Пенсионный советник

Помощь ипотечникам могут сократить вдвое

Интервью с министром строительства и ЖКХ Михаилом Менем

Сумма средств, которые могут быть направлены на поддержку ипотечных заемщиков, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, может составить 2–2,5 млрд рублей, что вдвое меньше, чем было направлено в рамках предыдущей программы. Об этом в интервью «Газете.Ru» рассказал министр строительства и ЖКХ Михаил Мень.

— Михаил Александрович, правительству поручено разработать ряд мер по поддержке ипотечных заемщиков, которые оказались в сложной жизненной ситуации. Хотелось бы понять, как ведется работа в этом направлении и как вы оцениваете мнение Минфина, что для решения вопроса возможно использовать ресурсы АИЖК?

Реклама

— Первое, что я хотел бы сказать, у нас в течение последнего года была активная работа по поддержке людей, которые попали в сложную жизненную ситуацию. На эти цели было выделено 4,5 млрд рублей, и средства переданы АИЖК. При этом мы не дифференцировали людей по видам валюты, в которых они брали ипотечные кредиты, потому что это зона ответственности самих граждан, и мы не можем делить людей по какому-то признаку, поскольку это, вообще, антиконституционно.

Мы можем только помогать тем, кто, вне зависимости от валюты, в которой они брали ипотеку, попал в сложную жизненную ситуацию. Программа завершается, и сегодня поднимается вопрос относительно того, что есть еще семьи, которые оказались в сложной жизненной ситуации. Поэтому мы втроем — с Минфином и АИЖК — сейчас вырабатываем позицию относительно источников. Рассматривается и собственная прибыль АИЖК как вариант. Нами рассматриваются и изменение критериев, потому что всех, кто подходил под критерии предыдущей программы, государство уже практически поддержало. Сегодня нужна корректировка. Думаю, в ближайшее время мы примем решение.

— Сколько ипотечных заемщиков нуждается в помощи и о каких суммах может идти речь?

— Я думаю, что эта сумма должна быть где-то в два раза меньше, чем в рамках предыдущей поддержки. На наш взгляд, 2–2,5 млрд может быть серьезным подспорьем для людей, которые оказались в сложной жизненной ситуации.

— Еще одна инициатива Минстроя — разработать законопроект, который позволил бы направлять материнский капитал на уплату ежемесячных платежей по ипотеке. Ведется какая-то работа?

— Да, работа ведется в этом направлении, поскольку, как правило, материнский капитал очень часто используется семьями для улучшения жилищных условий, и сегодня ипотека, конечно, серьезный инструмент для того, чтобы люди смогли улучшить свои жилищные условия.

— Как вы оцениваете перспективы рынка ипотеки на этот год, в том числе в вопросе размера ставки? Банки уже начали снижать ставки — Сбербанк, например. С какой ставкой рынок может прийти к концу года и какие драйверы роста вы видите?

— Ипотечная ставка напрямую зависит от ключевой ставки Центрального банка, и мы внимательно следим за позицией Центробанка, сотрудничаем, работаем с регулятором, консультируемся. Мы уверены, что в обозримом будущем в связи с тем, что произошла стабилизация в инфляционных процессах, все-таки снижение ключевой ставки будет. Вслед за этим банки и дальше будут двигаться вперед, навстречу пожеланиям наших людей.

Уже сегодня есть снижение, и если еще вчера мы субсидировали процентную ставку до 12%, когда был самый пик проблем, а ключевая процентная ставка подскочила до 17%, то сегодня банки опустили ставки. У ключевых игроков рынка, например ВТБ и Сбербанка, ставки уже ниже 11% даже без поддержки государства. Сегодня банки чувствуют и ловят рынок. Я уверен, что после очередного сокращения ключевой ставки есть шанс на очередное снижение. Но, опять же, это вне нашей компетенции, это все-таки макроэкономическая задача.

— Какой объем выдачи ипотечных кредитов вы прогнозируете по итогам года?

— По объемам выдачи прошлый год был очень неплохой — 1,5 трлн рублей. Показатель постепенно приближается к рекорду. Вспомним рекорд 2014 года, когда люди взяли ипотечных кредитов на 1,7 трлн рублей. По нашей оценке, мы можем превысить этот показатель.

Был непростой момент в январе и феврале, и по результатам двух месяцев многие эксперты, неглубоко копнувшие ситуацию, запаниковали. Но на самом деле мы понимали, что никакой паники не может быть.

Январь и февраль прошлого года как раз были пиковыми. На тот момент ожидалось окончание нашей программы в марте по субсидированию процентной ставки, и люди реагировали на это и шли быстрее брать кредиты с господдержкой. Поэтому база января-февраля 2016 года была крайне высока, поэтому в 2017 году, естественно, снижение произошло в январе-феврале. Еще раз повторю: эксперты, не разобравшись, начали делать какие-то неадекватные прогнозы, но мы с самого начала видели эту базу и все понимали. Уже по результатам первого квартала ситуация выровнялась, и мы надеемся на то, что эти полтора триллиона как минимум мы достигнем, а то еще и превысим в этом году.

— А какой объем строительства вы прогнозируете на этот год?

— Последние три года, несмотря, опять же, на какие-то пессимистические высказывания ряда экспертов, мы преодолеваем около 80 млн квадратных метров. Три года мы держим такую планку, это рекордная планка. Сейчас мы ввели новые правила игры для застройщиков. Я говорю об изменениях в 214-й федеральный закон. Ряд изменений вступили в силу с 1 января текущего года, ряд вступает в силу с 1 июля. И еще дополнительный блок поправок сегодня уже находится в парламенте. Мы надеемся, что до конца этой сессии все-таки законопроект будет принят. Документ снимет все вопросы по государственному фонду страхования договоров долевого участия. Замена правил игры даст некую перезагрузку, и это может привести к проседанию объемов ввода жилья в текущем, может быть, частично следующем году. И потом ситуация не просто выровняется, а пойдет опять в гору.

Мы ставим задачу к 2025 году выйти на показатель 120 млн квадратных метров жилья.

У нас есть такая уверенность, потому что страхование государственным фондом вселит некую уверенность в людей.

Что греха таить, страхование договоров долевого участия страховыми компаниями не дало своего результата — ни разу никто никому ничего не компенсировал. И сегодня, когда мы занимаемся проблемами обманутых дольщиков, этим занимаются губернаторы, в первую очередь это их зона ответственности. Я нигде ни разу не встречал, чтобы хоть в каком-нибудь совещании принимал участие представитель хоть одной страховой компании. Никто никогда ничего никому не компенсировал, поэтому я думаю, что у людей появится более смелое отношение к участию в договорах долевого участия по строительству после появления государственного страхования.

— Получается, что с введением компенсационного фонда рынок страховых компаний, которые страхуют ответственность застройщиков, все-таки закроется?

— Для них он закроется.

— А что касается Общества взаимного страхования?

— К сожалению, Общество взаимного страхования также попадает, поскольку это, по сути, страховая компания. Были разные идеи, как его переформатировать. Думаю, что мы подскажем какие-то решения тем застройщикам, которые объединялись в рамках ОВС. Возможно, ОВС будет в каком-то виде трансформировано, но государственный компенсационный фонд будет единственным, кто будет страховать все договоры долевого участия.

— Как на сегодняшний момент решается проблема дольщиков?

— В реестре чуть больше 40 тыс. обманутых дольщиков. Помимо этого, есть, к сожалению, еще и люди, которые стали жертвами просто аферистов и жуликов. Это уже не к нашему ведомству, такими компаниями занимаются правоохранительные органы. В классическом смысле обманутых дольщиков около 40–42 тыс., эта цифра постоянно меняется.

Буквально несколько дней назад было подписано очень важное постановление правительства, которое гласит, что все субъекты Российской Федерации должны по утвержденной нами методике и форме раз в квартал представлять нам отчетность о том, как они работают над решением этой проблемы.

Это зона ответственности региональных и муниципальных властей, и я беру на себя такую смелость достаточно категорично заявлять об этом, потому что я много лет работал «на земле», работал губернатором.

У меня в регионе, в регионе со сложной экономикой, никогда не было ни одного обманутого дольщика. И надо отметить, что в перечень ключевых показателей по оценке деятельности губернаторов и органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации теперь войдет соотношение объемов выдачи разрешений на строительство и вообще объемов ДДУ с проблемным объемом договоров.

После того как государство взялось за решение проблемы дольщиков, которые оказались жертвами группы компаний СУ-155, государство взялось достраивать — руками банка «Российский капитал» — на возвратной основе, и многие в регионах, к сожалению, немножко расслабились. Они думают, что, значит, государство решает как-то вопрос — ну пусть и наш вопрос будет решать. Ничего подобного. Знаете, когда выдают разрешение на строительство, не совсем адекватно оценивая возможности этих застройщиков, то об этом как-то не думают, а надо думать. Вот теперь будут отвечать.

— Апартаменты на сегодняшний день не являются жильем, но у такого формата есть свой покупатель. Минстрой ведет какую-то работу над законодательной инициативой по переводу апартаментов под жилье?

— Да, и это очень большая дискуссия. Мы пока согласовали лишь только первую позицию, то, что в апартаментах люди тоже должны быть зарегистрированы. Здесь мы солидарны с МВД, мы должны все-таки понимать, кто у нас проживает в этих квартирах, которые по статусу считаются апартаментами. Вот это первый этап, мы над ним работаем сейчас. А вторым этапом мы уже будем думать дальше о статусе апартаментов.

— Могут ли владельцы апартаментов надеяться на то, что все-таки налоги и плата за ЖКХ как-то уменьшатся, потому что сейчас они платят по офисным ставкам?

— Конечно да.

Я посоветовал бы только одно: когда принимаете решение о приобретении квартиры, лучше думать, потому что бесплатный сыр, как известно, в мышеловке.

И если апартаменты на 30% в среднем дешевле, чем аналогичные квартиры, то чудес не бывает, ищите подвох.

И получается, что там несколько иные ставки. Хотя сейчас, как правило, все-таки те компании, которые управляют этим жильем, находят какие-то возможные варианты. Но по логике, апартаменты приравниваются к офисным помещениям.

— В июле должна заработать в полном объеме ГИС ЖКХ. Как вы оцениваете готовность системы на сегодняшний день?

— На самом деле программа настолько большая, настолько объемная, настолько сложная, что мы предусмотрели определенную поэтапность введения ее в действие, иначе возникло бы очень много проблем. За техническую сторону отвечают наши коллеги из Министерства коммуникаций и связи. Мы — больше за содержательную часть.

Программа очень полезная, очень нужная, и она, безусловно, сделает жилищно-коммунальное хозяйство более прозрачной отраслью.

Теперь дело за малым — за техническими решениями. Надеюсь, что наши коллеги — специалисты в этой отрасли — все сделают так, чтобы и людям было понятно, и удобно было работать в самой программе. Ну и управляющим компаниям, ресурсоснабжающим организациям тоже было понятно, как загружать информацию в систему.

— Но она будет введена в срок?

— Надеемся, да.