Пенсионный советник

Могучее признание

В Москве вручили «Золотые маски»

Николай Берман 17.04.2012, 10:38
Спектакль Счастье, победитель Золотой Маски-2012 goldenmask.ru
Спектакль Счастье, победитель Золотой Маски-2012

В Москве прошла церемония вручения наград театрального фестиваля «Золотая маска». Впервые за 8 лет премия вручалась на сцене Большого театра и принесла большие сюрпризы: в списке лауреатов предпочла мастерам новые имена.

Режиссёром церемонии выступила Нина Чусова, громко заявившая о себе в начале нулевых, но последние годы работающая в основном в провинции. Театр Чусовой всегда резок и эпатажен, однако на этот раз она усмирила свой нрав: закрытие «Маски» было на редкость простым и аскетичным. Объявление номинантов и лауреатов перемежалось лишь несколькими музыкальными номерами, а единственным нетривиальным ходом было помещение части музыкантов оркестра, игравших туш, на верхнем ярусе в зрительном зале.

Важно, что благодаря этой строгости вечеру удалось избежать двух опасных граней для мероприятия с подобным статусом — и чрезмерного капустнического угара, и елейных речей, полных официоза и пафоса.

Таким образом, зрителей церемонии ничто не отвлекало от результатов премии, и именно они подарили главные неожиданности. Уже начало «Маски» обернулось небольшим скандалом:

ни в одной из четырёх номинаций в категории «Оперетта/мюзикл» премию было решено не присуждать.

И выяснялось это постепенно, по мере открытия конвертов: каждый раз объявлявшие лауреатов впадали во всё большее недоумение, а выносившие премию мужчины во фраках один за другим уходили со сцены, так ничего и не вручив.

Впрочем, в остальных своих решениях музыкальное жюри под руководством ректора ГИТИСа Карины Мелик-Пашаевой оказалось довольно консервативным. В опере были проигнорированы самые радикальные режиссёрские работы, и «Золотому петушку» Кирилла Серебренникова в Большом театре досталась только премия за лучшую работу художника по свету (Дамир Исмагилов, получивший её и в области драмы), а «Мёртвым душам» Василия Бархатова в Мариинке — за лучшую сценографию (Зиновий Марголин). Многих удивило то, что лучшим режиссёром был признан руководитель Детского музыкального театра имени Сац Георгий Исаакян за «Любовь к трём апельсинам». А вот победа в номинации «Лучший спектакль в балете» одноактовки «За вас приемлю смерть/Por vos muero», поставленной в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко испанским хореографом Начо Дуато, который недавно возглавил балетную труппу питерского Михайловского театра, была вполне предсказуема.

Вручение премий в области драмы родило гораздо больше сенсаций. Все началось с выхода художника-перформера Олега Кулика, который объявлял победителя конкурса «Эксперимент». Иронизируя над казусом с опереттой, он под ропот зала посетовал, что называл лауреата не в этой номинации,

потому что тогда бы присудил приз лучшей опереточной группе года Pussy Riot. Надо ли говорить, что в телеверсию церемонии, показанную каналом «Культура» сразу по её окончании, этот момент не вошёл.

Лауреатом же «Эксперимента» стал спектакль «Театра.doc» «Зажги мой огонь…». Документальный театр, существующий в крохотном подвале, получает «Маску» в этой номинации второй раз — первый был 8 лет назад, когда приз вручили уже легендарному «Кислороду» Виктора Рыжакова по тексту Ивана Вырыпаева. Постановку «Зажги мой огонь…» режиссёр Юрий Муравицкий создавал вместе с актёрами и драматургом Сашей Денисовой, отталкиваясь от биографий рок-звёзд Джима Моррисона, Джимми Хендрикса и Дженис Джоплин и помещая их в реальные обстоятельства жизни занятых в спектакле артистов — производя опыт, очень редкий для российской сцены.

Следующий вздох изумления раздался в зале, когда объявили лучшую актрису сезона — ею всего в третий раз за всю историю премии стала актриса, работающая за пределами Москвы и Петербурга. Светлана Замараева сыграла актрису Кручинину в «Без вины виноватых» Екатеринбургского ТЮЗа. По замыслу режиссёра Григория Дитятковского,

весь спектакль одержимая театром героиня существует по сценическим законам XIX века, то есть говорит с нарочитой неестественностью, заламывает руки и бурно артикулирует каждое слово.

Такая трактовка может вызывать вопросы, но Замараева в этих условиях, невыносимо сложных для современной актрисы, существует виртуозно.

Одно из немногих ожидаемых и вместе с тем неожиданных решений драматического жюри — присуждение премии за лучшую работу режиссёра Юрию Бутусову, поставившему «Чайку» в «Сатириконе», один из главных хитов прошлого московского сезона, спектакль одновременно безбашенный и исповедальный. Сомнений, что у «Чайки» будет «Маска», почти не было — интрига заключалась в том, в какой номинации. То, что приз дали Бутусову лично и именно в режиссерской категории, имеет для него принципиальное значение. «Маску» в такой же категории он уже получал 13 лет назад, за «В ожидании Годо», один из первых своих спектаклей.

Тогда это выглядело авансом молодому режиссёру, а сейчас новая премия стала для Бутусова символом его перехода в разряд зрелых и сильных мастеров.

Главными сенсациями «Маски» стали лауреаты основных номинаций драматического театра. Лучшим спектаклем малой формы признали идущих на «Винзаводе» «Отморозков» Кирилла Серебренникова, и этот факт важен сразу во многих отношениях. Во-первых, национальную театральную премию получила постановка по мотивам «Саньки» Захара Прилепина, говорящая иносказательно о нацболах и впрямую перекликающаяся с политическими событиями последних месяцев. Во-вторых,

это первый в истории «Маски» случай победы студенческого спектакля («Отморозков» играют ученики Серебренникова, которые сейчас заканчивают 4-й курс Школы-студии МХАТ).

В-третьих, Серебренников, поставивший в Москве больше 20 спектаклей и во многом сформировавший лицо русского театра последнего десятилетия, «Золотую маску» до сих пор не получал ни разу.

Ну и, наконец, «Золотую маску» большой формы (считающейся главной номинацией конкурса) дали «Счастью» Андрея Могучего в Александринском театре, чего, кажется, предугадать не мог вообще никто.

Взяв за основу «Синюю птицу» Метерлинка, Могучий создал детский спектакль, существующий в эстетике современного искусства, похожий на японскую анимацию и компьютерную игру в одном лице. Вполне каноническое по своим смыслам, по форме «Счастье» — такой дикий авангард, который ещё недавно для «Маски» был мыслим только в рамках конкурса «Эксперимент».

Жюри театра драмы на «Золотой маске» (в этом году его возглавлял художественный руководитель Театра Вахтангова Римас Туминас) пошло ва-банк. Конечно, радикальные постановки получали премию уже не единожды, но всегда это было скорее исключением, чем правилом.

Теперь лауреатами «Маски» стали Серебренников, Могучий и Бутусов, а постоянные обладатели премии, обласканные всеми критиками Лев Додин и Сергей Женовач, остались без наград, и это выглядит серьёзным жестом.

Вердикт жюри как бы исправил историческую несправедливость и подытожил развитие российского театра за долгий период. Итоги «Золотой маски» этого года стали окончательным признанием поколения, начинавшего в 1990-е и 20 лет проходившего в «молодых режиссёрах». Очевидно, что именно три названных постановщика сейчас во многом определяют весь наш театральный процесс. Они ушли с обочины и сделались мейнстримом, при этом не утратив собственного стиля, а скорее, наоборот, в полной мере обретя место в искусстве и получив право ни в чём не ограничивать свою свободу. А новая смена уже не за горами.