«Это принуждение»: как Эстония дискриминирует русскоязычное население

Страдает психика: как в Эстонии обходятся с русскоязычными детьми

Власти Эстонии продолжают продвигать полный перевод русскоязычных школ и детских садов на национальный язык обучения. В парламенте пока не пришли к компромиссу — тем временем русские, которые составляют порядка трети эстонского населения, выходят на демострации с требованием сохранить обучение на родном языке. Они считают, что инициативы местных властей дискриминируют их. Кроме того, активисты отмечают, что учить эстонский язык сложно, так как в стране мало соответствующих курсов.

Парламент Эстонии Рийгикогу не поддержал реформу о полном переводе русскоязычных школ и детских садов на эстонский язык — данное нововведение предложила крупнейшая оппозиционная партия. Об этом сообщила канцелярия Рийгикогу со ссылкой на итоги голосования.

По официальным данным, против запрета преподавания на русском языке выступили 44 депутата, поддержали реформистов 32, еще 21 — отсутствовал во время голосования. В случае, если бы парламент одобрил предложение, в Эстонии было бы введено «единое эстоноязычное дошкольное и школьное образование», которое включало бы в себя перевод на эстонский язык всех учебных программ, а также госэкзаменов.

Такой исход все еще возможен: по данным издания «Sputnik Эстония», некоторые партии, которые проголосовали против реформы, сами выступают за запрет преподавания на всех языках, кроме эстонского. Однако они уверены, что для этого необходимо создать определенные условия — проект данной реформы уже внесен на рассмотрение в парламент.

Член правления общественной организации «Русская школа Эстонии» Олег Назмутдинов уверен: когда правительство выдвигает такие предложения, оно прежде всего думает о политических аспектах реформы.

«Это совершенно не устраивает русское население, поскольку обучаться чисто с педагогической точки зрения лучше и эффективнее на родном языке. Необходим нормальный процесс обучения детей с учетом их психологического состояния. Когда возникают трудности в обучении на неродном языке, это сказывается на психике и самочувствии ребенка, а это весьма существенный момент»,

— подчеркнул Назмутдинов в разговоре со «Sputnik Эстония».

Так, в связи с заявлениями правительства в стране возобновились протесты из-за дискриминации русскоязычных школ. Как писало агентство ФАН, 27 августа эстонские правозащитники вышли на улицы с плакатами: «Мы хотим учиться 100% только на русском языке», «Наши дети — наше право», «За наших детей».

«В семидесятых и вплоть до обретения Эстонией а-ля незавивисмости эстонцев не ограничивали в языке, названия улиц, городов и т.д. Все дублировалось на двух языках, а сегодня — очевидная дискриминация русскоязычного населения», — написал житель Таллина Ильон Помоткин в сообществе «Эстония, которую мы заслужили» в соцсети «Вконтакте».

Действительно, по данным статистического центра страны от декабря 2018 года, 25% населения Эстонии — то есть 325 тыс. человек из 1,3 млн, — русскоязычные жители. В некоторых населенных пунктах государства русский и вовсе является основным языком общения — например, в северо-восточном уезде Ида-Вирумаа, пишет «Sputnik Эстонии». Тем не менее, согласно закону «О госязыке» от 2011 года, русский язык имеет статус иностранного.

«Треть населения не знают язык, поэтому его нельзя убирать в госучреждениях. Это не мотивация учить язык, а принуждение. В советское время эстонский не запрещали — было два государственных языка. Как можно уважать страну, которая не уважает своих граждан?

За что?», — отметил эстонец Даниэль Пихла в сообществе «Эстония, которую мы заслужили».

Несмотря на нарастающее недовольство граждан эстонский президент Керсти Кальюлайд 19 апреля сообщила, что республика планирует полностью отказаться от русских школ, передавал «Коммерсант». По ее словам, все больше русскоязычных семей направляют детей в образовательные учреждения с эстонским языком, в связи с чем нет оснований для того, чтобы и дальше поддерживать две параллельные школьные системы.

Президент подчеркнула, что останется лишь несколько школ с углубленным изучением русской культуры, литературы и языка. Данную инициативу глава государства мотивировала «необходимостью, как в любой европейской стране обеспечить образовательную систему на официальном языке».

При этом сами граждане Эстонии утверждают, что выучить национальный язык в стране очень сложно. «Трудно выучить эстонский, так как не эстонцы не взаимодействуют с эстонцами, из-за чего они не могут понять их», — написал Дмитрий Пломипуу в сообществе «Вконтакте».

«Почти каждый житель может спокойно объясняться на эстонском. Я знаю язык свободно, но оно мне не особо надо, так как где бы я ни был, почти везде изъясняются на русском языке», — подчеркивает его земляк.

Российская сторона отрицательно оценивает предложения Эстонии по сокращению числа русскоязычных учреждений. Еще 16 января 2019 года глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что идея объединенных школ, где русские и эстонские дети будут учиться вместе на эстонском языке, просто неприемлема. По его словам, предлагая подобное, правительство республики не учитывает интересы русскоязычного меньшинства.

«Эта идея, по сути, нацелена на то, чтобы инкорпорировать это русскоязычное меньшинство насильственно в эстоноязычное пространство в ущерб получению образования на своем родном языке, как того требуют многочисленные международные конвенции, включая конвенцию Совета Европы о региональных языках и языках национальных меньшинств»,

— пояснял Лавров, передавал ТАСС.

Еще в 2018 году переехавшая из России в Эстонию активистка Евгения Чирикова написала письмо президенту прибалтийской страны, в котором пожаловалась на то, что в республике невозможно жить русскоязычным людям. По ее словам, республика разделена на два мира: русский и эстонский. Письмо опубликовала радиостанция «Эхо Москвы».

Как пояснила Чирикова, в случае, если Таллин решит противоборствовать взаимодействию русскоязычной молодежи с эстонским обществом, «это с успехом сделает соседнее государство», что вряд ли пойдет на пользу Эстонии и Европе. Активистка подчеркнула, что проблема не в русских, которые якобы не хотят учить эстонский, а в том, что в стране очень мало курсов, уроков и других необходимых занятий для изучения эстонского.

Это, по словам Чириковой, способствует постоянному стрессу у детей. «По-моему, от решения этой задачи эстонское государство устранилось, оно перевесило ее на родителей», – заключила она.