Россия решила сирийский вопрос

В МИДе России назвали неприемлемой резолюцию Франции и Великобритании по Сирии

,
Министр иностранных дел Ирана Мухаммад Джавад Зариф, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и... Maxim Shemetov/Reuters
Министр иностранных дел Ирана Мухаммад Джавад Зариф, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу (слева направо) во время совместной пресс-конференции по итогам трехсторонней встречи глав МИД России, Ирана и Турции в Москве, 20 декабря 2016 года

Россия и Турция достигли соглашения о прекращении огня в Сирии, которое должно начаться в полночь, 29 декабря. Однако новая попытка прекратить военный конфликт может столкнуться с той же проблемой, которая обрушила предыдущие попытки добиться перемирия, — соглашение не охватывает курдские отряды, которые вызывают противоречия между Москвой и Анкарой. Масла в огонь подливает и франко-британский проект резолюции в ООН, который предусматривает введение санкций в отношении Сирии.

Россия и Турция достигли соглашения по плану всеобъемлющего перемирия, который будет представлен сторонам конфликта. Перемирие охватит все районы Сирии, в которых до сих пор продолжаются столкновения между оппозиционными группировками и силами правительственных войск президента Башара Асада.

Перемирие будет объявлено в полночь, 29 декабря (1.00 по московскому времени). В случае достижения устойчивого режима прекращения огня представители сирийского правительства и оппозиционных сил будут приглашены на переговоры по межсирийскому урегулированию, которые планируется провести в Астане в начале 2017 года.

Изначально о документе сообщило турецкое издание Anadolu со ссылкой на источники. Собеседник «Газеты.Ru», близкий к МИД РФ, подтвердил, что соглашение было достигнуто.

«Если режим прекращения огня вступит в силу и продержится до переговоров в Астане, можно смело сказать, что все стороны конфликта готовы сесть за стол переговоров, в чем, безусловно, заслуга Москвы и Анкары», — заявил он.

По этим данным, первые консультации о проекте соглашения между сторонами состоялись в ходе первой встречи министров иностранных дел России и Турции Сергея Лаврова и Мевлюта Чавушоглу в Анталии в рамках пятого съезда совета сотрудничества на высшем уровне.

Позже Чавушоглу заявил о двух соглашениях с Москвой. Первое касается непосредственно режима прекращения огня, второе — политического решения сирийского конфликта. Оба соглашения «могут быть реализованы в ближайшее время».

Курдов опять оставили

Эксперты, опрошенные «Газетой.Ru», оценивают соглашение как важный шаг на пути урегулирования ситуации в Сирии, хотя и подчеркивают, что риски срыва нового режима прекращения огня до сих пор высоки.

Никто не может сказать, насколько достигнутые соглашения по перемирию будут устойчивыми, считает эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко. «Какое количество было надежд и ожиданий, и сколько соглашений провалилось. Однако нынешняя площадка очень удобна для разговора. Ситуация быстро меняется и существенно отличается от того, что было два месяца назад. Замерцал свет в конце тоннеля, но кто-то может запросто повернуть выключатель», — говорит он.

Похожей позиции придерживается бывший посол России в арабских республиках, директор Центра партнерства цивилизаций МГИМО Вениамин Попов.

«Наверное, найдутся и те, кто будет стараться сорвать это перемирие, но тем не менее сделан важный шаг вперед. После сразу станет ясно, кто есть кто в этих сирийских группировках», — рассказал он в беседе с «Газетой.Ru».

Отсутствие ясности относительно террористических группировок — слабая сторона соглашения. Дело в том, что режим прекращения огня не распространяется на террористические группировки, и далеко не все из них охватывает российско-турецкий документ.

«Стороны конфликта в данном случае — вещь чисто теоретическая. «Джебхат ан-Нусра» и «Исламское государство» в данном случае выведены за рамки перемирия. Их будут уничтожать до момента полной капитуляции», — рассказал «Газете.Ru» президент Института стран Ближнего Востока Евгений Сатановский. Однако это отнюдь не означает, что к режиму прекращения огня не присоединятся другие группировки, которые не так явно, но сотрудничают с террористами. Это, по мнению эксперта, может расшатать российско-турецкое соглашение о перемирии.

Наиболее проблемные группировки для взаимоотношений Москвы и Анкары — так называемые Силы народной самообороны (YPG). Эти курдские формирования поддерживают позитивный диалог с Россией, но руководство Анкары считает их террористами, пособниками запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана.

По данным близкого отечественному МИДу источника, YPG и курдские группировки не оговариваются в новом соглашении о сирийском перемирии. Тем временем турецкие ВС продолжают боевые действия на севере Сирии, где местные курды уже провозгласили федерацию Рожава, автономную от официального Дамаска.

Неспособность согласовать списки террористов и «умеренных оппозиционных группировок» стала главным фактором, который обрушил сирийские переговоры между Россией и США. Этот дипломатический процесс продолжался весь 2016 год. Российско-американское перемирие вводилось в Сирии несколько раз, но каждый раз срывалось спустя считаные дни.

Очередным доказательством тупика в диалоге Москвы с Западом вокруг Сирии стала реакция замминистра иностранных дел России Сергея Рябкова на французско-британский проект резолюции от 28 декабря. Документ предполагает санкции в отношении Сирии, которые включают запрет на поставку любых вертолетов правительству, армии и госструктурам страны. Предложенные меры, по идее авторов проекта резолюции, — ответ на программу химических вооружений президента Асада.

«Их проект резолюции — санкционный, для нас категорически неприемлемый. Мы предостерегаем их от попыток вновь разогреть атмосферу в Совбезе, вновь наэлектризовать политическую обстановку, потому что из этой затеи ничего не выйдет», — заявил Рябков.

Он призвал работать над искоренением угрозы применения химического оружия в спокойном ключе, а не использовать проблему для политического давления на Дамаск.

Поделить оппозицию

Эксперты сходятся во мнении, что говорить о скором завершении боевых действий в Сирии преждевременно.

«Во-первых, здесь идет гражданская война. Во-вторых, в ней участвует множество внешних акторов. Хотели многополярный мир, вот он — во всех его проявлениях. Остается верить, что что-то получится, но если рассуждать прагматически, пока что на дорогу к окончательному решению мы не вышли», — утверждает Алексей Малашенко.

Следует учитывать, что силы так называемой умеренной оппозиции обладают низким потенциалом договороспособности. Евгений Сатановский в беседе с «Газетой.Ru» подчеркнул, что до тех пор, пока есть иностранная поддержка, партизанские группировки сохраняют возможность вести военные действия. «И Саудовская Аравия, и Катар будут продолжать подпитывать их оружием и людьми», — добавил он.

Вместе с тем, если перемирие действительно будет устойчивым, соглашение подразумевает начало нового переговорного процесса, который пройдет в Астане. Отказ от женевского процесса эксперты объясняют тем, что Женева себя изжила, так и не принеся результатов, на которые рассчитывали заинтересованные стороны.

«Женевский процесс себя дискредитировал. Унылое и бессмысленное топтание на месте», — достаточно резко охарактеризовал его Евгений Сатановский.

По мнению Вениамина Попова, несмотря на то что гарантами соглашения выступают Россия, Турция и Иран, к участию в переговорах в Астане будут привлечены и другие стороны, состав которых в настоящий момент прогнозировать сложно.

«Логично предположить, что там будут присутствовать и представители США, другие стороны будут еще обсуждаться», — отметил он.

При этом, с точки зрения эксперта, Россия будет отстаивать интересы сирийского правительства, тогда как Турция будет работать с оппозицией. Однако опрошенные «Газетой.Ru» специалисты убеждены, что в этом составе диалог по межсирийскому урегулированию будет эффективнее, чем женевские переговоры.

Информация о соглашении между Москвой и Анкарой появилась вскоре после того, как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что у него имеются доказательства поддержки «Исламского государства» со стороны США. Это заявление является первым крупным шагом Анкары против Вашингтона. Вместе с тем Эрдоган никаких доказательств причастности США к финансированию или поддержке ИГ не предоставил.

Вениамин Попов подчеркнул, что это далеко не первое противоречивое заявление турецкого лидера, однако сейчас для российской стороны важно, что Эрдоган демонстрирует свою приверженность договоренностям с Москвой, что делает Турцию важным партнером России в вопросе достижения урегулирования ситуации в Сирии.