Шойгу наступает на Рогозина

Министр обороны озвучил новые предложения по реформе ВПК

Сергей Шойгу продолжает реформу оборонных ведомств, созданных при его предшественнике Анатолии Сердюкове, наступая на позиции правительственного куратора ВПК вице-премьера Дмитрия Рогозина. Стараниями Шойгу тот лишается имиджа главного защитника российской оборонной промышленности, который приобрел во время конфликта с бывшим министром.

В четверг на селекторном совещании в Минобороны Шойгу заявил, что его ведомство продолжит реформу «Оборонсервиса», созданного при предыдущем министре обороны Анатолии Сердюкове для аутсорсинга военного ведомства.

По словам Шойгу, хотя «Оборонсервис» и помог избавить армию от несвойственных функций по организации быта и питания военнослужащих, структура накопила миллиардные долги, качество услуг оставалось достаточно низким, а расходы значительно выросли.

Напомним, что именно коррупционные скандалы в «Оборонсервисе» стали поводом для отставки Сердюкова, а против его сотрудников было возбуждено несколько уголовных дел.

Военные пояснили, что собираются оставить аутсорсинг, но убрать ненужных посредников. Это позволит военным сэкономить более 20 млрд руб.

При этом полностью отказываться от «Оборонсервиса» военные не хотят: «Возврата к старой системе уже не будет», — сказал журналистам заместитель министра обороны Юрий Борисов.

Одновременно с реформой «Оборонсервиса» Шойгу хочет полностью избавиться от другого оборонного ведомства — «Рособоронзаказа», которое занимается контролем в сфере государственного оборонного заказа. Усиление влияние ведомства пришлось как раз на период работы Сердюкова, однако оно было выведено из-под его кураторства незадолго до отставки и передано вице-премьеру по ОПК Дмитрию Рогозину.

Глава Центра анализа мировой торговли оружием Игорь Коротченко отмечает, что Шойгу уже не нужен посреднический орган между военными и поставщиками оборонной продукции, так как «большинство вопросов снято»: «Это предложение продиктовано желанием исключить дублирование с точки зрения Минобороны, но пока неясно, насколько это будет приемлемо для военно-промышленной комиссии», — говорит эксперт.

Шойгу направил свои предложения по ликвидации Федеральной службы по гособоронзаказу президенту России Владимиру Путину, пишет во вторник газета «Коммерсантъ». Министр объясняет это тем, что функции ведомства дублируют другие правительственные органы. Хотя в правительстве возражают против ликвидации, предложения Шойгу якобы уже получили одобрение Владимира Путина.

В пресс-службе вице-премьера Рогозина пока не комментируют ситуацию вокруг «Рособоронзаказа», однако один из вхожих в Минобороны военных экспертов обращает внимание на то, что аппаратная борьба между Шойгу и Рогозиным перешла в «публичную плоскость».

Для Шойгу это нетипично. Другой влиятельный военный эксперт отмечает, что если вице-премьер довольно активен в публичной сфере и, к примеру, активно ведет твиттер, то Шойгу, возглавляя закрытое силовое ведомство, куда менее активен, хотя в реальности имеет больший «политический вес».

Эксперт подчеркивает, что «вынос сора из избы» свидетельствует о том, что Шойгу может добиться своего:

«Это означает, что карт в колоде Рогозина будет меньше».

В то же время ведущий эксперт Ассоциации военных политологов Александр Перенджиев полагает, что, даже выслушав аргументы Шойгу, Путин будет играть роль арбитра между двумя фигурами, так как «противостояние скажется на военно-политическом комплексе».

После прихода в Минобороны Шойгу начал передавать ремонтные и сервисные предприятия из подчинения Минобороны под контроль военно-промышленного комплекса, отметив, что вооруженные силы должны сосредоточиться исключительно на военной составляющей.

Желание Шойгу упразднить ведомство, которое находится в подчинении у Рогозина, — не первое выступление Шойгу в пику вице-премьеру по ВПК.

В прошлом году министр попросил правительство в лице Рогозина избавить свое ведомство от необходимости заниматься ценообразованием на оружие и технику. Формально это удобно, так как позволяет военным самим определять, за какие деньги покупать нужное оборудование. Но по сути это не просто директивное определение цены, а долгие переговоры, в результате которых на Минобороны ложится дополнительная ответственность за используемые финансовые средства, от которой Шойгу хотел бы избавиться.

Эксперты объясняли, что министр не хотел попасть в ту же ситуацию, что и Сердюков, пытавшийся вступать в конфликты с оборонщиками, которые, по его мнению, устанавливали «необоснованные» цены на продукцию. Экс-министр хотел повлиять на оборонщиков, пытаясь закупать иностранную технику. Шойгу ссориться с промышленниками не хочет и пытается избавиться от функций финансового посредника.

Это вызвало возражения Рогозина, который посчитал, что в таком случае Минобороны вовсе не должно распоряжаться средствами бюджета, выделяемыми на эти цели. В настоящее время министерство по-прежнему контролирует ценообразование, хотя часть функций возложена на другие правительственные структуры.

Шойгу, в отличие от Сердюкова, начал активно делать реверансы в сторону российского ОПК.

Он неоднократно заявлял, что военная продукция будет производиться на отечественных предприятиях. Угрозы украинских политиков прекратить поставки компонентов в Россию также заставляют предположить, что и продукция, ранее производившаяся там, будет теперь делаться на российских заводах.

Таким образом, получается, что российскому ВПК не нужен дополнительный лоббист в лице Рогозина, поскольку с этой функцией справляется само Минобороны.