Не потратила, а заработала: Меган Маркл защищается в суде

Меган Маркл заявила, что ее свадьба принесла Британии 1 млрд фунтов

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Меган Маркл заявила, что благодаря ее свадьбе с принцем Гарри британская индустрия туризма получила доход в 1 млрд фунтов стерлингов. Об этом говорится в документах, поступивших в Верховный суд страны в процессе тяжбы герцогини с таблоидами из-за публикации ее личного письма к отцу. «Газета.Ru» — о том, как Меган Маркл снова приходится защищаться от прессы.

Меган Маркл, подавшая в октябре 2019 года в суд на британский издательский дом Associated Newspapers Limited и его издание Mail on Sunday, вынуждена сама защищаться в суде. В СМИ попали документы, в которых ее адвокаты письменно отвечают за вопросы защитников издательского дома, намеренного энергично отстаивать свое право на публикацию переписки Меган Маркл с отцом, что герцогиня считает нарушением ее авторских прав и вмешательством в частную жизнь.

В новых документах истица заявляет: ее свадьба с принцем Гарри в 2018 году, обошедшаяся британским налогоплательщикам в 32 млн фунтов стерлингов, принесла государству доход от туризма в размере 1 млрд фунтов, что «намного превысило» эту сумму.

Как это было посчитано, не уточняется, однако Daily Mail утверждает, что по оценке консалтинговой фирмы Brand Finance, церемония бракосочетания принца Гарри и Меган Маркл дала туристической индустрии Великобритании лишь дополнительные 300 млн фунтов стерлингов. Правда, при этом уточняется, что остальную часть суммы могли принести государству доходы, полученные другими отраслями – индустрией моды, туризма, ресторанным бизнесом и так далее.

При этом в документах, предоставленных защитой герцогини Сассекской, делается упор на то, что большая часть денег налогоплательщиков использовалась для обеспечения безопасности – и для блага самого же народа. И действительно, еще в 2018 году издание Express объясняло, что на систему охраны ушло около 30 млн фунтов, еще 1,5 млн были потрачены департаментом цифрового развития, культуры, медиа и спорта. Что же касается расходов на саму церемонию и прием (включая цветы, музыку, декорации, угощение и так далее), то они были покрыты из частных королевских фондов.

В своих ответах на вопросы защитников издательского дома юристам Меган Маркл пришлось и обосновывать, почему она считает, будто издание нарушило ее право на частную жизнь, если о переписке с Томасом Марклом, публикация которой изданием и стала предметом тяжбы, 6 февраля 2019 года первым рассказало американское издание People со ссылками на пятерых неназванных друзей Меган.

Как утверждают адвокаты Меган Маркл, она не знала, что пятеро ее друзей дают интервью People о ее отце, и выяснила, что такие беседы были и они касались, в том числе, ее письма отцу, лишь после того, как в американском журнале вышла статья под названием «Правда об отце Меган Маркл – и письмо, которое она написала ему после свадьбы».

Кто именно говорил с изданием, также до последнего времени было неизвестно – однако теперь их личности раскрыты, хотя пока что строго конфиденциально, и в бумагах имена по-прежнему не называются (эти люди обозначены буквами A, B, C, D, E). Защита объясняет, что герцогиня Сассекская действительно говорила другу A, что пишет отцу письмо – за семь месяцев до публикации переписки. После, уже в сентябре 2018-го, она снова обсуждала с этим человеком наличие письма, но не его содержание – в то время Томас Маркл уже регулярно давал интервью британским СМИ, жалуясь на то, что дочь не выходит с ним на связь.

Таким образом,

Меган «не знала, что содержание письма было или могло бы быть обнародовано или передано какому-либо изданию либо человеку с целью дальнейшей публикации».

Адвокаты добавляют, что Меган было известно: ее друзья очень волновались за ее душевное состояние, которое стало результатом «дурного обращения с ней британских таблоидов». Они настаивают, что герцогиня в то время была «беременна, не защищена Институцией (то есть королевским двором – «Газета.Ru»), и ей было запрещено защищать себя» от нападок прессы.

Возмущение Меган Маркл вызвала публикация ее письма к отцу, написанного после свадьбы. 10 февраля 2019 года Mail on Sunday опубликовали выдержки из этого послания, предоставленного самим Томасом Марклом, который заявил, что тон его был далек от примирительного, что, как он утверждает, совершенно его разбило. «Я думал, это будет оливковая ветвь, а это оказался кинжал в сердце», — сказал Маркл журналистам.

В письме Меган Маркл просит, чтобы отец перестал общаться с журналистами и черпать информацию в таблоидах, где ее сводная сестра Саманта говорит о ней гадости, а также возводить на нее напраслину. «Если ты любишь меня, как ты говоришь журналистам, пожалуйста, остановись. Пожалуйста, дай нам жить своей жизнью мирно. Пожалуйста, перестань лгать, пожалуйста, перестань создавать так много боли, пожалуйста, перестань эксплуатировать мои отношения с мужем», — в частности, говорится в этом послании.

Хотя это письмо было опубликовано Mail on Sunday, защита издания строится на том, что впервые о нем написали People – и поскольку неназванные друзья Меган выставили в статье американского издания Томаса Маркла в некрасивом свете, он принял решения обратиться в британский таблоид с целью изменить мнение о себе.

Действительно, в People впервые говорится о содержании письма раздора – оно показывает, что Меган Маркл волновалась за отца, когда он не смог приехать на свадьбу из-за сердечного приступа. «После свадьбы она написала ему письмо, — говорит один из друзей Меган изданию. – Что-то типа «Папа, мое сердце разбито. Я тебя люблю. У меня только один отец. Пожалуйста, перестань делать из меня жертву медиа, чтобы мы могли восстановить отношения».