Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Самый гуманный суд в мире

Двое сотрудников российских спецслужб, убившие в Катаре Зелимхана Яндарбиева, а потом выданные России, сидеть в родной тюрьме не будут. В пятницу вечером стало известно, что на родине их ждет второй суд, который вряд ли станет особенно придираться к агентам, выполнявшим задание страны.

Секрет сенсационной выдачи России двух сотрудников спецслужб, приговоренных в Катаре к пожизненному заключению за убийство лидера чеченских сепаратистов Зелимхана Яндарбиева, раскрылся только в пятницу поздно вечером. Сама выдача, как подробно рассказывала «Газета.1Ru», состоялась еще в четверг и была в высшей степени таинственной. Тогда представитель МВД Катара кратко известил прессу, что между Россией и эмиратом был заключен некий договор, согласно которому Василий Богачев и Анатолий Белашков (фамилии условные, приведены по арабской транскрипции) отправляются на родину «для отбытия наказания». Никаких более подробных деталей соглашения, ни даты и обстоятельств его заключения ни в Москве, ни в Дохе тогда не сообщили. Из сказанного катарским чиновником следовало только одно: убийцы Яндарбиева согласно принятой международной практике должны будут отсидеть в российской тюрьме еще довольно большой срок (по катарской уголовной практике, пожизненное заключение – это 25 лет, а Белашков и Богачев не отсидели и года). Такая норма достаточно распространена и регулируется установлениями ООН — специальная комиссия этой организации должна периодически проверять, как содержатся в тюрьме на родине переданные преступники. Правда, уже в четверг появилась почти полная уверенность, что Москва найдет способ уберечь своих людей от отсидки. За агентами в Катар был срочно отправлен президентский самолет, а по прилету к трапу выкатили ковровую дорожку, как при официальных визитах почетных гостей.

Эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», назвали три способа спасти агентов от тюрьмы: принятие Думой постановления об амнистии, условно-досрочное освобождение или и вовсе освобождение в обход международных норм.

Как выяснилось теперь, решение было еще более простым. Оно содержалось в том самом соглашении Москвы и Катара, о котором два дня назад никто не хотел распространяться.

О содержании договора сообщил российским государственным СМИ «хорошо информированный источник», что указывает на то, что он, видимо, близок к российским властным структурам.

Аноним сообщил, что по договору с Катаром агенты «переданы в Российскую Федерацию для отправления правосудия в соответствии с российским законодательством».

Это ключевая фраза договора, так как она означает, что в России над чекистами пройдет новый суд, но не по факту предполагаемого убийства Яндарбиева (российская сторона, напомним, несмотря на обвинительный приговор суда в Катаре, настаивала на невиновности Белашкова и Богачева), а по вопросу о выборе для подсудимых дальнейшего наказания.

На будущий суд в беседе с агентствами намекнул и источник. «В соответствии с пунктом 1 статьи 118 Конституции России правосудие в России осуществляется судом. Суд может определить дальнейшую судьбу указанных граждан в соответствии с законодательством», — сказал источник.

Когда, где пройдет суд и что сейчас делают возвращенные на родину агенты, источник не сказал, ограничившись сообщением: «Самочувствие российских граждан нормальное, с учетом перенесенных ими лишений».

Будущий суд будет к россиянам мягок. Посадить убийц Яндарбиева власти вряд ли себе позволят, ведь если это действительно было убийство, организованное российскими спецслужбами, то агенты действовали по прямому указанию руководства. Для катарского суда, кстати, это факт. В обвинительном заключении, как в свое время писала «Газета.Ru», фигурировали слова, что агенты принадлежат к армейской разведке (очевидно, имелось в виду ГРУ) и действовали по личному приказу российского руководства. На каком-то из допросов, как утверждали катарские прокуроры, Белашков и Богачев даже назвали человеком, приказавшим им убить Яндарбиева, Сергея Иванова.

Нынешнее поведение российского руководства также намекает на то, что убийцы выполняли ответственное государственное задание. Сначала президентский самолет и прием в аэропорту Внуково-2, а в пятницу сам Путин заговорил о катарской истории. Вечером он позвонил эмиру Катара Хамаду бен Халифе Аль-Тани и поблагодарил того за сговорчивость. Как сообщил ТАСС, «президент России выразил удовлетворение решением вопроса о возвращении Катаром двух российских граждан и искреннюю признательность катарскому руководству за проявленную добрую волю в урегулировании этой проблемы». «В ходе беседы с обеих сторон было подчеркнуто стремление и наличие реальных возможностей для всестороннего развития дружественных российско-катарских связей как в торгово-экономической сфере, так и в плане взаимодействия на международной арене, прежде всего в интересах обеспечения стабильности и мирного развития на Ближнем Востоке и в регионе Персидского залива», — говорилось казенным языком в релизе президентской пресс-службы. Президент и другие высшие руководители российского государства, между прочим, уже не первый раз лично вмешивались в это дело. Тот же Путин еще весной, когда агенты сидели в тюрьме, звонил катарскому эмиру и о чем-то беседовал (пресс-служба тогда тоже отделалась ничего не значащим описанием разговора). Потом секретарь Совета безопасности России Игорь Иванов таинственно летал в Доху на переговоры с наследным принцем Катара. Наконец высокопоставленное вмешательство принесло свои плоды.