Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Тот самый Мюнхгаузен: «Взаперти» — напряженный триллер с Сарой Полсон о спасении от матери

Рецензия на фильм «Взаперти» с Сарой Полсон от режиссера «Поиска»

Прослушать новость
Остановить прослушивание
На сервисе Hulu вышел триллер «Взаперти» режиссера Аниша Чаганти («Поиск»). Это история о 17-летней девушке, прикованной к креслу-коляске, которая замечает, что мать стала подсовывать ей какие-то странные таблетки. В главных ролях снялись дебютантка Кира Аллен и звезда «Американской истории ужасов» и «Сестры Рэтчед» Сара Полсон. Кинокритик «Газеты.Ru» Павел Воронков считает «Взаперти» одной из самых ярких жанровых картин этого года.

17-летняя Хлоя (дебютантка Кира Аллен) прикована к креслу-коляске, сколько себя помнит: перечня болезней, с которыми ей приходится существовать, хватит на целый буклетик. Каждое утро начинается с тошноты, затем — порция таблеток, завтрак и зубрежка под надзором матери Дианы (Сара Полсон). Скоро в колледж, и при таких мозгах девушка должна бы быть нарасхват, но ни одного приглашения она пока не получала. Однажды Хлоя замечает среди покупок матери странные таблетки, которые тем же вечером оказываются в стаканчике с ее ежедневными препаратами.

Делегированный синдром Мюнхгаузена (заболевание, при котором человек вредит близкому, чтобы ухаживать за ним; как правило, это мать и ребенок) так часто возникал на экране, особенно в последнее время, что и на спойлер уже не тянет. При этом, как отмечают знающие люди, поп-культурной машине свойственно бездумно эксплуатировать этот диагноз, серьезно искажая причины такого поведения.

Триллер «Взаперти», снятый режиссером бекмамбетовского скринлайфа «Поиск» Анишем Чаганти, поступает честнее: фильм не завязывает сюжетные твисты на самом синдроме — и не зарывается в размышления о психологической подоплеке происходящего. Это очень прямолинейное жанровое кино, напоминающее скорее экстремальную версию «Одного дома», чем задумчивую готику вроде «Острых предметов».

Помимо прочего, это еще и первый за 70 лет крупный триллер с участием реальной пользовательницы кресла-коляски. И юная Аллен, несмотря на отсутствие актерского опыта, достойно сосуществует в кадре с заслуженной артисткой Полсон, которой лучше всего даются как раз образы инфернальных женщин с ментальными расстройствами (см. «Сестра Рэтчед»). В этом чувствуется большая работа, поскольку вся история держится именно на Хлое, тогда как мать играет вторую скрипку. Работа не только актерская, но и сценарная: фильм обходится без клише и не сужает человека до его инвалидности.

Состояние героини используется как усложняющий фактор, но это вызывает не жалость, а эмпатию, что лишь усиливает воздействие саспенса. Поэтому к «триллеру» часто хочется прикрутить уточнение «сурвайвал» — не считая пары раз, когда фильм царапает грань разумного и пшикает флюидами обаятельных боевичков (финальный ванлайнер органично прозвучал бы из уст Брюса Уиллиса).

«Взаперти» не назовешь выдающимся кино, способным художественно поразить: в этом смысле куда удачнее работал «Поиск», вышедший в то время, когда скринлайф еще не успел всех достать. Зато со своими задачами фильм справляется на отлично. С героями не тянет спорить, подсказывая, как нужно было поступить. И пускай описываемые здесь ситуации не слишком изобретательны, Хлоя раз за разом проявляет завораживающую находчивость, которой остается лишь завидовать.

За всем этим, разумеется, не стоит выходить подышать пандемией и обеспечивать 25-процентную заполняемость кинозалов (на то вообще есть мало причин), поэтому картину лучше дождаться на цифровых площадках. Или попытаться воспользоваться VPN и танцами с бубном, чтобы посмотреть ее на Hulu, где она вышла в США. Лингвистический анекдот: в Америке ради фильма «Беги» (это оригинальное заглавие) никуда бежать не нужно, у нас — ради того же, но с названием «Взаперти» — пока что предлагается совершить ошибку и выйти из комнаты.