«Оказались там случайно»

Начался процесс по делу о беспорядках на Манежной площади

В Москве начался процесс по делу о беспорядках на Манежной площади 11 декабря 2010 года. На скамье подсудимых пять человек, в том числе трое активистов «Другой России». В суде они частично признали свою вину, но заявили, что не призывали к беспорядкам. У пострадавших омоновцев к подсудимым претензий нет.

В среду в Тверском суде Москвы прошло первое рассмотрение по существу дела о массовых беспорядках на Манежной площади 11 декабря 2010 года. У входа в здание суда образовалась большая очередь желающих попасть на процесс. В какой-то момент охрана перестала пропускать людей в связи с тем, что были доставлены подсудимые и их необходимо было завести в отдельное помещение. Недоумевающие посетители возмущались задержкой. «Я адвокат!» — кричал кто-то внизу лестницы. «Да хоть папа римский, — ругался в ответ судебный пристав. — Никого не пропустим».

На процесс помимо журналистов и нацболов — друзей подсудимых — явилась активистка Евгения Чирикова с несколькими представителями движения «В защиту Химкинского леса». В зал судебного заседания попали не все.

Дело о беспорядках рассматривает коллегия из трех судей — Александры Ковалевской, Игоря Алисова и Алексея Криворучко. (Последний известен тем, что рассматривал ходатайства о продлении ареста юристу Сергею Магнитскому, который скончался в СИЗО. Криворучко входит в составленный сенатором Кардиным список участников дела Магнитского, которым запрещен въезд в США).

На скамье подсудимых активисты движения «Другая Россия» Игорь Березюк, Кирилл Унчук и Руслан Хубаев, а также Леонид Панин и Александр Козевин.

23-летний уроженец Белоруссии Березюк обвиняется по пяти статьям УК: ч. 3 ст. 212 (призывы к массовым беспорядкам), ч. 2 ст. 213 (хулиганство), ч. 1 ст. 282 (возбуждение ненависти или вражды), ч. 2 ст. 318 (применение насилия в отношении представителя власти), ч. 4 ст. 150 (вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления). По данным следствия, Березюк поручил 16-летнему Илье Кубракову отправиться на Манежную площадь и выкрикивать там националистические лозунги. Дело в отношении Кубракова выделено в отдельное производство. Он обвиняется в организации погромов на Манежной площади, а также в убийстве уроженца Киргизии Алишера Шамшиева, совершенном 12 декабря прошлого года на Судостроительной улице.

34-летний Хубаев из Мурманска, 22-летний уроженец Татарстана Унчук, 31-летний москвич Панин и 28-летний уроженец Чистополя Козевин обвиняются по ч. 3 ст. 212 (призывы к массовым беспорядкам), ч. 2 ст. 213 (хулиганство) и ч. 2 ст. 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти).

Увидев в зале суда своих друзей, подсудимые не скрывали радости, махали руками, перебрасывались шутками. «Скоро на Кубу полетим», — весело говорил Унчук. Хубаев, как самый старший, обратился к собравшимся перед телекамерами.

«Это политический процесс, — заявил Хубаев. — Было столкновение с ОМОНом в рамках проявленного к нам насилия. Мы считаем, что это ОМОН должен сидеть на скамье подсудимых».

Пятеро омоновцев, признанных потерпевшими, предпочли устроиться в первом ряду на скамьях для зрителей.

Объявив процесс открытым, судьи приступили к изучению биографий обвиняемых.

Оказалось, что все они судимы.

Березюк отметил, что на территории России он не привлекался к уголовной ответственности. «В Белоруссии у него была судимость за мелкие шалости», — сказал позже корреспонденту «Газеты.Ru» его адвокат Дмитрий Аграновский. Хубаев был осужден за распространение наркотиков (ч. 2 ст. 228 УК). По словам Аграновского, он отсидел 4,5 года за подброшенный сотрудниками правоохранительных органов героин. Унчук был судим в Москве по ч. 2 ст. 282 УК (разжигание ненависти и вражды). «Эта судимость была только за членство в НБП», — отметил адвокат. В 2008 году в приемной Министерства иностранных дел около 15 нацболов закрылись в одном из кабинетов. Затем они открыли окна, приковали себя наручниками к решеткам на них и развесили свои флаги. Акция была посвящена судебному процессу над лимоновцем Владимиром Абелем в Латвии, куда он был депортирован из России. Среди протестующих значился и Унчук. Панин привлекался по ст. 115 (умышленное причинение легкого вреда здоровью) и ст. 116 УК (побои). Козевин ранее был судим за совершение грабежа и хулиганство (ст. 161 и 213 УК). «Он взял у гражданской жены мобильный телефон, а ее подруга написала заявление. Позже он телефон отдал, и судья назначил ему условный срок», — пояснил корреспонденту «Газеты.Ru» его адвокат Александр Никитин.

Подсудимый Хубаев начал выступление в процессе с того, что заявил отвод судье Алисову.

По его словам, Алисов отказал его адвокату Евгению Архипову в ознакомлении с фото- и видеоматериалами дела. «Он также отказался выдать разрешение на свидание с сыном и гражданской женой», — отметил Хубаев. Это действие подсудимый расценивает как вмешательство в его личную жизнь. Он также отметил, что судья Алисов в ходе предварительных слушаний нарушил процессуальные сроки заявленных ходатайств, а также с нарушением огласил постановление суда от 25 августа. «У меня проблемы со слухом, постановление было непонятным, а он ответил, что я узнаю его от своего адвоката, — пояснил подсудимый. — Более того, оно было зачитано в отсутствие Аграновского, также судьей отказано в вызове ключевых свидетелей».

— Это все? Отводы еще будут? — поинтересовалась судья Ковалевская.

— Вы их оптом будете рассматривать? — ответил Хубаев, после чего заявил отвод и оставшимся двум судьям.

Ковалевская его не устроила тем, что в прошлом году осудила участника «Стратегии-31» за аналогичное преступление, а Криворучко — тем, что фигурирует в знаменитом «списке Магнитского».

Подсудимый Унчук отвод поддержал, остальные оставили его на усмотрение суда. Прокурор Алексей Смирнов назвал отвод необоснованным.

Вернувшись из совещательной комнаты, судьи отказали в отводе, также отметив, что он не обоснован, после чего адвокат Архипов завил отвод гособвинителю.

«Ваши действия направлены на затягивание процесса», — возмутилась судья Ковалевская, отметив, что отвод можно было озвучить и раньше. Отказав и в отводе прокурору, и в ходатайстве о переносе слушаний (об этом просил адвокат Архипов), тройка судей дала слово гособвинителю — он приступил к оглашению фабулы дела.

Согласно обвинительному заключению, Березюк 11 декабря 2010 года запланировал спровоцировать массовые беспорядки и выкрикивал в мегафон националистические лозунги («Россия для русских», «Москва для москвичей»). На Манежной площади он дрался «с нерусскими гражданами» и милиционерами. Все подсудимые кидали в сотрудников милиции бутылки, металлические ограждения, украшения с новогодней елки. При этом Хубаев кричал: «Русские, вперед!» Омоновца, который пытался задержать Хубаева, Панин ударил в живот и по голове, а сам Хубаев в этот момент пытался отнять у него резиновую дубинку. Козевин ругался матом и призывал: «Бей ментов!» Он угрожал бойцам ОМОНа и бросил в них куском металлического ограждения, но снаряд до них не долетел.

«Я признаю, что совершил неопасное насилие, а остальное — нет», — заявил Березюк, когда судьи дали ему слово.

Унчук на вопрос о виновности ответил, что вообще не понял из речи прокурора, какие именно действия и призывы ему вменяются. Его адвокат Алексей Орлов отметил, что обвинитель действительно ничего не сказал по поводу его подзащитного. Из материалов дела следует, пояснил адвокат, что Унчук помог Березюку скрыться, кинул в омоновцев металлическое ограждение и «бросил пластиковый шар ударом ноги».

«Из этого невнятного бормотания я половину не понял», — присоединился к нему Хубаев. За это он получил замечание судьи, после чего ответил, что не признает свою вину в полном объеме. «У меня просьба ко всем участникам процесса говорить внятно, с чувством, толком, расстановкой», — вставил он.

Панин признал совершение насилия, но отрицал призывы к беспорядкам. «А оказался я там случайно», — сказал он.

Козевин признал вину полностью: «Я сожалею, что это произошло».

Адвокат Березюка Аграновский отметил, что процесс носит политический характер, так как в числе доказательств к материалам дела приобщены сведения об участии подсудимых в митингах «Стратегии-31» и доклад Немцова о коррупции в России.

Далее суд приступил к допросу потерпевших. Первым к трибуне вышел боец ОМОНа Виталий Афанасьев. По его словам, с 9.00 11 декабря 2010 года он сопровождал шествие футбольных фанатов к месту убийства Егора Свиридова на Кронштадтском бульваре. Около 15.00 милиционер уже был на Манежной площади, где начались беспорядки.

— Что они кричали? – спросил прокурор.

— В основном нецензурную брань, повторить?

— Какой ущерб вы потерпели? – не поняли адвокаты.

— Лично я потерпел моральный ущерб.

Предъявлять исковые претензии к подсудимым потерпевший не стал.

«Козевин – просто непутевый парень, неудачно попавший в эту ситуацию, — рассказывал в перерыве корреспонденту «Газеты.Ru» его защитник Александр Никитин. – На мой взгляд, представители правоохранительных органов просто взяли списки задержанных, отсекли несовершеннолетних, которых нельзя привлечь, а их было большинство, потом выбрали тех, кто имеет судимость и принадлежность к оппозиции».

После перерыва суд приступил к допросу командира взвода ОМОНа Мурада Громова. Из подсудимых на Манежной площади он видел только Хубаева, который разговаривал с пресс-секретарем столичного ГУВД Виктором Бирюковым. «У вас не очень добрый взгляд был», — сказал он подсудимому. Претензий к обвиняемым он тоже предъявлять не стал. Следом выступил боец ОМОНа Александр Ларьский. Именно он получил удары ногой в живот и голову от Панина и пытался задержать Хубаева. Предъявлять иск он также отказался.

«Я не имею претензий ко всем ребятам: ну, это наша работа», — развел он руками.

Во время допросов Хубаев внимательно слушал потерпевших и задавал им множество уточняющих вопросов. За свою интонацию и настойчивость он вновь получил замечание. «Меня группа следователей учила проводить допросы», — отвечал он судье Ковалевской. Унчук и Березюк в это время общались, хихикали и шумели.

Панин в конце заседания решил извиниться перед омоновцем Ларьским: «Мне жаль, что так получилось. Я не целился намеренно, только в жилет». «Да у меня к тебе никаких претензий», — добродушно отозвался потерпевший.

Следующее заседание состоится 15 сентября.