«Премьер на полставки»: как коронавирус застал Лондон врасплох

СМИ обвинили правительство Британии в неспособности бороться с пандемией

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Британские СМИ обвиняют правительство Бориса Джонсона в неспособности ответить на пандемию короанвируса — страна входит в тройку лидеров в Европе по уровню смертельных случаев от инфекции. На протяжении последних лет Лондон полностью сосредоточился на Brexit, и допустил пробелы в системе здравоохранения. Пандемия коронавируса застала страну врасплох, и Великобритания не смогла оперативно отреагировать на угрозу. Однако даже сейчас Лондон не забывает о Brexit.

Британские СМИ обвиняют правительство страны в запоздалой и неэффективной реакции на пандемию коронавируса. Сейчас Великобритания занимает третье место по уровню смертности от заболевания среди всех европейских стран (16 509 летальных исходов). Обгоняют ее Италия и Испания (24 114 и 21 282 смертельных случая).

Всего в Великобритании зафиксировано 124 743 случая коронавируса. Для сравнения, в Германии статистика заболеваемости выше — 147 062, — однако уровень смертельных исходов в несколько раз меньше, чем в Великобритании (4 862 случая).

При этом еще в прошлом году в составленном Numbeo рейтинге стран ЕС по эффективности систем здравоохранения — Health Care Index 2019 — Лондон занимал восьмое место, обгоняя Берлин на две строчки.

В воскресенье, 19 апреля, британское издание The Sunday Times опубликовало расследование о том, как премьер-министр Борис Джонсон и его правительство реагировали на вспышку коронавируса и его распространение.

Издание выяснило, что Борис Джонсон пропустил пять заседаний COBRA — чрезвычайного правительственного комитета, который собирается лишь в экстренных случаях. Состав членов заседания определяется премьер-министром в зависимости от того, какая проблема стоит перед правительством.

В конце января, когда из Китая начали поступать новости о коронавирусе, Борису Джонсону было не до призрачной и далекой угрозы. В день первого заседания COBRA был подписан договор о выходе из Евросоюза, и до назначенной для Brexit даты оставалось около недели. Для Джонсона 31 января — день выхода Великобритании из ЕС — стал его личным триумфом. И, как отмечает The Sunday Times, после этого он уехал в свою загородную резиденцию в Кенте, отбросив вопросы пандемии на второй план.

В январе представитель премьер-министра заявил, что Лондон «хорошо подготовлен к любым новым болезням». В течение января и февраля прошло еще четыре заседания COBRA, на которых Джонсон также отсутствовал. Он появился на собрании чрезвычайного правительственного комитета лишь 2 марта, когда ситуация уже набирать критические обороты.

Как отмечает издание, сказать, что Великобритания была хорошо подготовлена к пандемии — нельзя. Последние годы приоритетом правительства был Brexit. В этих условиях Лондон готовился к чрезвычайной ситуации, которая никак не связана с распространением инфекционных заболеваний. Великобритания усиленно готовилась к сценарию «жесткого» разрыва с ЕС.

До этого кабинет министров Дэвида Кэмерона взял курс на жесткую экономию, которая также не способствовала улучшению финансирования национальной системы здравоохранения. Более того, в 2016 году правительство получило предупреждения, что страна не готова к теоретической возможности пандемии.

Уже к тому моменту кабинет министров Терезы Мэй получил длинный список недостатков в системе здравоохранения, в числе которых было отсутствие индивидуальных средств защиты (ИСЗ) и аппаратов ИВЛ. Однако проблема так и не была решена, поскольку правительство полностью сосредоточилось на Brexit.

«Если вы общались со старшими руководителями Национальной службы здравоохранения в течение последних двух лет, вы знаете, что их самым большим страхом, их самым страшным кошмаром была пандемия, потому что они не были готовы к этому», — цитирует The Sunday Times слова источника.

И в этих условиях оперативная реакция правительства на пандемию коронавируса стала бы чрезвычайно важной. Однако зимой, когда в стране были выявлены первые случаи заболевания, Лондон бездействовал. Напротив, в феврале британские власти поставили в Китай, по его просьбе, 266 тыс. единиц ИСЗ, включая 37,5 тыс. хирургических халатов.

29 февраля руководители национальной системы здравоохранения признали «кошмарную» ситуацию с нехваткой средств индивидуальной защиты.

Более того, как отмечает газета со ссылкой на источники, в феврале правительство начало строить планы на случай пандемии, однако ни один из них так и не был реализован.

Так, например, компании так и не получили предупреждения о возможном введении ограничительных мер в стране, чтобы иметь возможность распланировать свою работу в условиях чрезвычайной ситуации.

Еще одной ошибкой стала невозможность массового тестирования граждан на коронавирус. В феврале британские лаборатории даже не приступили к разработке и производству тестов.

К тому времени Борис Джонсон вернулся в Лондон. В его первый после отпуска день лидер оппозиционной Лейбористской партии Джереми Корбин назвал Джонсона премьер-министром на полставки, который не способен возглавить страну во время эпидемии коронавируса.

Лишь 2 марта, спустя пять недель после первого заседания COBRA по коронавирусу, Джонсон посетил чрезвычайный правительственный комитет. В течение следующих девяти дней премьер-министр вместе с кабмином разрабатывал необходимые меры по борьбе с пандемией.

Джонсон возглавляет борьбу с пандемией

12 марта Борис Джонсон выступил с заявлением к нации, в котором объявил о стратегии правительства. На тот момент в стране было выявлено 1391 случаев коронавируса, из которых 35 — смертельные.

Вопреки ожиданиям, премьер-министр заявил, что стратегия Лондона заключается не в «сдерживании» инфекции, а в ее «задержке».

Школы и университеты правительство закрывать не стало. Джонсон также заявил, что не видит целесообразности в запрете на проведение спортивных мероприятий, так как вместо них британцы все равно соберутся в пабах. Премьер-министр лишь посоветовал пожилым гражданам воздержаться от поездок, а тем, кто обнаружил у себя симптомы коронавируса, оставаться дома.

Накануне ВОЗ объявила, что распространение коронавируса достигло стадии пандемии. Во многих европейских странах уже действовал к тому времени жесткий карантинный режим.

Через несколько дней 229 британских ученых обратились с открытым письмо к правительству, призывая его принять более жесткие меры по борьбе с пандемией.

«Подход правительства подвергнет национальную службу здравоохранения дополнительному стрессу и приведет к риску жизни большего количества людей, чем необходимо», — говорилось в письме. Ученые также попросили правительство раскрыть информацию, на основании которой была разработана такая стратегия борьбы.

Далее в течение двух недель количество случаев заражения росло в геометрической прогрессии. 24 марта, когда в Великобритании было зафиксировано 5683 случая коронавируса, Джонсон, наконец, объявил о введении жесткого карантина. Уже через два дня премьер-министр заявил, что заразился коронавирусом, и правительство снова осталось без управления.

Как отмечает The Guardian, 13 февраля в кабинете министров прошли кадровые перестановки — Джонсон сформировал правительство из ярых «брекситеров», настроившись продолжать свой курс на выход из ЕС. В тот же день в Ухане скончался врач, первый сообщивший о коронавирусе.

Лондон, однако, был сконцентрирован на Brexit. В декабре 2020 года заканчивается переходный период, в течение которого Великобритания и Евросоюз должны согласовать условия взаимного сосуществования.

Причем этот срок был определен еще на начальных этапах переговоров об условиях Brexit, когда планировалось, что Лондон покинет содружество 29 марта 2019 года. То есть стороны тогда выделили на этот процесс 21 месяц. Но поскольку Brexit состоялся только 31 января этого года, срок переходного периода сократился в два раза.

В Европе еще до пандемии намекали Лондону на необходимость продлить переходный период. Когда правительства по всему миру сосредоточились на борьбе с коронавирусом и защите своих экономик, в Брюсселе появилась надежда, что Великобритания все же отодвинет Brexit на второй план, позволив себе и Евросоюзу направить все усилия на пандемию. Однако Лондон продолжает стоять на своем.

«Переходный период заканчивается 31 декабря, мы не будем продлевать его. Если ЕС спросит, мы скажем нет», — сказал ранее глава Дэвид Фрост, британской делегации, занимающей разработкой торгового соглашения с ЕС.

Переговоры сторон были прерваны на некоторое время и возобновились вчера. Сейчас контакты делегаций проходят по видеосвязи, что, конечно, не способствует их плодотворности.

Если стороны не успеют обсудить и прийти к соглашению по всем аспектам их жизни до конца этого года, то Великобританию, вероятно, ждет экономический шок. Однако куда более серьезными экономическими последствиями грозит пандемия коронавируса.

Впрочем, Лондон пока не намерен отодвигать выход из ЕС на второй план, даже в условиях коронавируса, несмотря на то что именно Brexit ранее уже подкосил его готовность к борьбе с пандемией.