Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Монстрация» компенсирует профессиональную деформацию у полицейских»

Интервью с идеологом «Монстрации» Артемом Лоскутовым

Алексей Крижевский 02.05.2012, 14:25
__is_photorep_included4569857: 1

Художник Артем Лоскутов рассказал «Газете.Ru» о первомайской «Монстрации» в Новосибирске, о том, почему монстрантов оказалось больше, чем оппозиционных демонстрантов, и о том, почему российские столицы не ценят уличные хеппенинги.

В Новосибирске, Уфе, Красноярске, а также в Киеве и ряде городов Крыма в этом году прошла «Монстрация», ставшая уже традиционной, — первомайское шествие-хеппенинг с абсурдными лозунгами. Одним из главных вдохновителей «Монстрации» считается новосибирский художник Артем Лоскутов, благодаря которому на «Монстрации» в его городе, проходящие здесь с 2004 года, выходят тысячи человек (в то время как в других городах не более нескольких сотен). В 2010 году акция впервые прошла в Москве. По итогам 2010 года Артем Лоскутов был награжден за «Монстрацию» премией «Инновация». В году нынешнем акция ушла из российских столиц: в Москве и Петербурге не нашлось инициативных групп, которые могли бы подать заявки на «Монстрацию» городским властям. Артем Лоскутов рассказал «Газете.Ru» о том, что происходит с «Монстрацией», в каких отношениях находятся ее манифестанты с оппозицией и почему на фотографиях с акции видно улыбающихся полицейских.

— Как прошла «Монстрация-2012» в Новосибирске? В этом году вам, кажется, чинили больше препятствий, чем, скажем, пару лет назад?

— Сама «Монстрация» прошла хорошо, препятствия были только со стороны погоды: всю ночь шёл дождь и с утра было прохладно, градусов пять. В плане согласования с мэрией препятствий было действительно больше, чем в прошлые годы. Мэр Городецкий заявил, что «Монстрация» никогда не пройдёт по Красному проспекту, что перекрывать из-за неё центральную улицу города нельзя — «город-то цивилизованный», несмотря на то что она и так была перекрыта на полдня из-за эстафеты. Правда, через час после того, как основные городские СМИ опубликовали это заявление, маршрут «Монстрации» был согласован — как раз по тому самому Красному проспекту.

— Как вам кажется, такая настороженность связана с ростом протестного движения в последние годы?

— Нет, с ростом протестного движения не связываю: в Новосибирске «колонна объединённой оппозиции», по оценкам прессы, собрала в пять раз меньше участников, чем «Монстрация». Скорее всего, все эти запреты — самодурство и отсутствие компетенции, которые мэру Городецкому и некоторым другим чиновникам и депутатам прикрывать нет возможности, сил или ума.

— Со стороны кажется, что это последовательная и сознательная политика отношения к искусству: в Новосибирске на днях запретили выставку актуального искусства «Родина» в местном краеведческом музее, идеологом которой был Марат Гельман…

— С выставкой «Родина» та же ситуация: запретили её после высказывания депутата Умербаева, что там, дескать, будут выставлять «дрянь, оскорбляющую русский народ», – так он, кажется, выразился. Выставку перенесут в другое место (для экспозиции арендовали старый неиспользуемый аэропорт. — «Газета.Ru»), оно не такое удачное как музей в центре города. По её посещаемости, которая, конечно, будет меньше из-за этого переноса, можно будет судить о том, нужна она новосибирцам или нет. В Перми, насколько я знаю, с посещаемостью у «Родины» всё было о-кей. Как и у «Монстрации» в Новосибирске.

Среди чиновников, к слову, тоже есть люди, положительно относящиеся к «Монстрации», и их немало. Вон даже глава ГУВД Кириллов одобрительно высказывался по итогам, на фотографиях полно улыбающихся полицейских — похоже, «Монстрация» как-то компенсирует их вынужденную профессиональную деформацию, и это хорошо. Кто-то, безусловно, настолько деформирован, что даже кушать не может, но их как-то за пределами комментариев к новостям не видно.

— В Москве и Петебруге «Монстрации» в этом году не было, основная активность сместилась на Урал и в Сибирь. Как по-вашему, почему жители столиц не восприняли идею демонстрации-перформанса?

— Так она и пришла из Сибири. Просто в Москве и Питере не закрепилась. Это как вопрос к жителям столиц — почему. Мне кажется, это из-за разной событийной насыщенности здесь и там. С другой стороны, в том же соседнем Омске ситуация похожая на столичную: «Монстрация» то есть, то нет, и участников не больше сотни.

— Есть мнение, что «Монстрация», особенно после того, как вам дали за нее премию «Инновация», стала привычным элементом жизни и переживает кризис формы и интереса к себе.

— Кризис не чувствуется — лозунги «Монстрации», по-моему, остаются актуальными. Безусловно, есть сомнения, без них нельзя, но нет паники, нет краха, нет ощущения провала. Да и самого провала нет.

— Перед первомайской «Монстрацией» вас снова стали вызывать по делам об оскорблении полицейского. Вы уже были в заключении, а сейчас в СИЗО ваши коллеги из Pussy Riot. Как по-вашему, что-то изменилось в стране, что художников стали чаще сажать, причем напрямую за то, чем они занимаются?

— Ну а что, раньше художников не сажали? Поэтов? Писателей? На Авдея Тер-Оганьяна (автора акции «Юный безбожник», в рамках которой рубил неосвященные иконы. — «Газета.Ru») и Олега Мавроматти (автор акции «Я не сын божий», в ходе которой был распят на кресте. –«Газета.Ru») дела возбуждались по 282 статье ещё в 1990-е, и они до сих пор живут в вынужденной эмиграции, то есть там не было выдумок никаких, вменялись в вину собственно перформансы. Сократа когда ещё к смерти приговаривали. Иисус — тоже своего рода художник.

—У вас, кажется, «нашли» наркотики?

— Подбрасывание наркотиков вообще очень широко практикуется как инструмент репрессий не только применительно к моему случаю, но вообще очень много к кому: у нас оперативники центра Э просто зарабатывают так. Подбрасывают наркотики, сажают людей, потом деньги вымогают. Понятые в делах одинаковые, суд на это плюёт. Политических дел сколько. Мы знаем про Таисию Осипову, но отнюдь не про всех столько говорят.

— В ходе зимних московских протестов звучало мнение, что перформанс, театрализованное уличное действо — единственная нескучная форма социального протеста, способная вывести людей на улицы. Как вам кажется?

— Я бы не сказал, что это единственный способ. Отнюдь. Всё в комплексе должно взаимодействовать.