1» Рустам Есенакаев отрицает данную информацию — по его словам, данное происшествие случилось из-за нарушения «элементарных норм, которое допустили отдельные работники».

«В больнице имеется огромное количество одноразового инструментария, но они им пренебрегли. В результате проверки Росздравнадзора и Минздрава была вынесена масса дисциплинарных взысканий. Сама фигурантка дела уволилась еще в первые дни происшествия», — заявил главврач больницы «Газете.Ru».

Похожая ситуация произошла и в поселке Вершино-Дарасунский Забайкальского края. Там на встрече с врио губернатора Александром Осиповым 22 июля 2019 года местные жители пожаловались, что из-за отсутствия инвентаря они вынуждены стирать и повторно использовать одноразовые бинты.

«Бывало, стирали себе бинты, потому что не было возможности купить. Мне бы хотелось знать, почему? Почему-то Минздрав направляет запрос в больницу про обеспеченность лекарствами и вынуждает их отвечать, что все есть»,

— заявила сельчанка, передавал порт «Чита.Ру».

Она добавила, что медработники также не выдают бесплатные лекарства — в том числе и детям. В связи с заявлением женщины Росздравнадзор и прокуратура запустили проверки, по итогу которой ведомства не выявили факт недостатка инвентаря, однако местные жители не согласились с этим.

«Это не фейк! Так и есть, нужно приносить все с собой на перевязки. В больницах все платно!» — сообщила горожанка Марина Бубнова в сообществе «ЧВК Чита» в соцсети «Вконтакте».

По словам забайкальцев, они вынуждены везти в больницу мединструментарий, купленный за свой счет. «Мы вынуждены покупать перекись водорода и бинты, не говоря о лекарствах. А кормят так, что и не каждая свинья будет есть», — отметила жительница села Нижний Цасучей Ольга Филатова.