Главного советника Трампа убрал Boeing

Почему советник Трампа Стивен Бэннон проиграл аппаратную борьбу

Внутриполитический кризис в Вашингтоне продолжает набирать обороты. Американские эксперты, СМИ и широкая общественность активно обсуждают отставку Стивена Бэннона, на протяжении семи месяцев занимавшего должность старшего советника президента. В отличие от предыдущих увольнений, отстранение Бэннона имеет чрезвычайно важное политическое значение.

Бэннон был не просто советником Трампа, а главным архитектором его триумфа в ноябре 2016 года. Стивен из ничего слепил для бизнесмена и шоумена политический образ «народного президента» в духе (седьмого президента США, известного популистской риторикой и имиджем «народного политика». — «Газета.Ru») Эндрю Джексона.

Этот имидж пришелся по нраву большинству американцев, особенно белой части населения.

Однако либеральная Америка и ряд специальных групп интересов так и не смогли смириться с тем, что спустя 50 лет со времен советника Дуайта Эйзенхауэра Дугласа Маккея в Белый дом вернулся представитель ультраправых. С чем все-таки связана отставка Бэннона? Какими будут последствия для администрации, партийных элит и страны?

С первого же дня пребывания в Белом доме на Бэннона обрушилась критика со стороны Демократической партии, а масс-медиа рассказывали о его «достижениях» в области разжигания межнациональной розни. Демократы не скрывали своего желания добиться отставки человека, политические взгляды которого оформились под влиянием трудов француза Рене Генона, писавшего, что мир начал рушиться после падения Ордена тамплиеров, а также итальянца Юлиуса Эволы, чья работа «Восстание против современного мира» легла в основу политической философии Бенито Муссолини.

СМИ писали о неонацистской администрации, которая стремится возродить идеи превосходства белых американцев.

Недавние столкновения в Шарлотсвилле стали тестом для Трампа, от которого зависела дальнейшая судьба его старшего советника. Страна ждала, что президент не просто заявит о недопустимости дискриминации, но сделает конкретные шаги для разрядки ситуации. В подобном положении только отставка Бэннона могла снизить градус напряжения, так как его сохранение на должности советника означало бы де-факто поддержку белых радикалов со стороны администрации.

Другая причина увольнения Бэннона — противостояние между двумя блоками: неоджексонианцами и силовиками. Бывший советник имел сильное влияние на президента Трампа, лоббируя принятие таких указов, как запрет гражданам ряда ближневосточных стран въезжать на территорию США. Подобные действия настроили против администрации фракцию умеренных республиканцев.

Стивен также резко изменил свою позицию по КНДР. Изначально он поддерживал военное решение северокорейской проблемы, что служило мостом доверия с военно-разведывательным лобби, ориентированным на неоконсервативную элиту. Со временем Бэннон изменил свое мнение и призывал администрацию найти политическое решение, поддержав тем самым блок рационалистов во главе с госсекретарем Рексом Тиллерсоном.

Бэннон действовал прагматично, сохраняя баланс между разными группами влияния, чтобы выиграть время для укрепления позиций неоджексонианцев.

После отставки Райнса Прибуса — руководителя аппарата президента — усилилась лоббистская война между Стивом Бэнноном и министром обороны Джеймсом Мэттисом. Ведь оба продвигали своих кандидатов на вакантную должность. При непосредственной поддержке вице-президента Майка Пенса преемником Прибуса стал Джон Келли, во время иракской кампании находившийся под командованием Мэттиса. Бэннон проиграл эту партию, не получив поддержки Госдепартамента в лице Тиллерсона, который не стал выступать поперек решения вице-президента. Таким образом, администрация перешла под контроль силового блока Пенс – Мэттис –
Макмастер – Келли.

Бэннон выступал против усиления специальных групп интересов, особенно ВПК и энергетических корпораций. Компании Boeing, Lockheed Martin и Northrop Grumman (большая тройка), будучи традиционными конкурентами, в этот раз были вынуждены объединить свои лоббистские ресурсы в борьбе с неоджексонианцами.

По данным Центра ответственной политики, за последние семь месяцев эти компании выделили более $23 млн, из которых $2,5 млн были направлены законодателям, критикующим позицию Бэннона относительно сохранения преференций на государственный заказ для «большой тройки».

Значительная часть средств была выделена на блокирование предложенных администрацией Трампа поправок к закону H.R.1301, предусматривающих облегчение условий проведения тендеров на оборонные заказы. По замыслу Бэннона, этот шаг позволил бы привлечь большое число компаний-участниц, что заставило бы Boeing, Lockheed Martin и Northrop Grumman снизить цены на свою продукцию.

Трамп был заинтересован в реализации этих идей, но не осмеливался идти на прямой конфликт с представителями ВПК в Белом доме — Мэттисом (Lockheed Martin), Макмастером (Boeing, Northrop Grumman) и Келли (Lockheed Martin, United Technologies). По этой причине он бросил в пекло сражения своего старшего советника. После трех слушаний конгресс заблокировал предложение Белого дома, что означало очередное политическое поражение администрации и личный провал Бэннона.

Против него также сложился союз между ведущими транснациональными корпорациями — ExxonMobil, Koch Industries и Chevron. Стивен не выступал против реализации таких крупных нефтегазовых проектов, как Keystone.

Но главный стратег Трампа был убежден в необходимости снижения политического влияния энергетического лобби, якобы ориентированного исключительно на свою прибыль, а не на национальные интересы страны.

В итоге Бэннон настроил против себя всех непримиримых конкурентов. В подобной конфигурации лишь чудо могло спасти ультраправого «кардинала» Белого дома. Теперь, когда основной раздражитель устранен, все вернется на круги своя, и борьба между вышеперечисленными корпорациями вновь продолжится.

Наконец еще одна причина отставки — конфликт Бэннона с Джаредом Кушнером, старшим советником и зятем Дональда Трампа. Их противостояние проявлялось по многим внутри- и внешнеполитическим вопросам. Будучи ультраправым консерватором, Стивен имел соответствующие взгляды в отношении ЛГБТ-движения. В то время как Джаред и его супруга Иванка просили Трампа не принимать указ, ущемляющий права меньшинств нетрадиционной сексуальной ориентации.

Более умеренный по своим взглядам Кушнер также не поддержал указ, который СМИ назвали «бан мусульман». По ряду вопросов Трамп принимал сторону Кушнера, но чаще всего следовал советам Бэннона. После конфликта по вопросу реформирования здравоохранения стало понятно, что в этой администрации нет места для двух старших советников. Кушнер присоединился к силовикам и последовательно добивался отставки своего главного конкурента.

В целом уход Стивена Бэннона может привести к ряду серьезных последствий. Трамп, вероятно, потеряет значительную часть белого электората, что, по некоторым оценкам, ставит под сомнение его будущее на выборах 2020 года.

Победа военно-разведывательного лобби означает смену американской тактики в отношении Северной Кореи. Теперь военные не станут тратить время на длительные переговоры и будут искать возможности радикального решения вопроса. Это означает, что в ближайшем будущем следует ожидать напряженной борьбы между силовым блоком и консервативным промышленным лобби, которое требует сосредоточиться на торговой войне с Китаем по корейскому вопросу.

Также можно ожидать беспрецедентного укрепления восточного фланга НАТО (особенно Польши и Прибалтики), поставок наступательного вооружения Украине, активизации в сирийском направлении, а также увеличения военного контингента в Афганистане. Отставка Бэннона во многом помогла Мэттису и Макмастеру убедить Трампа в необходимости наращивания американского военного присутствия в Афганистане.

Единственное препятствие для реализации этих задач — Демократическая партия, с которой различным группам влияния в Белом доме придется искать общий язык перед грядущими выборами в конгресс в 2018 году.

автор — кандидат исторических наук, американист