Пенсионный советник

«Цифровая кровь не дает нужного эффекта»

Актер Брюс Кэмпбелл о сериале «Эш против зловещих мертвецов»

Иван Акимов 17.11.2015, 14:46
__is_photorep_included7897421: 1

Актер Брюс Кэмпбелл рассказал «Газете.Ru» о сериале «Эш против зловещих мертвецов», о возвращении знаменитого фильма ужасов с помощью телевидения и о том, кто такая Люси Лоулесс.

Эш Уильямс снова вступил в битву со злом. Герой фильма Сэма Рейми «Зловещие мертвецы» и его сиквелов появился на экране в сериале «Эш против зловещих мертвецов». Его автором стал Рейми (вместе с братом Айваном), а заглавную роль сыграл актер, который воплощал этот образ и во всех частях франшизы, — Брюс Кэмпбелл. Его премьера, которая состоялась на кабельном Starz, может, и не стала самой рейтинговой премьерой этого канала (пилот посмотрели 233 тыс. человек), но для полночного эфира этой аудитории оказалось достаточно, чтобы продлить «Эша против зловещих мертвецов» на второй сезон. В России его показывает онлайн-сервис «Амедиатека», причем сразу в двух переводах — второй делает Дмитрий «Гоблин» Пучков. «Газета.Ru» поговорила с Брюсом Кэмпбеллом о возвращении к знаковой для актера роли, о фальшивой крови и новых технологиях.

— Понравилось ли вам снова играть Эша спустя столько времени и по-прежнему ли вас мучает Сэм Рейми?

— Эш — пожалуй, самый прикольный герой из тех, которых можно сыграть. А сейчас мы смогли использовать весь наш опыт, чтобы продолжить работу с этим персонажем и нарастить ему еще больше плоти. И да, Сэм все так же жесток, каким и был всегда.

— Это одна из самых известных ваших ролей в кино. На ваш взгляд, есть то, чего вы не смогли рассказать зрителям в предыдущих фильмах?

— До этого все фильмы про Эша имели общую продолжительность всего четыре с половиной часа. А здесь мы только в первом сезоне собираемся показать зрителям пять часов с этим персонажем. История стала больше, объемнее, Эшу пришлось общаться с другими людьми. Так что придется показывать, как меняется его характер. Он должен стать лидером.

Кадр из сериала «Эш против зловещих мертвецов» imdb.com
Кадр из сериала «Эш против зловещих мертвецов»

— Но вы получаете удовольствие от этой истории?

— Да, и очень большое.

— Какое чувство вы испытали, снова взяв в руки бензопилу?

— Знаете, эти съемки напомнили мне о том, как я ненавижу поддельную кровь. Эта ненависть глубоко внутри меня, действительно глубоко. Одна из вещей, которую я люблю меньше всего на свете, — это хирургический клей. А они используют его для различных приспособлений, для грима и для фальшивой крови. Она вызывает у меня хроническое отвращение, которое настигает меня везде.

— Сейчас хорошо развиты различные спецэффекты, не пытались применить новые технологии?

— В основном мы пытались сделать кровь реальной, цифровая кровь не дает нужного эффекта. Пару раз мы применили ее в пилотном эпизоде, и оказалось, что мы не большие поклонники цифры. Забавно, что современные способы получения крови на экране не делают съемки более простыми или не делают снятое лучше. Им стало проще бить меня, увеличился шанс снять все правильно с первого раза, а вот все остальное осталось прежним. Так что хорошие новости для технологий не делают мою жизнь как актера легче. Они делают ее только хуже.

Кадр из сериала «Эш против зловещих мертвецов» imdb.com
Кадр из сериала «Эш против зловещих мертвецов»

— Что добавило шоу присутствие Люси Лоулесс?

— Знаете, Люси — очень крутая, и она — хорошее дополнение к Эшу. Она может сделать что-либо захватывающее, то, что от нее требуется. Она хорошая и многогранная актриса, которая может сделать что-то комедийное или пнуть вас. Так что мы действительно счастливы, что она с нами.

— Зловещие мертвецы — это не только фильмы, но и видеоигры, и комиксы. А какие самые безумные идеи вы получали по поводу развития франшизы?

— Когда были переговоры с кинокомпанией New Line о съемках фильма «Эш против Джейсона против Фредди». Мне это было интересно, поскольку я очень хотел убить их обоих. Но нам сказали, что никто никого убивать не будет, а мы будет только контролировать, что происходит с нашим персонажем в чужом сценарии. В этом проекте мы не могли влиять на историю, не могли влиять на то, что делал бы Эш с другими героями. Не очень творческий подход. И я рад, что мы вернулись к Эшу только сейчас, потому что теперь мы можем работать с ним правильно.