Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Приговор года

Хамовнический суд огласит приговор Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву

Александр Щербак/Коммерсантъ
В понедельник в Хамовническом суде начинается оглашение приговора экс-главе компании ЮКОС Михаилу Ходорковскому и бывшему руководителю МФО «Менатеп» Платону Лебедеву. Обвиняемым может грозить до 14 лет лишения свободы. В преддверии финальной стадии суда «Газета.Ru» представляет процесс по второму делу Ходорковского и Лебедева в наиболее ярких высказываниях и заявлениях его участников.

Прокурор Валерий Лахтин:

«Им не вменяется хищение нефти таким примитивным способом (как врезка в трубу). А вменяется присвоение».

«Ссылки Лебедева на то, что наличие у нефтедобывающих предприятий (ЮКОСа) незначительной прибыли опровергают обвинение в хищении, расценивается СУДОМ как способ избежания ответственности путем неверной интерпретации фактов».

«Позиция подсудимых и их защитников, и всякого, кто пытается придать такой категории преступлений статус незначительности, не отвечает интересам соответственно и нашего, и любого другого государства. Своими же откровенно наглыми и беспринципными действиями во время следствия Ходорковский и Лебедев дискредитировали законопослушных представителей бизнес-сообщества России перед зарубежными контрагентами и в целом наше государство и его авторитет».

«Сделать замечание Ходорковскому! Я не пользуюсь шпаргалками! Я формирую вопросы самостоятельно! С помощью компьютера!»

«Он меня сбивает, мне психологически нельзя настроиться! Серьезный процесс… Мне необходимо настроиться соответствующим образом» (жалуясь судье на Ходорковского – «Газета.Ru»)

«Каким правом я злоупотребляю?! Если защита и подсудимые могут немереное количество времени готовиться к процессу, готовить со специалистами вопросы и допросы, а нам в этом процессе дается несколько секунд, чтобы сформировать свои вопросы. Это в новых экономических отношениях в нашей стране… Это в процессе по делу об экономических преступлениях! Мы же не бытовое убийство сейчас рассматриваем!»

«Прошу сделать замечание защитнику, или я сейчас уйду из зала!» (Жалуясь на адвоката Ходорковского Юрия Шмидта – «Газета.Ru»)

«Я дождусь замечания сегодня или нет?! Замечание сделайте!» (В адрес судьи Данилкина о Лебедеве – «Газета.Ru»)

««И вы считаете, что вы, давая заключение только в судах США и ряда европейских стран, не обладая знаниями в области деятельности российских НК, компетентны здесь дать какое-то заключение?! В соответствии с российским законодательством по уголовному делу, по которому Ходорковский и Лебедев обвиняются в совершении тяжких преступлений?!» (обращаясь к одному из иностранных специалистов, прибывших в суд — «Газета.Ru»)

«Встреча (Ходорковского с Путиным – «Газета.Ru») к делу отношения не имеет, так как во время встречи Ходорковский не совершал никаких преступлений».

«А защите просто нечего сказать! Поэтому ей приходится постоянно болтать языком, особенно в Европейском суде, и собирать вокруг себя бездельников из числа представителей ангажированных СМИ. За прокуратурой — правда!»

«Мы не считаем необходимым подробно останавливаться на том, что наговорила защита и обвиняемые, поскольку все сказанное является ложью. И мы уверены, что суд, уйдя в совещательную комнату, удостоверится в этой явной лжи».

Михаил Ходорковский:

«Все (обвинение – «Газета.Ru») было построено на отрицаниях: «Нет, не в натуральном виде (похищалась нефть)», «Нет, не по договорам». А как тогда? Ответа нет».

«Но дело в том, что нефть-то сама никем не похищалась. То, что она не похищалась физически, с этим согласился Лахтин. Но о наличии даже теоретической возможности юридически похитить нефть, добровольно поставленную собственником, говорить может только двоечник. Если преступник не завладел имуществом, похитить его нельзя».

Сколько длился процесс

Процесс в Хамовническом суде продлился более полутора лет с 3 марта 2009 года до 2 ноября 2010-года. Продолжительность процесса даже вызвала разражение главы Мосгорсуда Ольги Егоровой, которая в одном из интервью предложила судье Данилкину «хоть какой-нибудь приговор» вынести. Чтение нового приговора Ходорковскому и Лебедеву может занять не одну неделю: первый приговор объемом в 1000 страниц Мещанский суд оглашал более двух недель - с 16 по 31 мая 2005 года. В новом деле, включающем 188 томов, одно только обвинительное заключение занимает 14 томов по 300-350 страниц в каждом.

«Гособвинители и/или их ближайшие родственники являются соучастниками бредового преступления, которое мне вменяется. Для этого надо установить, покупали ли они в период с 1998 по 2003 год бензин или дизельное топливо по цене значительно ниже, чем стоимость нефти в Роттердаме».

«Чтобы вынести обвинительный приговор, вам, ваша честь, придется отменить решения (арбитражных) судов (признавших ЮКОС собственником нефти, добытой его «дочками» и назначивших ЮКОСу огромные штрафы за недоплату налогов). Вы понимаете мою меркантильную заинтересованность в том, чтобы эти решения были отменены: 30 миллиардов долларов верните...»

«Как сможет Москва стать финансовым центром Евразии, если наши прокуроры в публичном процессе прямо и недвусмысленно, как 20 или 50 лет назад, призывают признать стремление к увеличению производства и капитализации частной компании преступно-корыстной целью, за которую надо сажать на 14 лет?»

«Видимо, когда в 2006 году прокурорам поручили нас посадить, они решили не брать грех на душу, и нам предъявлено такое обвинение, что вынести по нему законный обвинительный приговор невозможно».

«Я думаю, признания вины от меня никто всерьёз не ждет. Вряд ли сегодня кто-нибудь поверит мне, если я скажу, что похитил всю нефть своей собственной компании. Но также никто не верит, что в московском суде возможен оправдательный приговор по делу ЮКОСа».

«В СИЗО мне сообщили, что экс-президент Путин решил, что мне хлебать баланду 8 лет».

«Я человек не идеальный, но я идейный. Мне, как и любому, не нравится жить в тюрьме и не хочется здесь умереть. Но, если потребуется, у меня не будет колебаний. Моя вера стоит моей жизни. Думаю, я это доказал».

Платон Лебедев:

«Получение дочерними предприятиями ЮКОСа доходов в виде выручки и прибыли может квалифицироваться как хищение только из преступных умыслов прокуроров».

«Суду придется оценить новый вид «хищения» нефти, который заключается в продаже нефти добросовестным приобретателям с рентабельностью свыше 20%»

«Если сравнивать приведенные в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого (ППО) количество якобы «похищенной-легализованной» нефти, принадлежащей, например «Томскнефти», то уже наблюдается абсурд обратного свойства, т. е. «легализовывалось» то, что, по утверждениям самого следствия в ППО, никогда не похищалось.

«Весь приведенный бессмысленный набор цифр и описание в обвинениях событий, которые выходят за рамки диспозиции ст. 160 УК РФ (хищение), происходят от члена ОПГ Каримова, который привёл их в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемого как меня, так и Ходорковского, далее упорно и нагло тиражируется в обвинениях, состряпанных членом ОПГ Алышевым и «продавливается» в суде членами ОПГ Шохиным и Лахтиным».

«Я экономикой 40 лет занимаюсь. Я вам не тетя Клепа, которая не понимает, о чем идет речь!»

«Мое отношение к Лахтину и Шохину (другой прокурор на процессе – «Газета.Ru».) суду известно: я их глубоко презираю, считаю, что прокурорская форма на них – это позор для страны и Генпрокуратуры как института. Но это всего лишь «форма», поскольку содержание под ней уголовное».

«На самом деле термин «скважинная жидкость» существовал во многих нормативных актах СССР и РФ, регламентирующих процесс разведки и добычи нефти, задолго до того, как это приписали Ходорковскому индивидуумы типа Рыбина и Ибрагимовой».

«Ваша честь, я заинтересован в правосудии, но вы, ваша честь, в этом мне не помощник, поскольку в этом процессе вы не можете быть беспристрастным, независимым и компетентным. Не знаю, могли ли вам этот шанс дать и был ли у вас этот шанс вообще».

Адвокат Ходорковского Вадим Клювгант:

«Обвинение убито наповал шквальным огнем, а затем еще и контрольным выстрелом в голову со стороны самих же своих авторов. Но просить для наших подзащитных по тринадцать с половиной лет и еще шесть месяцев из неотбытого наказания это прокурорам не помешало».

«Им (прокурорам) не вы нужны, ваша честь, а ваши подпись и печать»

Адвокат Лебедева Константин Ривкин:

«Прокурор Ибрагимова сегодня сказала, что собственником всей добытой нефти был ЮКОС, а это означает, что никакого хищения не было».