Ждет приглашения: Эрдоган готовится ввести войска в Ливию

Эрдоган в январе попросит парламент разрешить отправку военных в Ливию

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган утвердил меморандум о военном сотрудничестве между турецким государством и Правительством национального согласия Ливии. Турецкий лидер заявил, что по просьбе ПНС он отправит войска в Ливию для помощи в военном противостоянии с фельдмаршалом Халифой Хафтаром, который в апреле объявил о своих планах занять Триполи. Действия Анкары могут повлечь эскалацию ливийского конфликта, а меморандум ухудшает отношения Турции с ЕС, Россией и США.

Турция и Правительство национального согласия Ливии (ПНС) утвердили подписанный в ноябре меморандум о военном сотрудничестве. Войска Турции могут в любой момент войти в Ливию для защиты ПНС от Ливийской национальной армии во главе с Халифой Хафтаром. Таким образом, угроза военного столкновения в регионе стала еще ближе.

В ходе своего сегодняшнего выступления в Анкаре президент Турции заявил, что в январе, когда парламент возобновит работу, он направит законодателям запрос об отправке турецких военных в Ливию.

«Как только откроется парламент, мы первым делом направим туда запрос об отправке войск. Если нам поступит соответствующее приглашение [со стороны Триполи об отправке войск], то мы его примем, — сказал он. — Мы окажем любую поддержку администрации в Триполи, которая ведет борьбу с мятежным генералом, за которого выступают некоторые европейские и арабские страны. Они помогают ему, а мы на стороне законного правительства Ливии».

В конце ноября президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и глава признанного ООН ПНС Файез Саррадж подписали меморандум о сотрудничестве в военной сфере и о взаимопонимании по морским зонам.

21 декабря парламент Турции утвердил меморандум. Анкара уже поставляет правительственным ливийским силам танки и беспилотные летательные аппараты, что, к слову, нарушает запрет ООН, а в случае, если ПНС обратится с просьбой отправки турецких военных, Турция удовлетворит просьбу.

В Ливии фактически существует двоевластие. На востоке, в столице Ливии Триполи, действует поддерживаемое ООН Правительство национального согласия под руководством Фаиза Сараджа. Однако парламент и кабинет министров, поддерживаемые Ливийской национальной армией и ее главой фельдмаршалом Халифой Хафтаром, не признают эту власть и контролируют западную часть страны.

Переговоры двух сторон до сих пор так и не привели к политическому урегулированию конфликта. Более того, с апреля ситуация усугубилась после того, как Хафтар начал наступление на Триполи.

Подписанный Эрдоганом и Сарраджем меморандум может привести к прямой военной конфронтации с генералом Халифой Хафтаром. 12 декабря Хафтар распорядился развернуть «решающую битву» для захвата города. Военно-воздушные силы Хафтара уже бомбили аэропорт ливийского прибрежного города Мисрата, предупреждая Турцию, что ей не следует вводить войска или осуществлять дополнительные поставки.

После того, как Турция открыла возможность для ввода войск в Ливию, в конфликт — по крайней мере дипломатически — могут быть вовлечены ОАЭ, Египет, и даже Россия, которые поддерживают фельдмаршала. Действия Анкары вызывают напряженность и в отношениях Турции с Евросоюзом и США.

Эрдоган обвиняет Россию

20 декабря Эрдоган заявил, что в Ливии на стороне Хафтара действуют «наемники» российской частной военной компании «Вагнер» (деятельность ЧВК запрещена российским законодательством). Российская сторона неоднократно опровергала эту информацию.

«Вот так обстоят дела, и для нас было бы неправильно сохранять молчание по этому поводу. До этого мы старались изо всех сил (действовать для нормализации обстановки в Ливии), и мы продолжим поступать так впредь, — цитирует слова турецкого лидера Yeni Şafak. — Хафтар не является законным политическим деятелем, при этом есть те, кто пытаются придать ему легитимность».

Эрдоган заявил, что в Ливии якобы находится по меньшей мере две тысячи бойцов ЧВК «Вагнер». Президент Турции также в очередной раз подчеркнул готовность Анкары отправить свои силы в это государство.

«Мы никогда не находились в какой-либо другой стране без приглашения [со стороны властей этого государства]. Если соответствующее приглашение поступит, то мы его рассмотрим», — сказал турецкий лидер.

У России действия Анкары вызывают обеспокоенность. 17 декабря российский и турецкий лидеры провели телефонный разговор, в ходе которого обсудили ситуацию в Ливии. Путин и Эрдоган встретятся в начале января и, несомненно, меморандум и готовность Турции ввести силы в Ливию, станут предметом переговоров двух лидеров.

Как Эрдоган и Саррадж поделили Кипр и Грецию

ООН официально объявила, что Турция, наряду с ОАЭ, нарушила эмбарго ООН на поставки оружия, но турецкое правительство, похоже, намерено не позволить Триполи попасть в руки поддерживаемого ОАЭ Хафтара.

Меморандум о взаимопонимании по морским зонам, подписанный Эрдоганом и Сарраджем, вызвал раздражение у Евросоюза, который еще в начале декабря выступил с заявлением, осудив действия Анкары.

«Крайне важно, чтобы международное морское право, принцип добрососедских отношений, суверенитет и суверенные права в отношении морских зон всех соседних прибрежных государств, в том числе создаваемых их островами, соблюдались. Все члены международного сообщества должны соблюдать эти принципы и воздерживаться от любых действий, подрывающих региональную стабильность и безопасность», — отмечается в заявлении.

Турция, впрочем, в ответ заявила, что ЕС не имеет права объявлять меморандум незаконным.

«Этот документ вступил в силу. Наша цель не забрать у кого-то его право в Средиземном море, а предотвратить узурпацию наших прав. Нас хотели ограничить только границами нашего побережья. Это соглашение полностью законно», — заявил в четверг Эрдоган, комментируя заключение меморандума о взаимопонимании по морским зонам.

Дело в том, что между странами находится греческий остров Крит. Турция опубликовала карту морских зон, построенную в соответствии с соглашением между ним и Сарраджем. Право на шельф за греческими островами сторонами не признается.

После подписания меморандума Греция потребовала от посла Ливии в Афинах представить текст документа, чего ливийская сторона так и не сделала. 6 декабря министр иностранных дел Греции Никос Дендиас в ходе брифинга лично объявил о высылке посла, отметив, что полученный из других источников текст меморандума «подтвердил опасения Греции».

«Попытка пересмотра границ незаконная и не будет иметь последствий. Она является провокационной. Она должна быть осуждена безусловно», — сказал Дендиас.

Сложившаяся ситуация обостряет и отношения внутри НАТО — и Турция, и Греция являются членами альянса.

Премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис, выступая на 13-м съезде своей партии «Новая демократия», заявил, что Афины могут потребовать от своих союзников по НАТО ответить на нарушения Турцией международного права.

«Альянс не может быть равнодушным, когда один его член открыто нарушает международное право и таким образом выступает против другого члена, — подчеркнул он. — Тактика равного удаления полностью несправедлива для нашей страны, которая никогда не стремилась к напряженности в регионе, но знает, как защищать свои права хладнокровно и эффективно».

Конечно, действия Анкары не нацелены только на поддержку ПНС Ливии. Подписание меморандума затрагивает конкретный интерес средиземноморских стран — запасы газа.

Подписанный документ был воспринят как действия, направленные со стороны Турции на противодействие попыткам Греции и Кипра заявить о своем праве на разработку газовых месторождений.

Ситуация с Кипром связана со старым и нерешенным региональным конфликтом. Остров был разделен в результате турецкого вторжения в 1974 году и все попытки ООН способствовать договоренностям не принесли результата. Противостояние приобрело новые очертания, когда Кипр стал членом Евросоюза, что делает все его споры с Турцией спорами между Брюсселем и Анкарой.

В 2017 году напряжение усилилось в связи с правами на бурение у острова. Анкара проявляет недовольство тем, что Кипр заключает соглашения с международными компаниями и другими странами. Турция настаивает, что все энергетические ресурсы в регионе должны быть разделены между республикой Кипр и турецкой частью острова.

Подписанный Эрдоганом и Сарраджем меморандум о взаимопонимании по морским зонам проводит вертикальную линию через Средиземное море, нарушая планы Греции, Кипра, Египта и Израиля на бурение нефти и газа. Запасы природного газа в регионе оцениваются в сумме около 122 трлн куб. м.

22 декабря Афины заявили, что уже в начале 2020 года будет подписано межгосударственное соглашение по Восточно-средиземноморскому газопроводу (EastMed pipeline). Подписи под документом поставят премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и президент Кипра Никос Анастасиадис. Процедура заключения соглашения будет затем завершена подписанием его Италией.

EastMed воспринимается Турцией как прямой конкурент «Турецкого потока».

Ускорение процедуры заключения соглашения по строительству газопровода — ответ на меморандум Турции и Ливии. Газопровод может пройти между Кипром и Грецией — в меморандуме Турция объявила эту территорию своей морской зоной.

В ситуацию вмешались и США. Вашингтон оказывает поддержку строительству Восточно-средиземноморского газопровода. Накануне американский конгресс принял постановление, предполагающее расширение сотрудничества с Грецией, Кипром и Израилем. В сенате также заявили, что таким образом рассчитывают умерить амбиции России и Турции в регионе Восточного Средиземноморья.

Брошенный всеми Саррадж

И со стороны Турции, и со стороны ПНС заключение меморандума больше несет демонстративные меры, направленные на внешних игроков. Признанное правительство до сих пор так и не ощутило на деле поддержку ни Евросоюза, ни ООН. При этом отрядам Хафтара за восемь месяцев удалось добиться значительного продвижения — некоторые силы находятся уже в нескольких километрах от Триполи.

Когда в апреле Хафтар объявил о планах занять столицу Ливии, правительство Сарраджа было весьма разочаровано реакцией Евросоюза, в особенности, Франции. ПНС напрямую обвинил ее в поддержке Ливийской национальной армии и даже разорвал дипломатические связи с Парижем.

Париж отрицает подобные упреки и официально придерживается позиции Триполи. При этом сомнений в том, что Франция оказывает, по крайней мере, молчаливую поддержку Хафтару нет ни у кого. Фельдмаршалу удалось взять под контроль и обезопасить от исламских боевиков важнейшие нефтяные месторождения и, вероятно, некоторые политические игроки считают, что Хафтар — более подходящая фигура для объединения ливийцев и урегулирования ситуации в стране.

Тут, однако, диаметрально противоположное мнение есть у Италии, которая, к слову, из-за географического положения ощущает на себе последствия затянувшегося конфликта в виде ливийских беженцев. Рим оказывает поддержку правительству Сарраджа, однако никаких действий для его защиты Италия тоже так и не предприняла за восемь месяцев наступления Хафтара.

Именно после подписания меморандума Сарраджем и Эрдоганом, глава МИД Италии Луиджи ди Майо назначил специального дипломатического посланника в Ливии. Он также признал, что Рим не отреагировал в достаточной степени на наступление Хафтара.

«В Ливии мы потеряли свою роль. Мы исчезли из Триполи на восемь месяцев. Они воспримут это плохо. Мы должны прийти в себя. Я не скрываю этого, и мы должны сделать это с конкретным и более реалистичным подходом к ситуации на местах», — цитирует его слова The Guardian.

Таким образом, ПНС, ощущая себя заброшенными Европой и, в особенности, Италией, пошли на сотрудничество с Турцией, несмотря на угрозу ухудшение отношений с ЕС.