Мариинка подождет страдивари

Минкультуры отказало Мариинскому театру в покупке уникальных музыкальных инструментов

Минкультуры отказало Мариинскому театру в покупке уникальных музыкальных инструментов итальянских мастеров за $20 млн: театр не выдержал процедуру и без устранения нарушений не сможет пополнить свой Страдивари-ансамбль.

Мариинский театр решил приобрести для своего оркестра несколько уникальных инструментов вдобавок к уже имеющимся и запросил соответствующие бюджетные ресурсы. Как гласят документы, имеющиеся в распоряжении «Газеты.Ru», Мариинка предложила Минкульту выделить почти $20 млн на приобретение четырех музыкальных инструментов: изготовленной в 1710 году виолончели Антонио Страдивари, скрипки Пьетро Гварнери (1735 год), альта Карло Тонони (1715) и еще одной виолончели работы Давида Теклера (1711). Общая стоимость контракта превышает $19 млн (около 600 млн руб.).

Самой дорогой позицией значится виолончель Страдивари — более $14 млн.

Контракт на их приобретение театр предложил заключить с компанией Strad Europe Ltd, которая владеет инструментами. Выбор именно этой фирмы в качестве поставщика был утвержден распоряжением художественного руководителя и директора Мариинского театра Владимира Гергиева, подписанным в мае 2013 года, хотя по процедуре бюджетные закупки должны проходить через тендер.

Strad Europe Ltd занимается закупкой музыкальных инструментов работы Страдивари, Гварнери и других мастеров и сопровождением сделок с частными покупателями; возглавляет эту компанию скрипач, президент Европейского отделения международного общества Страдивари (Stradivari Society) Эдуард Вульфсон.

Три уже есть

Министерство культуры отказалось согласовывать эту сделку. По данным «Газеты.Ru», это произошло по двум причинам: Мариинский театр не смог подтвердить свои финансовые возможности по исполнению контракта и, кроме того, предоставил в ведомство уже заключенный договор, а не его проект, как предусмотрено процедурой.

Позицию Минкульта поддержали и в правительстве: Белый дом рекомендовал ведомству принимать решения по данному вопросу только в рамках существующих процедур.

Но есть и еще одна причина для отказа в согласовании контракта. Как рассказал «Газете.Ru» источник в Минкультуры, отрицательное заключение связано также с отсутствием детального обоснования необходимости подобного приобретения, а также экспертного заключения о стоимости такого соглашения.

«Экспертная оценка должна быть на наивысшем уровне — то есть, однозначно, заключение о действительной стоимости инструментов должны были дать международные оценщики», — заявил источник.

В Минкультуры также указали, что Мариинский театр в течение 2013 года не присылал в ведомство заявок на целевую субсидию по данному контракту. При этом объемы финансирования Мариинки составили 1,4 млрд руб. в 2011 году и 2,5 млрд руб. — в 2012-м; 3,4 млрд руб. было выделено театру в 2013-м — правда, с учетом дополнительных ассигнований на ввод в эксплуатацию новой сцены.

У Мариинки уже есть инструменты известного мастера. Источник в группе ВТБ сообщил «Газете.Ru», что

в 2011 году театру был выдан кредит на приобретение трех инструментов Страдивари — двух скрипок и одного альта. Это была половина коллекции, которая распродавалась в связи со смертью владельца. Инструменты были официально ввезены через таможню, прошли границу Российской Федерации и сейчас находятся в залоге у банка.

Инструменты застрахованы, банк регулярно справляется об их состоянии — они проходят опись и другие положенные процедуры. Срок погашения кредита наступает в следующем году, поэтому пока банк заботится лишь о состоянии залога.

По слухам, сумма кредита составила $40 млн, но на прямой вопрос в группе ВТБ ответили: «В разы меньше».

В банке также заверили, что инструменты находятся на балансе Мариинки. Источники «Газеты.Ru» ставили этот факт под сомнение, предполагая, что они ушли на баланс одного из фондов, сотрудничающих с театром.

«Мы очень серьезно относимся к качеству инструментов. У нас есть инструменты мастеров кремонской школы, — рассказала «Газете.Ru» Оксана Токранова, представитель Мариинского театра. — Есть Страдивари-ансамбль, это коллектив музыкантов, играющих на старинных и уникальных по звучанию струнных инструментах, созданных мастерами кремонской школы. Ансамбль возник по инициативе Валерия Гергиева.

Классические произведения в их исполнении звучат совсем иначе, чем обычно в концертах, благодаря богатейшим тембрам инструментов работы Амати, Страдивари, Гварнери, Гваданини и Гофриллера».

По словам Токрановой, все инструменты принадлежат театру, на них играют ведущие инструменталисты. Свои личные старинные инструменты музыканты Мариинки не используют. Театр не может сам приобретать редкие скрипки, флейты и другие инструменты — это, как утверждает пресс-атташе театра, делается только по согласованию с Минкультуры.

Фонды, не бюджет

«Оптовая» закупка инструментов с мировым именем, какую намеревалась провести Мариинка, в музыкальном мире считается явлением нетипичным. К примеру, известный исполнитель Дмитрий Коган играет на скрипке, принадлежавшей царской семье Романовых, а после выступлений возвращает ее хозяевам. Владельцами часто выступают банки. Если оркестр покупает инструмент известного мастера, то это, как правило, штучное приобретение. Каждая такая покупка становится событием — всегда точно известно, в чьих руках инструмент будет находиться и на каких концертах звучать.

Кроме того, в России существует Государственная коллекция уникальных музыкальных инструментов — самая крупная в мире, в ней хранится 285 струнных инструментов. Коллекция эта была создана в 1919 году на основе нескольких национализированных большевиками частных собраний конца XIX — начала XX века, в том числе — коллекции купца первой гильдии Константина Третьякова. До 2010 года она входила в структуру РОСИЗО, потом была подчинена Центральному музею музыкальной культуры имени Глинки.

«РОСИЗО в советские времена осуществляло функцию государственного закупщика всего — и инструментов для Госколлекции в том числе, — рассказал изданию источник в этой организации. — В самой Госколлекции было сделано специальное хранилище и мастерская. Пару лет назад было принято решение о передаче коллекции в ведомство Музея музыкальной культуры им. Глинки — вместе с площадями и реставрационными мощностями».

Аналогов Госколлекции в западных странах нет, как нет и практики закупки государством инструментов для оркестров по рыночным ценам.

У наиболее именитых коллективов — Лондонского, Берлинского и других оркестров — уже имеется свой банк инструментов, а все приобретения идут от меценатов.

При некоторых филармонических коллективах существуют целые фонды, которые занимаются снабжением их уникальными инструментами. Так, в 2011 году Австралийский камерный оркестр приобрел скрипку Страдивари за $1,2 млн на деньги собственного фонда, формирующегося за счет взносов и пожертвований попечителей оркестра.

Интересно, что пайщики таких фондов не просто жертвуют деньги — это инвестиционные вложения: с каждым годом стоимость скрипки растет, а значит, растет и их пай.

Для входа в число инвесторов австралийского фонда вкладчику потребуется $50 тыс., а доход его компании должен составлять не менее $250 тыс.

«Есть еще несколько форм работы с инструментами и владения ими», — рассказал изданию эксперт по редким музыкальным инструментам, уникальные скрипки и виолончели в основном принадлежат разного рода фондам или частным семьям.

Некоторыми из инструментов владеют сами музыканты — так, своя скрипка Страдивари есть у Максима Венгерова.

Впрочем, рассказывает специалист, некоторыми скрипками действительно владеют сами оркестры — скажем, Лос-Анджелесскому филармоническому оркестру принадлежит сразу два инструмента Страдивари; одна из скрипок была завещана коллективу известным скрипачом Джеком Бенни.

Другим же приходится искать варианты, которые находятся далеко не всегда. «Мой оркестр не очень богат, и я никогда бы не получил в пользование уникальный инструмент, даже если бы у оркестра были на него деньги или нашелся бы меценат, — рассказал «Газете.Ru» российский музыкант, солист одного из европейских оркестров,

— Потому что любые пожертвования идут через фонд оркестра, а такой фонд, как правило, имеет более насущные нужды, чем уникальные инструменты».

Собеседнику «Газеты.Ru» казалось, что он нашел выход из положения. «Я полгода играл на инструменте Амати, который принадлежал одному меценату, — рассказал он, — однако в этом году его финансовый консультант сообщил ему, что ему выгоднее продать мой инструмент, а деньги вложить в отрасли, не связанные с искусством. Теперь играть мне не на чем. А я выхожу на сцену, чтобы исполнять шедевры, и звук мне тоже нужен шедевральный».

Фонды, закупающие уникальные инструменты для именитых исполнителей, есть и в России.

Так, Российский фонд поддержки уникальных культурных проектов имени Когана два года назад приобрел скрипку Гварнери «Робрехт», которую использует для выступления скрипач Дмитрий Коган.

Скрипка Владимира Спивакова работы Страдивари принадлежит не музыканту, а его друзьям, учредившим специальный фонд. Спиваков получил эту скрипку в пожизненное пользование — в случае смерти музыканта инструмент будет продан, а доходы — поделены между этими людьми или их наследниками.

Кроме того, за рубежом распространены фонды, основной деятельностью которых является предоставление уникальных инструментов молодым талантливым музыкантам в аренду или безвозмездное пользование. «Подать заявку в эти фонды может любой желающий», — заметил эксперт. Например, подобная практика — ценные инструменты доверяются студентам — предусмотрена благотворительными образовательными программами Общества Страдивари.

В 2013 году общество открыло музей скрипок в итальянском городе Кремона. Там инструменты выдаются музыкантам на один концерт, а репетировать им приходится прямо в музее.

В российской Госколлекции, которая является одним из ассоциированных членов Общества Страдиварии, порядки либеральнее — здесь выдают инструменты сроком на полгода, затем музыкант проходит комиссию, перед которой обосновывает продление контракта. В советское время Госколлекция выдавала инструменты на ответственное хранение сроком до десяти лет.

Интересно, что иностранные компании — дилеры старинных инструментов считают российский рынок очень перспективным. «Богатые покупатели из России в ближайшее время могут сильно подтолкнуть цены на рынке редких инструментов вверх, — полагает Стивен Смит, директор британской фирмы John & Arthur Beare, торгующей инструментами Страдивари и Гварнери, — особенно на старинные инструменты, возрастом 300 и более лет».

Правда, музыканты недовольны использованием инструментов в качестве объектов инвестиций.

«Уникальные инструменты рекой текут в Азию, где их скупают тамошние коллекционеры, — рассказал оркестрант «Газете.Ru», — и эти коллекционеры зачастую даже не выдают их поиграть солистам; просто ставят струнные инструменты в сейф, «под стекло».

Что глупо даже с точки зрения богача — инструмент же теряет свои качества, если на нем не играют».

Оборудование Страдивари

Хотя Минкультуры отказало Гергиеву, подкрепив свой отказ мнением правительства, в самом желании главы Мариинки иметь в своем оркестре лучшие инструменты в ведомстве не усматривают ничего криминального.

По словам источника «Газеты.Ru» в Минкульте, к ним может обратиться любое госучреждение и попросить приобрести то оборудование, которое ему необходимо (статья расходов в бюджете ведомства так и называется — «на оборудование») . Другое дело, что в Минкультуры обычно проверяют, какое «оборудование» и за сколько будет приобретаться, и требуют детальных обоснований трат.

Поэтому, несмотря на достаточно серьезную сумму сделки, Мариинскому театру, скорее всего, удастся получить уникальные инструменты: в согласовании контракта отказано по формальным признакам.

В случае устранения нарушений процедуры ведомству ничего не останется, как поставить свою визу — например, в следующем бюджетном году, полагает сотрудник Минкульта. Хотя оптимальный вариант видится все же по-другому.

«Было бы логично и честно купить инструмент для Госколлекции, — предложил чиновник, — с условием передачи их в пользование музыкантам оркестра Мариинки».

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть