Пенсионный советник

Таможню взяли на экстремизме

Прокуратура провела проверки на таможне, выяснив, что в страну легко могут проникать информационные материалы экстремистского содержания

Оксана Новоженина 21.04.2008, 19:12

Прокуратура провела проверки на таможне, выяснив, что в страну легко могут проникать информационные материалы экстремистского содержания. Эксперты считают, что такие обвинения таможни выглядят странно: ФТС может лишь задержать литературу, которая включена решением суда в специальный список.

В ходе проверки в работе Федеральной таможенной службы (ФТС) были выявлены нарушения таможенного законодательства, как фактического, так и технического характера. Согласно заявлению Генпрокуратуры, основная проблема ведомства в неудовлетворительном уровне противодействия экстремизму при проверке ввозимых в страну «печатных и аудиовизуальных материалов на наличие пропаганды фашизма, возбуждения социальной, расовой, национальной и религиозной розни».

Как выяснилось, в большинстве таможенных органов отсутствуют комиссии, ответственные за проверку информационных материалов на наличие экстремистских данных.

Проверяющие утверждают, что технически международные автомобильные пункты пропуска оказались плохо укомплектованы: отсутствует весовое оборудование для взвешивания грузового автотранспорта, штат грузчиков, погрузочно-разгрузочная техника, а также крытые помещения для хранения, досмотра товаров и транспортных средств. «Неудовлетворительное состояние оборудования и обустройства пунктов пропуска через государственную границу России негативно отражается на выявлении фактов контрабанды материалов экстремистской направленности», — отмечает Генпрокуратура. Впрочем, ФТС нечего возразить на это — служба сама призналась в наличии проблем. По данным на конец февраля, «только 19% от общего количества автомобильных пунктов пропуска (АПП) в целом отвечают современным требованиям по оснащению и уровню сервиса», говорится в пресс-релизе ФТС. В связи с выявленными нарушениями Генеральной прокуратурой России в адрес руководителя Федеральной таможенной службы РФ внесено представление об устранении нарушений действующего законодательства.

Как показывает практика прошлых лет, такие проверки на таможенных пунктах могут привести к резкому сокращению количества пропускных точек. Скажем, в марте 2007 года нарушение таможенного законодательства было выявлено на Селятинском таможенном посту Одинцовской таможни. Указанный пост был ликвидирован.

Последние два года сокращение идет полным ходом. В 2006 году ФТС закрыла ряд таможенных постов, среди которых Орловский Северный таможенный пост Орловской таможни, Чеховский таможенный пост Подольской таможни, Новороссийский пассажирский таможенный пост Новороссийской таможни, Охотский таможенный пост Хабаровской таможни. В 2006–2007 годах ряд южных таможен были понижены до статуса таможенных постов, в частности, Адыгейская, Калмыцкая, Ингушская, Кабардино-Балкарская, Карачаево-Черкесская, Чеченская, Миллеровская, Орская и другие. Официально это происходило по экономическим причинам. «Здесь нет ничего, кроме экономики, — уверял в 2007 году директор ФТС Андрей Бельянинов. — Эти таможни сами себя проедали». И тут же добавлял:

«А вот Адыгейскую таможню закрыли, потому что там еще и безобразия серьезнейшие творились».

Напомним, серьезные перемены в судьбе Федеральной таможенной службы начались летом 2006 года. Решением президента ФТС была выведена из подчинения МЭРТ и отдана напрямую в подчинение правительства РФ. Это произошло после того, как сотрудниками Генпрокуратуры и ФСБ были выявлены финансовые злоупотребления в ведомстве, причем обвинялись как сотрудники ФТС, так и сотрудники МЭРТ. В частности, речь шла о мошенничестве при выдаче квот на импорт мяса в Россию. Это положило начало череде мероприятий по оптимизации деятельности таможни, в том числе и упомянутому сокращению количества таможенных пунктов.

По мнению специалистов, ни несовершенство технического оборудования, ни снижение общего количества таможенных пунктов не окажут существенного влияния на роль ФТС. «Таможенные перечисления образуют не меньше 60% бюджета России, — говорит гендиректор ОАО «Финэкспертиза» Агван Микаэлян. — Поэтому понижение ее статуса не выгодно никому».

Поэтому фактическое обвинение таможни в плохом контроле за провозом экстремистской литературы к экономике отношения не имеет. Например, Микаэлян считает, что этот вопрос очень важен, поскольку связан с безопасностью страны: эксперт напоминает, что к России повышенное внимание проявляют международные экстремистские организации.

Однако, по мнению Микаэляна, вешать всех собак на ФТС неправильно. Проникновение в страну экстремистских материалов происходит не случайно, и выявить каналы исключительно через работу таможенных органов невозможно: «Необходима совместная работа с ФСБ, специальные операции».

К тому же таможня в данном случае является исполнителем воли других инстанций, прежде всего судебных. Дело в том, что ФТС может счесть материал экстремистским, если он упомянут в специальном списке. Но экстремистским его может признать только суд. После этого информация передается в Федеральную регистрационную службу, за которой закреплено право ведения федерального списка экстремистских материалов.

После чего список рассылается в заинтересованные ведомства, в том числе и в ФТС.

Однако в экстренных случаях провоз подобных материалов, которые не включены в список, может быть остановлен и по представлению прокуратуры. Напомним, что около 60% российских еженедельных и ежемесячных журналов печатаются за границей — прежде всего в Финляндии.

Сейчас ФТС фактически не может наладить отслеживание содержания этих изданий, однако если система будет отлажена, то теоретически можно будет задержать на таможне еженедельник с интервью с очередным «лондонским сидельцем», обвиняемым в России в экстремизме.