Адольф передал наган по наследству

Националиста Сергея Маршакова судят за покушение на сотрудника ФСБ

РИА «Новости»
Националист Сергей Маршаков, обвиняемый в покушении на сотрудника ФСБ, частично признал вину, но уверяет, что не хотел убивать представителей власти, которые пришли к нему домой с обыском. Пистолет, из которого он стрелял в оперативника ФСБ, Маршакову отдал на хранение известный наци-скинхед Максим Базылев по кличке Адольф.

Во вторник Мосгорсуд приступил к рассмотрению дела о покушении на жизнь сотрудников Федеральной службы безопасности (ФСБ), которые в сентябре прошлого года пришли с обыском к подозреваемому в экстремизме. На скамье подсудимых 29-летний националист Сергей Маршаков, который был лично знаком с одним из идеологов московских скинхедов Максимом Базылевым по кличке Адольф. Последний покончил с собой в СИЗО в конце марта 2009 года, за полгода до задержания Маршакова. Пистолет, из которого националист стрелял в эфэсбэшников, Базылев отдал ему на хранение перед арестом.

Как рассказал во вторник в суде 24-летний следователь 3-го отдела Следственного управления (СУ) ФСБ России Денис Троян, 9 сентября 2009 года он с тремя оперативниками и двумя понятыми пришел обыскивать квартиру Маршакова на Щелковском шоссе, а самого националиста собирался задержать. Маршаков был подозреваемым по делу «Северного братства», которое прокуратура признала экстремистской организацией. Следователь позвонил в дверь квартиры в шестом часу утра, ему открыли родители Маршакова и сообщили, что сын спит.

Маршаков-старший дважды заходил в комнату сына, но тот все не выходил, и тогда один из оперативников решил заглянуть к подозреваемому сам. В этот момент и раздались выстрелы.

«Понятых мы закинули в туалет, стали отходить назад, на кухню. Илья Костерев, который первым зашел в комнату, прибежал на кухню и упал. Я крикнул: «Затыкай дырки быстрей, — извините, что я так про раны, — а сам побежал догонять Маршакова», — описывал происходившее Троян. Расстреляв по эфэсбэшникам обойму пистолета ТТ, подозреваемый открыл балконную дверь и, выбив плечом стекло и раму, выскочил со второго этажа. При падении он сломал обе ноги. «Когда я подбежал, он лежал на животе, в правой руке был пистолет, направленный в мою сторону. Я наступил на руку, выбил пистолет. Он пытался встать, я не давал ему этого сделать», — рассказал следователь. Потом приехала милиция и «скорая», Маршакова увезли.

Старший лейтенант Костерев получил три пулевых ранения — два в грудь и одно в плечо, но остался жив. В комнате Маршакова следователи нашли еще один пистолет — переделанный для боевой стрельбы из сигнального револьвера системы «Наган» — и патроны к нему. О том, что пакет с оружием ему передал Базылев, задержанный рассказал на допросе сам.

В суде Маршаков признал вину в хранении оружия, но заявил, что «не имел умысла на лишение кого бы то ни было жизни».

«А чего тогда стрелял?» — негромко хмыкнул один из потерпевших, сидевший в зале. Ранее на допросах Маршаков говорил, что не целился в сотрудников ФСБ, а стрелять начал просто от неожиданности. «В этом деле все не так однозначно», — заявила журналистам во вторник адвокат подсудимого Марина Русакова. Подробные показания ее подзащитный намерен давать в конце судебного следствия.

Как рассказал «Газете.Ru» источник, близкий к следствию, дело «Северного братства», по которому проходил подозреваемым Маршаков, до сих пор не расследовано: главные подозреваемые скрылись за границей. Основатель «Северного братства» Петр Хомяков еще в августе 2009 года — сразу после того, как следователи отпустили его под подписку о невыезде, — уехал на Украину и попросил там политического убежища. По другим делам националистов Маршаков не проходил, хотя известно о его давней дружбе с Базылевым-Адольфом. Националисты были знакомы с конца 1990-х годов, когда еще существовала правая группировка «Скинс-легион», в которой начинал Базылев.

Использовал ли Адольф оставленное Маршакову оружие при совершении других преступлений, следователи не сообщают, дело в отношении Базылева, который считался лидером группировки «НСО-Север», прекратили после его смерти. Приемником Адольфа в НСО стал Лев Молотков из Сергиева Посада. Вместе с многочисленными сообщниками 28-летнего Молоткова обвиняют в убийствах, грабежах и терроризме, уголовное дело слушается в Московском окружном военном суде, так как один из подсудимых обвиняется также в терроризме.

НСО была одной из немногих группировок неонацистов, у участников которой при обыске нашли огнестрельное оружие. Участник банды Владислав Тамамшев, как и Маршаков, при задержании отстреливался и ранил сотрудника ФСБ.

Участники большинства неонацистских банд, осужденные в последние годы, пользовались при совершении убийств ножами и арматурой. «НСО-Север» убивали тоже ножами, а карабины и обрезы охотничьих ружей использовали при грабежах магазинов и почтового отделения в Подмосковье. Об этом на допросе следователям рассказал Тамамшев, который также признался в убийстве антифашиста Алексея Крылова и рассказал, что нанес ему около 30 ударов ножом. 21-летний Крылов был убит 16 марта 2008 года в Москве, на выходе из станции метро «Китай-город», когда с друзьями шел на панк-концерт в клуб Art Garbage.

Еще один вооруженный огнестрельным оружием националист, который скоро окажется на скамье подсудимых, — Никита Тихонов. Его вместе с гражданской женой Евгенией Хасис обвиняют в убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой. Вину в хранении оружия Тихонов, состоявший в националистической организации «Русский образ», признал: по словам его адвоката, националист «был вынужден» торговать оружием, чтобы «как-то жить». Виновным в убийстве он себя не признает.

С 2007 года Тихонов был в розыске по делу об убийстве антифашиста Александра Рюхина, зарезанного 16 апреля 2006 года. Расследование в отношении Тихонова и еще двоих соучастников было инициировано адвокатом Маркеловым. Правда, после ареста по делу об убийстве обвинение в нападении на Рюхина с Тихонова сняли.