Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

«Бесплатно» и «навсегда»

Соглашение России и Сирии о размещении авиагруппы на базе Хмеймим заключено на бессрочный период

Екатерина Згировская, Владимир Ващенко, Павел Котляр 15.01.2016, 12:48
ТАСС

Россия и Сирия заключили соглашение об использовании авиагруппой РФ базы Хмеймим бессрочно и безвозмездно. По договору российская сторона может ввозить и вывозить на территорию Сирии любое вооружение, оборудование и материалы, а также пользоваться дипломатическим иммунитетом, а отвечать за все будет сирийское правительство. С экспертной точки зрения, не стоит думать, что это бесплатно и навсегда.

Соглашение между Россией и Сирией о размещении авиационной группы ВС России на сирийской территории заключено на бессрочный период. Об этом говорится в тексте соглашения, опубликованном на официальном портале правовой информации.

Подписанный 26 августа 2015 года в Дамаске (более чем за месяц до официального начала операции ВКС РФ в Сирии) договор отмечает, что нахождение на территории Сирии российской авиагруппы «отвечает целям поддержания мира и стабильности в регионе, носит оборонительный характер и не направлено против других государств», а также направлено на решение общих задач в борьбе с терроризмом и экстремизмом.

«Российская сторона имеет право ввозить на территорию Сирии и вывозить с ее территории без взимания сирийской стороной каких-либо сборов и пошлин для российской авиагруппы любое вооружение,

боеприпасы, оборудование и материалы, необходимые для выполнения задач по ее предназначению, обеспечения безопасности и жизнедеятельности личного состава», — говорится в соглашении.

Сирия освобождает российскую авиагруппу от всех прямых и косвенных налогов.

В соглашении прописано, что оно заключается «на бессрочный период».

Если одна из сторон решит прекратить действие договора, то об этом просто необходимо письменно уведомить партнера. И в течение года с даты получения этого уведомления договор перестанет работать. Напомним, что ранее президент Владимир Путин заявлял, что для вывода российского контингента из Сирии может хватить и двух дней.

Как пояснил «Газете.Ru» бывший начальник международно-договорного управления Минобороны России генерал-лейтенант Евгений Бужинский,

раньше практики публикаций подобных соглашений в области военно-технического и военного сотрудничества не было.

Он затруднился ответить, почему документ оказался в открытом доступе на официальном портале именно сейчас — спустя почти полгода с момента подписания. «Может быть, теперь во внутреннем законодательстве произошли изменения и мы теперь обязаны публиковать такие документы? Я затрудняют ответить», — сказал Бужинский, отметив, что в связи с этим не может утверждать, что публикация имеет какой-то подтекст, например — попытку вызвать некую реакцию Запада и коалиции, ведущей свою операцию против запрещенной в России террористической организации «Исламское государство» в Сирии под руководством США.

При этом он не удивился, что договор заключили 26 августа, тогда как сама операция началась 30 сентября — спустя более месяца с подписания. «Когда соглашение заключается о развертывании базы, развернуть ее за один день невозможно. Поэтому должен быть какой-то период заложен, чтобы ее сформировать, перебазировать технику и так далее. И так все очень быстро сделали: месяц — это вообще не срок», — пояснил собеседник.

«Бесплатно» и «навсегда»

Тот факт, что в соглашении указано безвозмездное и бессрочное использование россиянами авиабазы Хмеймим в сирийской провинции Латакия, тем не менее вызывает вопросы.

Кстати, тема «безвозмездности» в отношениях между РФ и Сирией ранее уже излагалась президентом САР Башаром Асадом, правда в ином ключе. В декабре 2015 года в интервью испанскому агентству EFE Асад заявил, что президент России Владимир Путин не просил ничего взамен проведения российскими Воздушно-космическими силами операции в Сирии. По словам главы Сирии, «действия России в Сирии представляют собой прямую защиту Европы».

«Он (Путин) не попросил ничего взамен, и этому лишь одна причина: это не торговый обмен. В реальности нормальные отношения между двумя странами основываются на общих интересах. Вопрос: каковы общие интересы Сирии и России? Россия заинтересована в большем терроризме в Сирии? В распаде сирийского государства? В анархии? Нет. Тогда скажем, что в обмен Россия хочет, чтобы была стабильность в Сирии, в Ираке, во всем регионе», — заявил тогда Асад.

Отсутствие какой-либо платы за пользование авиабазой и иных налогов и пошлин для авиагруппы РФ в Латакии, по мнению генерала Бужинского, не так уж и бессрочно. А что касается времени действия договора, то все может измениться, как только в Сирии сменится власть.

«Конечно, если это будет власть, которая не захочет поддерживать отношения с Россией, естественно, они попросят нас уйти. Я не уверен, что нам там нужна авиабаза (после окончания операции. — «Газета.Ru»). Нам нужен пункт базирования, то, что было, — пункт материально-технического обслуживания кораблей в Тартусе. База — это дорого. Содержать авиабазу — очень накладно.

А то, что мы не платим никаких арендных платежей, я думаю, что это на период войны так. А если это будет мирное время, то либо это должно будет компенсироваться за счет какой-то другой экономической или военно-технической помощи», — сказал экс-глава международно-договорного управления Минобороны.

В свою очередь, замглавы Института политического и военного анализа Александр Храмчихин отметил, что будущее российской авиабазы Хмеймим зависит от того, как завершатся боевые действия. «Они еще пять лет могут там воевать друг с другом, и как изменится за это время обстановка в мире — сказать не берется никто», — отметил специалист.

Касательно «бессрочности» и открытости ряда формулировок самого соглашения генерал Бужинский логично отметил, что смысла устанавливать какие-либо сроки нет, чтобы не пришлось их постоянно пролонгировать, так как неясно, сколько продлится операция. А также чтобы избежать заключения многочисленных уточняющих дополнительных соглашений.

«Соглашение прямое, оно составлено с целью обеспечения деятельности российской авиагруппы. Почему не прописывается, какие виды и типы вооружения можно ввозить, — потому что война и обстановка меняются динамично, каждый раз допсоглашения заключать и по времени затратно, что не будет отвечать эффективности», — говорит генерал.

Эксперт полагает нецелесообразным считать слова о том, что Россия может ввозить на территорию Сирии любое вооружение, лазейкой для сухопутной операции и размещения в САР стратегического оружия, так как это очень дорого. «Никаких сухопутных группировок там не будет развернуто, я уверен. Не та обстановка экономическая, чтобы это делать. Все эти операции за рубежом — очень дорого, хоть Минобороны и говорит, что это идет по статьям боевой подготовки. Это действительно так, но боевая подготовка не проводится 365 дней в году, все равно есть дополнительные расходы», — пояснил Бужинский.

Эксперт Храмчихин же считает, что при необходимости Россия может провести сухопутную военную операцию в Сирии, формулировки документа это в принципе позволяют сделать.

«В принципе, интересам России отвечает проведение военной операции в Сирии, причем в гораздо большем масштабе, чем это происходит сейчас. Для ее обеспечения нужен был какой-то документ, и этот договор очень в этом смысле удачен для нас. Такие документы подписывает только колония с метрополией. Россия по договору получает максимум возможного», — сказал Храмчихин.

Впрочем, эксперт добавил, что, если Москва примет политическое решение о наземной операции, она сможет ее провести и без всякого договора, однако этот документ придает российским действиям дополнительную легитимность.

Стандартные формулировки

Указанные в соглашении пункты о том, что

российская авиагруппа пользуется полным иммунитетом от гражданской и административной юрисдикции САР, движимое и недвижимое имущество россиян неприкосновенно, а представители органов власти САР не вправе вступать в места дислокации российской авиагруппы без согласия ее командира,

по мнению военного специалиста по международным договорам, вполне стандартные. Хотя не все страны идут на это. В случае же если одна страна размещается на чужой базе с целью решения задач по защите по просьбе партнера, то «право экстерриториальности» вопросов не вызывает.

Впрочем, как и пункт о том, что по договору Сирия принимает на себя урегулирование претензий, которые могут быть выдвинуты третьей стороной в случае ущерба в связи с деятельностью российской авиагруппы и ее личного состава.

«Это абсолютно нормально. Если, грубо говоря, российский самолет случайно сбросит бомбу на какой-то частный дом, то претензии будут не к российскому самолету, а к сирийскому правительству», — пояснил Бужинский.

Долгая история

Любопытно, что соглашение о российской базе было подписано в Дамаске еще 26 августа, а в это время, в период с 23 по 30 августа, в России находилась сирийская делегация во главе с госминистром по делам национального примирения Али Хейдаром.

Президент Сирии Башар Асад заявил тогда, что Россия за время кризисной ситуации в Сирии показала свою твердую позицию в отношении поддержки властей страны и доверие арабской республики к ней остается на высоком уровне. Днем ранее стало известно о вступлении в коалицию против ИГ Турции, а еще ранее террористы начали применять против мирных жителей и курдских ополченцев химическое оружие.

В августе 2015 года мир всколыхнули сообщения о варварских акциях террористов в захваченной Пальмире, когда боевики ИГ взорвали античный храм Баал-Шамин, построенный в первом веке нашей эры, и казнили известного археолога, хранителя античных памятников Халеда Асада.

Военное сотрудничество Москвы и Дамаска имеет долгую историю. Практически с момента возникновения Сирии как государства СССР оказывал ей дипломатическую и военную поддержку в противостоянии с Израилем. Как отмечают американские СМИ, ссылающиеся на рассекреченные данные ЦРУ, в 1956 году переговоры о поставках советского оружия в Сирию со стороны Советского Союза вел легендарный маршал Георгий Жуков, а с сирийской — министр обороны Мустафа Тлас. Всего с осени 1955 года по весну 1957-го СССР заключил с Сирией ряд отдельных соглашений о поставках вооружений и боевой техники, самолетов и кораблей на общую сумму около $70 млн. В середине 1970-х годов более 75% всего сирийского оружия было произведено в СССР, а подавляющее большинство военной техники арабской республики обслуживалось советскими специалистами.

Более того, в 1971 году Советский Союз создал мощную эскадру военных кораблей в Средиземном море. Для ее обслуживания Москва договорилась с Дамаском о создании на сирийской территории пункта материально-технического обеспечения ВМФ в порту Тартус.

Помимо этого, в Сирии постоянно присутствовали советский военный советник и зенитно-ракетный полк, состоящий из военнослужащих СССР. На его вооружении состояли ЗРК «Куб» (это соединение находилось под Дамаском). Из-за постоянной угрозы вторжения Израиля в Сирию с целью смены правящего режима и уничтожения этого государства СССР разработал планы по переброске в Сирийскую Арабскую Республику истребительной авиационной дивизии в составе 120 самолетов и парашютно-десантного полка из состава ВДВ СССР (1,8 тыс. человек). Вся эта техника и личный состав, согласно плану, должны были быть переброшены и приведены в боевую готовность за 72 часа. В октябре 1980 года между СССР и Сирией был заключен договор, один из пунктов которого гласил: «Если третья сторона произведет вторжение на территорию Сирии, то Советский Союз будет вовлечен в события».

В начале июля 1981 года в Латакии были проведены крупные совместные советско-сирийские военно-морские учения. В них были задействованы солидные надводные и подводные силы и средства из состава 5-й оперативной эскадры Черноморского флота и на сухопутном театре — из состава вооруженных сил Сирии. Это были первые и единственные столь крупные маневры, в которых совместно с войсками СССР участвовала армия страны, не входящей в Организацию Варшавского договора. Помимо этого, Москва не прекращала поставлять Дамаску оружие взамен уничтоженного в ходе войн с Израилем. Сирийская армия получали ЗРК «Точка», «Оса», «Стрела-1» и С-200. Таким образом, Сирия стала наиболее лояльным Советскому Союзу государством на Ближнем Востоке.

Переломным этапом в этом сотрудничестве стала перестройка в СССР. В ходе визита в Москву президента Сирии Хафеза Асада Михаил Горбачев дал ему понять, что Москва намерена наладить отношения с Израилем. Советский Союз тогда же стал поставлять оружие только по себестоимости (до этого оно поставлялось по символическим ценам, в рассрочку), в результате чего поставки резко упали, а сирийский долг России и без того вырос до $10–12 млрд. Вслед за этим Сирия вообще отказалась признавать Россию правопреемницей СССР. На долгие годы сотрудничество между сторонами в военной сфере было осложнено из-за того, что сирийские власти не могли расплатиться по долгам за еще советское оружие.

Поставки российского вооружения в Сирию усугублялись непростыми отношениями этой страны с США и Израилем. В частности, Израиль неоднократно высказывал протест против поставок в Сирию противоракетного комплекса С-300 и перехватчиков МиГ-31.

В 2005 году Россия списала Сирии $10 млрд в обмен на гарантии новых заказов на вооружение. Так, после длительного застоя военно-техническое сотрудничество между двумя странами возобновилось. Оно стало интенсивнее после начала гражданской войны в Сирии. В начале 2012 года правительство Сирии заказало 36 учебно-боевых самолетов Як-130. Всего, по некоторым данным, в этом году объем контрактов России на поставку оружия в Сирию составил $1,5 млрд, или 10% российского экспорта вооружений.