Одиночество фокусника Татищева

В прокате «Иллюзионист» Сильвена Шоме

outnow.ch
В прокат вышел «Иллюзионист» автора «Трио из Бельвилля» Сильвена Шоме — история о жизни фокусника в мире, где уже почти никто не верит в чудеса, снятая по сценарию комика Жака Тати, единственный 2D-номинант на мультипликационный «Золотой глобус».

Работы у фокусника Татищева с каждым днем становится меньше: кабаре атаковали скулящие рокеры, окруженные толпами фанатичных девиц. В поисках зрителей Татищев уезжает в далекую Шотландию и колесит по маленьким городам, жители которых еще способны радоваться вытащенному из шляпы кролику. В одной из таких поездок иллюзионист знакомится с Элис, которая наивно уверена, что он настоящий волшебник и может достать из воздуха что угодно, даже новые туфельки. Тронутый вниманием, фокусник не спешит ее разубеждать, и девушка увязывается за ним в Эдинбург.

Больше всех «Иллюзионисту» Сильвена Шоме обрадовались шотландцы.

«Если бы Эдинбурга не существовало, — гласила рецензия в местной газете, — трудно было бы поверить, что такая красота и вправду бывает в природе». При просмотре словно бы попадаешь в картинную галерею: нежные морские пейзажи и величественные замки в туманном мареве будто сошли с шотландских акварелей позапрошлого века. Мультфильм Шоме действительно пропитан искренним восхищением Шотландией, в которую режиссер влюбился, приехав на Эдинбургский фестиваль. Влюбился настолько, что перебрался сюда и основал киностудию Django Films, на которой делал «Иллюзиониста». К тому времени Шоме уже был достаточно знаменит: его дебютная анимационная короткометражка «Старая леди и голуби» получила премию BAFTA и номинацию на «Оскар», две оскаровские номинации достались первому полнометражному мультфильму Шоме «Трио из Бельвилля».

Как и прошлые работы Шоме, «Иллюзионист» совершенно не вписывается в современный формат и мало похож на мультфильмы, оккупировавшие сегодня прокат.

Картина нарисована вручную, в 2D, а компьютерная обработка использована по минимуму. Вместо буйства красок — теплые акварельные тона. Вместо скрупулезно прорисованных, до каждого волоска, мельтешащих героев — паноптикум остроумно схваченных типажей, оживающих при помощи мимолетного жеста или меткой детали (потасканная примадонна варьете, помахивающая сигаретой с мундштуком, рыжеволосый хозяин трактира с чересчур крепким рукопожатием). Несмотря на обилие гэгов, «Иллюзионист» не комедия, а трагифарс: сброшенные с парохода современности цирковые герои отправлены в расход — клоун спивается, гимнасты подрабатывают малярами, Татищеву приходится устраиваться на автомойку.

Татищев — настоящая фамилия Жака Тати, французского мима, комика, актера, сценариста и режиссера.

Он написал этот сценарий в 50-е годы (действие, правда, происходило не в Эдинбурге, а в Праге), но так и не собрался его экранизировать. Сценарий пролежал на полке полвека, а Шоме его подарила Софи, дочь Тати. Продюсер «Трио из Бельвилля» обратился к ней с просьбой разрешить включить в мультфильм отрывок из ленты Тати, а Софи так понравились наброски к «Трио», что она предложила сделать мультфильм из «Иллюзиониста». Сам Шоме с ней не успел ни увидеться лично, ни поговорить: сценарий он получил после смерти Софи, которая скончалась еще до выхода «Трио из Бельвилля».

Фокусник Татищев из мультфильма Шоме списан не столько с Тати, сколько с его коронного персонажа Юло — старомодного нескладного месье, который не в ладах с современностью. Тати снял про него четыре фильма с собой в главной роли, и именно из этого долговязого господина с трубкой, как признавался Роуэн Аткинсон, вырос его мистер Бин. Шоме не просто создал анимированную версию Юло, но и честно следовал стилистике фильмов комика: диалогов в мультфильме практически нет, отсутствуют нелюбимые Тати крупные планы.

Сам «Иллюзионист» — зрелище довольно медитативное, но по другую сторону камеры разгорелись нешуточные страсти.

Объявился сын внебрачной дочери Тати — он послал разгромное письмо Роджеру Эберту, которое тот опубликовал у себя в блоге. Из письма следовало, что сценарий «Иллюзиониста» Тати написал в попытке загладить вину, под впечатлением о той позорной странице своей молодости, когда он сбежал от ребенка и его матери. А Шоме не только при подозрительных обстоятельствах завладел сценарием и влез в очень личную историю, но еще и полностью извратил идею Тати, посвятив «Иллюзиониста» Софи, а не той брошенной дочери, которой он был адресован.

Шоме тем временем уверен, что «Иллюзиониста» Тати написал именно для Софи, испытывая вину за то, что много работал и проводил с ней недостаточно времени.

Режиссер говорит, что ему, как отцу, это знакомо, но подкупило его в «Иллюзионисте», вероятно, чувство солидарности совсем иного толка. Для съемок «Иллюзиониста» Шоме собирал международную команду аниматоров и впоследствии жаловался, что найти их было чрезвычайно трудно: те, кто умел рисовать, испугались нагрянувшей эпохи 3D и разбежались кто куда. Из-за проблем с финансированием компании Django Films была закрыта, а Шоме вернулся во Францию. В номинациях «Золотого глобуса» «Иллюзионист» одиноко торчит среди трехмерных блокбастеров — «Истории игрушек-3», «Рапунцель», «Как приручить дракона» и «Гадкого я». Шоме в этом мире, как и Татищев, ходячий анахронизм. Но, подобно своему герою-фокуснику, который не прекращает вытаскивать из-за уха карандаш, Шоме продолжает снимать и твердит: «Сказать, что 2D умерло, все равно что сказать, что будущее Tour de France — автомобильные гонки».