Разведки США: во всем виноват Путин

В WikiLeaks посмеялись над докладом ЦРУ, ФБР и АНБ о кибератаках России

Алексей Дружинин/РИА «Новости»

Когда в Москве наступила рождественская ночь, спецслужбы США — ФБР, ЦРУ и АНБ — опубликовали «несекретную», адресованную широкому кругу читателей версию своего совместного расследования о вмешательстве якобы связанных с Россией групп хакеров в минувшую кампанию по выборам президента США. «Газета.Ru» изучила этот документ.

Сводный доклад разведслужб о проведенном по указу президента Барака Обамы расследовании носит название «Оценка российских действий и намерений в ходе недавних выборов в США».

В самом начале текста составители, будучи, разумеется, не только опытными разведчиками, но и серьезными аппаратными игроками, приводят все необходимые оговорки. В частности, сообщается, что публикация даже «несекретной» версии отчета с грифом «совершенно секретно», предоставляемой исключительно президенту США и тем, кого он считает необходимым ознакомить с результатами расследования, является редким исключением. В нем, в целях сохранения методики работы службы, отсутствуют исходные данные — есть только выводы.

При этом составители также стараются снять с себя политическую ответственность, сообщая, что используют в своей оценке исключительно современные, недавно пересмотренные стандарты работы с источниками, отличающимися исключительной критичностью к получаемой информации.

При этом любые выводы, приведенные в докладе, всегда указываются с оценкой по двум параметрам: вероятности и степени этой вероятности — высокой, средней или низкой. Отдельной оговорки, с точки зрения американской контрразведки, достойны особенности расследований, связанные с преступлениями в киберпространстве.

Тут составители как будто вновь пытаются добавить вес своему докладу, отмечая, что «природа киберпространства делает атрибуцию кибердеятельности сложной, но не невозможной»:

«Любой тип киберопераций — вредоносных или нет — оставляет след».

Аналитики настаивают, что приведенная в их докладе оценка является не просто констатацией факта операции и выявлением его исполнителей, «а скорее следствием серии оценок, выявляющих, был ли инцидент одиночным событием, кто был его вероятным заказчиком, каковы могли быть возможные мотивы заказчика, играло ли иностранное правительство роль в инициации или руководстве операцией».

Вся глубина преамбулы к докладу демонстрирует его политическую значимость. С одной стороны, юридические оговорки в условиях чрезвычайно строгого американского законодательства необходимы: все институты и персоналии, ответственные за подготовку столь острого доклада, стремятся минимизировать потенциальные осложнения в случае, если придется отвечать за написанное в суде.

С другой стороны, составители уже демонстрируют новой администрации свое расположение, как бы говоря: «Мы просто выполняли приказ». Наконец, в-третьих, руководители спецслужб в конечном итоге все-таки солидаризируются как между с собой, так и с президентом Обамой: да, руководство России вмешивалось в священный для всех американцев процесс избрания главы государства.

Путин дал приказ

Аналитики Центрального разведывательного управления, Федерального бюро расследований и Агентства национальной безопасности (три структуры совместно отвечают за приведенные в докладе выводы) сообщают, что оценка «предпочтений и намерений Кремля» основывалась на «поведении лояльных к Кремлю политических фигур, государственных медиа, прокремлевских деятелей в социальных СМИ», которые прямо транслируют намерения либо подотчетны Кремлю.

«Российское руководство вкладывает значительные средства как во внешнюю, так и во внутреннюю пропаганду и акцентирует внимание на неизменной презентации своих устремлений и ограничений, будь то вопрос Украины, Сирии или отношений с Соединенными Штатами».

«Результирующая часть» совместного доклада трех центральных американских разведок сводится к одному центральному параграфу:

«Мы считаем, что президент России Владимир Путин отдал приказ начать кампанию влияния на выборы президента США в 2016 году. Цель России заключалась в дискредитации демократической процедуры в США в глазах избирателей, опорочивании госсекретаря Клинтон, препятствии ее возможному избранию и возможному президентству. Мы также считаем, что Путин и правительство России продемонстрировали явное предпочтение избранному президенту Трампу. Мы придерживаемся высокой степени уверенности в правильности этих оценок».

При этом отдельно отмечаются три момента: Путин и российское правительство рассчитывали помочь Трампу, дискредитируя Клинтон и выставляя ее в публичном поле в менее выгодном свете (все три агентства сходятся в этом мнении, однако в АНБ в этом не до конца уверены); подход Москвы претерпевал изменения по ходу кампании и того, как менялись электоральные перспективы кандидатов — по мере того, как преимущество Клинтон становилось заметным, медийная кампания сосредотачивалась на ослаблении ее будущего президентства; дополнительная информация стала доступной уже после дня голосования и повысила уверенность в российских мотивах и целях.

Последний пункт, вероятно, может подразумевать под собой данные телефонных или электронных перехватов, в которых российские официальные лица поздравляют друг друга с избранием Трампа, — об этих источниках не сообщается в докладе, но о них подробно пишет со ссылкой на своих анонимных информаторов The Washington Post.

В связи с тем что в докладе четко и открыто сообщается о том, что именно Владимир Путин стал якобы вдохновителем кампании, встает вопрос, в чьих именно переговорах содержатся упомянутые в докладе американских спецслужб поздравления.

«Кампания влияния Москвы строилась на коммуникационной стратегии, сочетающей в себе как тайные разведывательные операции, такие как кибератаки, с открытыми усилиями агентств российского правительства, государственных СМИ, сторонних посредников и оплачиваемых пользователей социальных СМИ, известных как «тролли», — сообщается в докладе.

Авторы также подчеркивают, что опыт, полученный в ходе санкционированной Владимиром Путиным кампании по дискредитации выборов, может быть использован российскими структурами и в дальнейшем в ходе выборов в странах – союзниках США.

В значительно более пространной «мотивировочной части» можно уловить лишь тонкие намеки на содержание совершенно секретного варианта доклада. Однако становится ясно, что разведки не сомневаются именно в личной заинтересованности российского президента во вмешательстве в выборы в США. В частности, упоминается о «панамских архивах» и допинговом скандале, а также о возможной связи клинтоновского Госдепа с протестами в Москве 2011–2012 годов.

Примечательным выглядит такой пункт «обвинения»:

«Москва также считала избрание президента Трампа способом создания международной антитеррористической коалиции против ИГ»

(организация запрещена в РФ). В качестве косвенных признаков упоминаются также дружественные отношения российского лидера с Сильвио Берлускони и Герхардом Шредером, а также факт прекращения критики со стороны российских официальных лиц системы выборов в США после избрания Трампа.

В докладе называются также и возможные «посредники» в информационно-кибернетической войне. Утверждается, что румынский хакер Guccifer 2.0, через которого шли сливы содержимого серверов Демократической партии, а также WikiLeaks Джулиана Ассанжа получали украденную информацию от сотрудников Главного разведывательного управления Генерального штаба РФ.

Организация WikiLeaks уже дала свою оценку рассекреченной версии разведок. «Доклад правительства США о «российских хакерских взломах» содержит интересную оговорку о том, что он базируется на просмотре телевидения и чтении Twitter», — отмечает организация WikiLeaks на своей странице в соцсети.

Зловещая Симоньян

Отельное — и далеко не самое последнее — внимание в докладе уделено «российской пропагандистской машине», а вернее части ее внешнего «вещания». Речь о кабельном информационном канале RT (бывшей Russia Today), информационном агентстве «Спутник» и «квазигосударственных троллях». Упоминаются связи RT с Джулианом Ассанжем, констатируются перекосы в оценке подачи информации данными авторами — мол, якобы они всю дорогу показывали Трампа жертвой истеблишмента, что добавляло ему политических очков.

Сокращенная часть доклада продолжает акцентироваться на высказываниях таких «значимых» для американского избирателя лидеров общественного мнения, как Дмитрий Киселев, Владимир Жириновский и Джулиан Ассанж, а также «троллей» «Агентства интернет-исследований» из питерского Ольгино.

Значительную часть доклада занимает приложение 1, где лучшие специалисты трех американских разведслужб приводят результаты своего просмотра российского англоязычного канала RT, вещающего на весь мир, а также его руководительницы Маргариты Симоньян.

Профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге Иван Курилла считает, что выводы доклада вряд ли серьезно повлияют на отношения между Россией и США.

«Мне кажется, все в этом смысле остались «при своих», — те, кто на Путине уже клеймо поставил, — им после дела Литвиненко понятно, что не отмыться (и там вообще-то хуже дело — если о личной ответственности говорить), а тем, для кого это признание доблести Путина, — лишнее подтверждение. По-моему, ничего уже не изменится», — рассказал он в беседе с «Газетой.Ru».

Сам Трамп, по мнению Куриллы, не будет идти на более жесткие отношения с Россией, чтобы избавиться от репутации «пророссийского политика».

«Не факт, что это так работает: если он пойдет по этому пути, то ему надо доказывать, что он с Россией не контактировал. Подобная «защищающаяся позиция» невыгодна Трампу. Он может выбрать другую стратегию — доказывать, что Россия не враг, а союзник и ничего страшного нет в его (и его команды) контактах с Россией», — убежден эксперт.