Клад Нарышкиных пересчитали в евро

Клад Нарышкиных оценили в €4 млн

В Петербурге эксперты назвали цену клада Нарышкиных, найденного при ремонте старинного особняка. Две тысячи серебряных изделий оценили в €4 млн. Потомки Нарышкиных на клад не претендовали: он перейдет государству, а половину его стоимости разделят между собой три частные компании — владельцы особняка.

В четверг в Петербурге прошла пресс-конференция, на которой реставраторы, искусствоведы и оценщики рассказали о том, что сейчас происходит со знаменитым кладом Нарышкиных, найденным в 2012 году во время реставрационных работ в особняке постройки 1832 года. Как выяснилось, только на днях была закончена экспертиза по оценке ювелирных изделий.

«Стоимость клада, найденного в особняке на улице Чайковского, составляет 189 542 000 руб., или примерно €4 млн», — заявил Александр Гагарин, президент Коллегии экспертов и оценщиков ювелирных изделий и антиквариата.

Такая сумма получилась вследствие того, что оценивалось не каждое ювелирное изделие отдельно (в таком случае совокупно клад стоил бы примерно 42 млн руб.), а вся находка целиком. По словам эксперта, на большинстве предметов стоит герб семьи Нарышкиных, что позволяет рассматривать эти вещи как коллекцию. Кроме того, данная коллекция имеет подтвержденный провенанс, в нее входят изделия, выполненные русскими и французскими мастерами в разное время, но в одном стиле. Отметим, что почти все вещи российских дворянских родов после революции были или вывезены за границу, или экспроприированы и затем распроданы по отдельности. Поэтому клад Нарышкиных представляет и этнографическую ценность.

«Эта коллекция является эталонной с исторической точки зрения, — заявил Гагарин. — Она цельная, принадлежит одной семье, выполнена мастерами, демонстрирует вкусы эпохи.

Все эти факторы повлияли на окончательную оценку».

С Гагариным согласна Евгения Фурсикова, искусствовед из Константиновского дворца, где сейчас экспонируется клад Нарышкиных. «Ни у одного музея мира нет такой полной сервировочной коллекции, — сказала она. — По ней можно обучать этикету XIX века».

По мнению искусствоведа, делить такую уникальную коллекцию категорически нельзя, ее необходимо сохранить в первозданном виде.

Самыми дорогими вещами клада оказалась пара канделябров. Сейчас они стоят 2,2 млн руб. Это штучные изделия, вес которых около 15 кг. Самой дешевой вещью стала расческа без нескольких зубьев, ее оценили в 500 руб.

Александр Новиков, представитель компании «Интарсия», рассказал, что экспертиза клада заняла больше года, к оценке привлекли множество экспертов-искусствоведов и ювелиров. Они сопоставляли предметы клада с аналогичными изделиями, продаваемыми на аукционах Cristie's и Sotheby's, изучали прейскуранты ювелирных торговых домов дореволюционной России. Сейчас, по словам Новикова, за клад отвечает компания «Интарсия».

Позднее компания официально передаст его государству, а 50% стоимости клада разделят между собой три частные компании — владельцы особняка на улице Чайковского, 29.

Рабочим, нашедшим клад, никаких денег между тем не достанется. Как пояснили в полиции Петербурга «Газете.Ru», рабочие-гастарбайтеры пытались скрытно вынести клад с объекта по частям, но были остановлены службой безопасности «Интарсии». В отношении них возбудили уголовное дело.

При этом в самой «Интарсии» ранее заявляли, что клад нашли не рабочие, а начальник реставрационных работ в особняке Нарышкиных Дмитрий Королев.

Потомки Нарышкиных на клад не претендовали. Зато появилось множество аферистов и просто наивных однофамильцев, рассчитывающих получить круглую сумму. Порой они приходили в Константиновский дворец, показывали паспорт с фамилией Нарышкин и требовали «свои драгоценности».

К реставрации особняка Петра Трубецкого (Нарышкиных) на улице Чайковского, 29, компания «Интарсия» приступила в 2011 году. Здание является памятником архитектуры второй половины XVIII — середины XIX века. В марте 2012 года рабочие компании разбирали полы на третьем этаже и наткнулись на нишу, не указанную в плане. Наглухо замурованная комната размером полтора на два метра была набита коробами и матерчатыми тюками. В коробе, открытом рабочими, лежала старинная посуда. Прораб приказал рабочим закончить работы и сообщил о находке начальству. Утром на место были вызваны специалисты — эксперты комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) и «антикварного» отдела угрозыска ГУ МВД России по Петербургу и Ленобласти.

Выяснилось, что клад представляет собой три старинных сервиза в полной комплектации: в каждом было больше тысячи составляющих, от ситечек до серебряных самоваров. В отдельной коробке лежали ювелирные украшения, названные экспертами дорогой бижутерией, а также русские и иностранные ордена и медали, памятные знаки, наградные документы, часы и туалетные приборы.

Столовое серебро было частично упаковано в газеты за август — сентябрь 1917 года. Другая часть серебра хранилась в специальных деревянных коробах и была проложена льняной тканью, еще часть была завернута в матерчатые мешки. Сотрудник КГИОП рассказал, что, судя по запаху, ткань была насквозь пропитана уксусом, который не дает серебру окисляться.

Все предметы сохранились в отличном состоянии, на многих стоит герб княжеской семьи Нарышкиных, клейма на посуде относятся к трем периодам — 1872, 1914 и 1915 годам выпуска. Эксперты сразу же заявили, что настолько полных сервизов в Петербурге не находили никогда.

Во время переписи предметов клада был установлен предполагаемый последний владелец посуды: им, судя по всему, был поручик лейб-гвардии Гусарского полка Сергей Сергеевич Сомов. Его имя указано в документах, которые были найдены в одной из шкатулок, обнаруженных в замурованной комнатушке. Специалисты нашли карточку воспитанника Императорского училища правоведения, свидетельство о пожаловании лейб-гвардии гусарского Его Величества полка поручику Сергею Сомову ордена Белого Орла, а также бумаги на орден Святого Владимира IV степени (который также имеется среди находок), кавалером которого являлся Сомов. Поручик мог быть дальним родственником семьи Нарышкиных, которого последние опекали и который стал хранителем ценностей после того, как Нарышкины уехали из Петрограда.