Как мода защищала Клинтон и мигрантов

В 2016-м мода стала частью политики

Анна Лозинская
Певица Бейонсе на мероприятии в поддержку кандидата в президенты США Хиллари Клинтон, 4 ноября 2016... Matt Rourke/AP
Певица Бейонсе на мероприятии в поддержку кандидата в президенты США Хиллари Клинтон, 4 ноября 2016 года

В уходящем году в моде была политика — дизайнеры не могли оставаться в стороне от мировых процессов. Как модельеры и стилисты участвовали в борьбе противоборствующих сил и кому это помогло — в материале «Газеты.Ru».

В 2016 году политические страсти кипели так, что пламя неизбежно перекинулось на другие области человеческой жизни. В 2016-м оказалось, что мода — это тоже политика. Так бывало и раньше: выражать свои политические взгляды при помощи одежды — самый простой и эффектный способ показать окружающим, что ты думаешь. На протяжении всего XX века женщины последовательно освобождались от корсетов, под влиянием Коко Шанель отказывались от платьев (не считая маленького черного) в пользу костюмов и даже брюк, носили мини-юбки — во всем этом был вызов, все это было борьбой за свободу.

В начале XXI века, когда можно носить не только юбки и брюки, но даже шерстяные носки с босоножками, связь моды и политики обрела новое выражение.

Сегодняшние дизайнеры при помощи своих коллекций делают политические заявления. Женщины выбирают определенный вид одежды в знак поддержки своего кандидата в президенты. Мода очерчивает круг проблем, волнующих общество, — одежда становится не только формой, но и содержанием.

Модные дизайнеры, разумеется, и раньше выражали свои политические взгляды. Особенно этим отличается Вивьен Вествуд — в 80-е она открыто критиковала Маргарет Тэтчер, с 1993 года участвует в мероприятиях, посвященных борьбе со СПИДом, с 2007-го не использует мех и отстаивает права животных, в 2012-м поддержала Джулиана Ассанжа, с 2014-го борется с изменениями климата и методами добычи сланцевого газа. Со своими футболками с политическими лозунгами и активной гражданской позицией «королева панка» никогда не давала моде забыть о политике.

Но именно в 2016 году мода стала частью политики.

Девушка в буркини на пляже Марселя. Кадр из видео, август 2016 года AP
Девушка в буркини на пляже Марселя. Кадр из видео, август 2016 года

Предметом одежды, вызывавшим в этом году ожесточенные споры, оказались буркини — купальные костюмы, дающие возможность мусульманкам плавать в море и бассейне, соблюдая при этом религиозные традиции, предписывающие закрывать голову. Еще весной модные бренды от Marks & Spencer до Dolce & Gabbana стали выпускать специальные коллекции для Рамадана. Пьер Берже, давний партнер Ива Сен-Лорана, осудил дизайнеров, участвующих в «порабощении женщин», но в целом все было спокойно. Однако летом, в разгар пляжного сезона, на французских пляжах стали запрещать буркини — так они стали темой многочисленных обсуждений.

Те, кто отстаивал запрет, утверждали, что буркини унижают женское достоинство, что они негигиеничны и одобрять их — значит поддерживать давление, оказываемое на женщину мужчинами в исламском мире. Их противники — и среди них далеко не только мусульмане — отстаивали право мусульманок отдыхать на пляже наравне со всеми, не нарушая религиозных запретов, и в конце концов, разве это не имеет отношения к толерантности, к которой призывает Европа? Уже на Олимпиаде в Рио, где в закрытой одежде выступали женщины из Ирана, ОАЭ и других стран, исповедующих ислам, о запрете на буркини забыли.

К этому моменту самым обсуждаемым предметом гардероба, по крайней мере в США, стал брючный костюм — униформа, которую избрала Хиллари Клинтон, став кандидатом на пост президента США от Демократической партии.

Победу на праймериз Хиллари праздновала в костюме Ralph Lauren цвета слоновой кости.

Участницы флешмоба #pantsuitnation Tyler Joe/Elle/Elle.com
Участницы флешмоба #pantsuitnation

Хиллари Клинтон, которую не раз критиковали за плохой вкус в выборе одежды (еще будучи первой леди США, она давала поводы над собой посмеяться), став кандидатом в президенты, получила мощную поддержку модной индустрии США. Те, кто был хоть как-то связан с модой, — от Анны Винтур до Дайен вон Фюрстенберг — единогласно присягнули на верность Хиллари, а Ральф Лорен взялся предоставлять ей брючные костюмы нормальных цветов. Довольно скоро ее фирменный стиль переняли рядовые американки, которые надеялись, что в ноябре президентом США впервые станет женщина.

Носить брючный костюм теперь означало поддерживать Хиллари Клинтон. Окончательно он утвердился как униформа, когда 2 октября на Юнион-сквер в Нью-Йорке состоялся флешмоб #pantsuit nation, в рамках которого 200 мужчин и женщин в разноцветных костюмах станцевали под песню Джастина Тимберлейка «Can't Stop the Feeling». Во флешмобе приняли участие профессиональные танцоры и танцовщицы, а впоследствии он вырос в целое движение: в день выборов в закрытой группе Facebook под названием Pantsuit Nation женщины активно публиковали фото в костюмах и сообщали, что идут голосовать за Хиллари.

Сегодня группа продолжает существовать: теперь огорченные победой Трампа американцы оказывают друг другу поддержку, помогая каждому чувствовать, что они не одни. Из постов группы уже готовится книга.

Через неделю после победы Трампа дизайнер Софи Теалле опубликовала в Twitter открытое письмо с призывом к дизайнерам не одевать Меланью Трамп. Однако сейчас ее американские коллеги уже не столь единодушны в своих оценках. Пока Том Форд и Марк Джейкобс заявляют, что не станут оказывать услуги Меланье, их коллега Томми Хиллфигер утверждает, что для него будет честью работать с избранной первой леди США, его примеру, по сообщению Observer, последовали Каролина Эррера и Дайен вон Фюрстенберг, однако сейчас об этом речи не идет — Меланья одевается самостоятельно.

Показ коллекции Dior в Париже, сентябрь 2016 года Gonzalo Fuentes/Reuters
Показ коллекции Dior в Париже, сентябрь 2016 года

Главными темами предвыборной кампании в США были сексизм, ксенофобия и недостаток уважения к проблемам изменения климата в речах Дональда Трампа. Эти же темы волнуют и тех дизайнеров, для которых модные подиумы стали площадкой выражения идей.

Феминизм во время Недели моды в Париже отстаивала Мария Грация Кьюри: критики ждали, что дебютная коллекция первой женщины — креативного директора дома Dior — станет особенной, и не ошиблись: модели вышли на подиум в белых футболках с надписью «We Should All be Feminists».

Эта фраза из речи нигерийской писательницы Чимананды Нгози Адичи 2013 года стала крылатой после того, как ее спела Бейонсе в песне «Flawless».

Ксенофобия и проблема отношения к мигрантам стала главной темой коллекции британского дизайнера индийского происхождения Ашиша Гупты: в финале показа весенне-летней коллекции 2017 года (откровенно отсылающей к индийской традиционной одежде) на осенней Неделе моды в Лондоне он вышел к публике в белой майке с надписью «Immigrant».

Что же касается проблемы сохранения окружающей среды, то в этом году остается верна себе Стелла Маккартни: принты на нарядах, которые она показала на осенней Неделе моды в Лондоне, гласили: «animal free», «no fur and no leather» и «all is love».

В этом году британские дизайнеры столкнулись и с внутренними проблемами: многие из них активно противились выходу Великобритании из Евросоюза. За неделю до голосования (23 июня) в Лондоне как раз проходила Неделя мужской моды, во время которой дизайнер Дэниел Флетчер организовал небольшую демонстрацию моделей с лозунгами «Stay», а Сид Брайан и Корин Маккири (бренд Sibling) вышли на поклон в белых футболках с надписью IN.