Голову с плеч: о чем датско-шведская драма «Королева сердец»

Треснувшее Зазеркалье: какой получилась драма «Королева сердец»

16 мая в прокат выходит датско-шведская драма «Королева сердец» — вторая полнометражная работа постановщицы Май эль-Туки и сценаристки Марен Луизе Кеэне. История простая — давно замужняя Анна, успешная юристка, жена и мать начинает спать с сыном собственного мужа, что приводит к катастрофическим последствиям. Зимой фильм показывали на фестивале «Сандэнс», где он взял приз зрительских симпатий. Кинокритик «Газеты.Ru» Павел Воронков посмотрел «Королеву сердец» и увидел в ней крепкий психотриллер, сопоставимый с работами некоторых мастеров жанра.

Анна (Трине Дюрхольм) — успешная адвокатесса (к своим 40 с чем-то годам она стала совладелицей юридической фирмы), счастливая жена и мать двух дочерей-близняшек. Ее муж-швед Питер (Магнус Креппер) — врач, у которого в первом браке родился сын Густав (Густав Линд). После очередного отчисления из школы мать отправляет его к отцу в Данию — и так юноша поселяется под крышей у Анны. Довольно быстро между ними возникает связь, перетекающая в одержимость — и приводящая к трагичным для всех последствиям.

«Королева сердец» — только вторая полнометражная работа датской кинематографистки Май эль-Туки (египтянка по папе), которой в августе стукнет 42 года. Как и свой дебют «Короче говоря» четырехлетней давности, эту ленту она сняла в паре со сценаристкой Марен Луизе Кеэне, написавшей, в частности, несколько серий «Моста» и «Правительства». Впрочем, от предыдущей картины, безделушной романтической комедии, новый фильм Эль-Туки и Кеэне отличается разительно. «Королева сердец» — мощная психодрама, в итоге оборачивающаяся по-скандинавски ледяным триллером.

«Короче говоря» был фильмом довольно симпатичным, но местами чересчур формалистским — что в принципе присуще многим режиссерам-дебютантам. Прогресс, случившийся за эти четыре года, поражает. На протяжении двух часов «Королева сердец» умело играет со зрителем, вцепившись в него первой же сценой. Анна приходит домой после прогулки с собакой и застает мужа, которого вызывают в полицию. В чем дело, станет понятно только в конце.

Забегая вперед, надо сказать, что все это совершенно точно было бы невозможно без большого мастерства Трине Дюрхольм — давно заслуженной артистки, которая всего на пять лет старше самой Эль-Туки. То, что она проделывает со своим персонажем, с трудом поддается осмыслению, но ни на секунду не позволяет отвести от экрана взгляд. Западная пресса удачно сравнила игру Дюрхольм с работой Гленн Клоуз в «Роковом влечении». Еще одно схожее выступление — Джуди Денч в «Скандальном дневнике».

Поначалу силишься отгадать природу вспыхнувшей между Анной и Густавом страсти. Вроде бы у нее и так все хорошо: и работа спорится, и муж близок к идеалу, и дети примерные. Но быстро становится очевидно, что причины ее желаний не так уж и значительны. Важнее то, как она будет жить в реальности, когда пьянящая сказка обернется кошмаром.

И это действительно в некотором смысле сказка. «Королева сердец» — на самом деле «Червонная королева», та самая спятившая монархиня из кэрролловской Страны чудес, что направо и налево рубила головы своих подданных. Анна читает «Алису» своим дочкам перед сном, и параллельно тому, как они продвигаются по сюжету, героиня успевает провалиться в волшебный мир и вынырнуть обратно, а наше к ней отношение — развернуться на 180 градусов.

На одной чаше весов — массивная гиря добродетели (Анна защищает в суде интересы несовершеннолетних жертв насилия). Другая чаша наполняется по мере развития ее отношений с Густавом. При этом Эль-Туки не то чтобы задается целью разобраться в этической составляющей ситуации. Ее в гораздо большей степени занимает наблюдение за человеком, который сначала сам себя загоняет в угол, а затем выцарапывает себе обратную дорогу, сменив человечность на животные инстинкты.

С несколько садистским удовольствием постановщица отковыривает от своей героини те кусочки, что дают зрителю возможность оправдывать ее. Стрелка морального компаса продолжает свое неумолимое вращение, и вот уже в зеркале отражается один из тех монстров, с которыми Анна боролась — и чьих жертв защищала.

Примерно таким хотелось видеть прошлогоднего «Пылающего» Ли Чхан Дона — раз уж тот взялся пропускать через мясорубку буддийскую медитативность оригинального рассказа Харуки Мураками. Там триллер внезапно и необоснованно врывался в происходящее, полностью ломая все на своем пути. Здешняя же плавность и естественность трансформации и героини, и повествования в целом сравнима, пожалуй, с лентами Гаспара Ноэ — незаметно, но стремительно скатывающимися в жуткие бэд-трипы. Другое дело, что у Ноэ конец галлюциногенного кошмара обычно означает и конец фильма. «Королева сердец» осмеливается заглянуть немного дальше.