Пенсионный советник

На Украине поют и ругаются

На Украине горячо обсуждают флешмобы с советскими песнями

Егор Паромный 01.12.2016, 11:00
Кадр из видео TV5/Youtube.com

Несколько дней назад по Украине прокатилась серия «песенных» флешмобов. От нескольких десятков до сотни человек собирались в разных городах и a cappella исполняли знаменитые советские песни — от «Катюши» до «Старого клена». Участники флешмоба уверяют, что они поют по велению души, однако некоторые политологи считают, что за этими акциями стоит циничный расчет.

«Песенный» флешмоб начался с Запорожья, где студенты местного музыкального училища собрались на железнодорожном вокзале и без музыкального сопровождения, a cappella, исполнили песню из советского кинофильма «Весна на Заречной улице». Следующим был Харьков — тут на вокзале около 100 человек спели песню «Старый клен». Потом в Одессе на вокзале исполнили знаменитую «Смуглянку-молдаванку». Флешмоб был подхвачен в Москве — на Киевском вокзале несколько десятков молодых ребят и девушек хором спели украинскую песню «Распрягайте, хлопцы, коней».

30 ноября флешмоб продолжил Днепропетровск: сотни людей в здании железнодорожного вокзала спели «Катюшу».

К акции присоединился даже народный депутат Александр Вилкул, который заявил, что «оказался там неслучайно».

«Вчера вечером позвонили ребята и попросили, учитывая наличие в городе немногочисленных, но крайне агрессивных нациков, в том числе в высших кабинетах власти, приехать и «прикрыть» их депутатским мандатом. Мы всегда будем петь любимые песни», — заявил депутат.

Флешмобы вызвали огромный отклик как в прессе, так и в социальных сетях. Люди, которые присутствовали на вокзалах во время исполнения песен, подпевали и снимали на телефоны. Отклики обычных пользователей соцсетей и случайных зрителей были в целом очень позитивные — уставшие от политических новостей и нарастающей истерии по поводу декоммунизации и русофобии люди соскучились по позитивным впечатлениям.

Одновременно с этим флешмобы вызвали истерическую реакцию со стороны активистов «евромайдана» и критическое, а иногда и осуждающее отношение со стороны переселенцев из Донецка и донецких ополченцев.

Примечательно, что песенные флешмобы последовали сразу за предложением председателя комитета Верховной рады Украины по вопросам свободы слова и информационной политики Виктории Сюмар о проведении флешмоба в поддержку украинской песни.

«Одесситов опять подставили»

Некоторые украинские политики, придерживающиеся пророссийских взглядов, поспешили разделить информационную славу от флешмобов. Так, например, член комитета Верховной рады Украины по вопросам правосудия Ирина Бережная заявила: «Люди показали, что устали бояться и ненавидеть, все хотят мира, стабильности и любви.

Мы выросли на старых, добрых советских песнях, и это невозможно искоренить указами о декоммунизации.

Это живет в сердце и в душе. Это неотъемлемая часть всего нашего существа!»

Зампредседателя правления Союза писателей ДНР Владислав Русанов написал на своей странице в соцсети, что внимательно просмотрел ролики с флешмобами в Одессе и Харькове вместе с дочерью, которая разбирается в видео- и звукозаписи.

По его словам, «в Харькове звук записан студийно и наложен на изображение. А Одесса — нет. Это запись прямо с вокзала. Да и видеосъемка не на профессиональную аппаратуру. Явно не «заказуха». Это реальный флешмоб в хорошем смысле этого слова. Одесса в очередной раз показывает свой характер. Только боюсь я, что одесситов, в очередной раз, подставили».

Активисты «евромайдана» и политтехнологи, близкие к власти, сразу увидели в этой акции следы так называемого «плана Шатуна» (по дестабилизации обстановки на Украине), о котором так много говорили и писали еще месяц назад со ссылкой на якобы взломанную переписку Владислава Суркова. По словам политолога Андрея Окары, главная идея таких акций — «включить Украину в информационную повестку и продемонстрировать желание украинцев единения с братским народом».

Окара заявил, что ему известны приблизительные расценки на такие мероприятия: одна акция стоит около $10–15 тыс.,

из которых половину забирает себе организатор, а участники акции получают гонорары в пределах $100–150. По его словам, получают деньги и те, кто «разгоняет» информацию по социальным сетям.

«Мы не поем украинских песен»

К мнению Окары присоединились сторонники «евромайдана» в Харькове. Например, Никита, студент харьковской консерватории, просто возмущен тем, что некоторые его одногруппники принимали в этом участие.

«Мы не развиваем украинскую музыку, не поем украинских песен, а потакаем российским попыткам втянуть нас в периметр русской культуры, — заявил он «Газете.Ru». — Это возмутительно! Видимо, недостаточно запретов на российские фильмы, квот на украинскую музыку, запретов на российские телеканалы — нужно еще приложить много усилий, чтобы вытравить вату у них из мозгов».

«Газете.Ru» удалось найти только одного участника флешмоба в Харькове, он действительно является студентом консерватории, но в настоящее время уехал к родителям в Красноград. Андрей (имя изменено) утверждает, что идея возникла у него и его друзей после того, как они увидели акцию в Запорожье: «Это было совсем несложно — мы просто собрались, списались с ребятами в соцсетях, желающих было немало. Пришли и спели».

Собеседник «Газеты.Ru» подчеркивает, что никакого стороннего вмешательства в эту акцию не было, никто им не платил деньги, но

теперь он получает много угроз в свой адрес, в том числе со стороны своих одногруппников.

Поэтому он был вынужден уехать на время к родителям.

Политтехнолог Дмитрий Мельников считает, что даже если Андрей не лукавит, то точно многого не понимает в том, как проходят такие акции.

«У меня нет достоверной информации, стал ли инициатором этой акции кто-то из окружения нынешнего мэра — Геннадия Кернеса. Хотя он большой любитель изобразить из себя «бога из машины» — героя греческих трагедий, который исподволь руководит различными событиями. Он вполне мог, увидев акцию в Запорожье, дать команду организовать нечто подобное в Харькове.

Спросите — зачем? Причин много — от простого желания «щелкнуть по носу» так надоевших ему майдановцев до серьезных сигналов в сторону Москвы.

Впрочем, есть вероятность, что ребята сами решили поиграться во флешмоб, но шанс 10–15%, не больше», — говорит эксперт.

Резко негативную реакцию, как ни странно, флешмобы вызвали у переселенцев с Донбасса, ополченцев и людей, и сейчас живущих в ДНР и ЛНР.

Так, тот же Владислав Русанов написал сразу после флешмоба на Киевском вокзале в Москве: «Мои дорогие сентиментальные донецкие и луганские друзья, пускающие слезу, когда видят ролик с песенным флешмобом в Запорожье, Харькове или Одессе. Да, на Украине есть еще люди, которые не хотят смертей в Донбассе. Поэтому если нас против воли впихнут в Цэевропу, и вы пойдете в концлагеря (ну, или просто в расход, как генетический мусор), они выразят решительный протест — споют в Киеве на вокзале что-нибудь душевное. Ну, например, «Спят курганы темные». Конечно же, это очень облегчит вашу участь.

Подыхать с отбитыми почками или выхаркивая легкие гораздо приятнее, когда знаешь, что хорошие люди поют в твою поддержку «Спят курганы темные».

Известный донецкий ополченец Алексей Хрящев выразился еще более жестко: «Мы сомневаемся в искренности участников песенных флешмобов. Мы задаем вопрос — почему сейчас, спустя столько времени? Мы интересуемся, кто организовал, с каким умыслом? Мы любопытствуем — где вы раньше были? Ну так мы имеем на это право. Больше всех других, пострадавших».

Ополченец, автор книги «Рубикон» и редактор группы «Русское государство», Павел Кухмиров заявил, что «вся эта история с песенными флешмобами уже вполне отчетливо начинает раздражать. Говорю это откровенно. Нет, поначалу мне самому понравилось. Приятно было видеть, не скрою. Но когда всему этому действу начали придавать пафос борьбы с фашизмом — все это стало как-то уже не смешно».

Кухмиров обратился к «гражданам певцам», призвав их «не впадать в благоглупости на ровном месте» и называть флешмобами то, что ими не является.

«С фашизмом борются не те, кто поет задушевные песни в Одессе, Херсоне и Запорожье, — продолжил он. — С фашизмом борются уроженцы Одессы, Херсона и Запорожья, которые здесь, на Донбассе, взяли оружие в руки. Или не взяли, но приближают победу вместе с теми, кто взял. А еще те, кто рискует жизнью в подполье. Там, на оккупированной территории. Вот они действительно борются с фашизмом. А песни — это хорошо. И очень душевно. Спору нет. Но кому пришло в голову называть это борьбой?»