Пенсионный советник

Рабыня на полный день

На Первом канале идет сериал «Вольная грамота»

Кадр из сериала «Вольная грамота» Пресс-служба Первого канала
Кадр из сериала «Вольная грамота»
Первый канал показывает сериал «Вольная грамота» — историческую костюмную мелодраму о добрых крепостниках, хороших крепостных и о плохих помещиках.

Полина Лебедева (Татьяна Бабенкова) – крепостная, а одновременно воспитанница князя Алексея Головина (Владислав Ветров). Во время бала в ее честь у Головина случается приступ, и на смертном одре он подписывает вольную Полине, а также признается, что она его дочь и назначает девушку своей наследницей. Но нотариус Борис Наземный (Иван Добронравов) вписывает в вольную грамоту свою любимую, подругу Полины Татьяну (Ксения Разина), а потом вместе с племянником князя Сергеем (Олег Мазуров) замышляют аферу.

Реклама

Они скрывают завещание Головина и продают поместье старому недругу князя – графу Андрею Кречетскому (Владислав Абашин), который сразу решает поменять порядки в поместье. Жизнь Полины меняется в худшую сторону.

Первый канал показывает сериал «Вольная грамота» — костюмную мелодраму о помещиках, крепостных девках и их сложных взаимоотношениях.

Снимать прошлое можно по-разному. Алексей Герман-старший условное Средневековье Арканара погрузил в грязь – и его экранизацию «Трудно быть богом» фанаты Стругацких не приняли в том числе и поэтому. Мушкетеры короля и гвардейцы кардинала в советской экранизации романов Дюма ходят в чистых накидках, если иного не требуется по сценарию, да и Шерлок Холмс в исполнении Василия Ливанова не пачкает лондонским навозом свой стильный плащ.

Пресс-служба Первого канала

В «Вольной грамоте» грязи тоже нет. Здесь все чинно и благородно до хруста накрахмаленных платьев у крепостных крестьянок, а картинка настолько яркая, что на память приходит раскрашенный лубок. Или, скорее, цитата из тех же Стругацких о прекрасной стране, в которой нет никакого принуждения, все богаты и свободны и даже самый последний землепашец имеет не менее трех рабов.

В сериале до такого, правда, не доходит, но мысль о направляющей и руководящей роли мудрого правителя прослеживается относительно четко. Рабы – сиречь крепостные – в «Вольной грамоте» имеются в достаточном количестве, они сыты, одеты, обуты, и если бы не напоминания о низком статусе от своих коллег по несчастью, то их жизнь, в общем-то, можно назвать даже неплохой. И непонятно, зачем в этом обществе всеобщей гармонии нужны какие-то вольные грамоты – их полезность не слишком очевидна.

Впрочем, стоит вспомнить вольноотпущенников Древнего Рима, которые как раз после выхода из рабского сословия умудрялись наживать несметные богатства и участвовать в управлении огромной империей, как все сразу становится на свои места.

«Вольная грамота» очевидным образом попала в сетку Первого в пику новому проекту канала «Россия 1» — сериалу «Кровавая барыня».

Пресс-служба Первого канала

Но если в случае с «Барыней» зрители сразу настраиваются на нужный лад – историю жестокой Салтычихи знают, пожалуй, все жители бывшего СССР, то у «Грамоты» столь мощной поддержки за спиной нет. С другой стороны, она тут и не нужна — история, которую рассказывает сериал, могла произойти когда угодно. В Древней Греции, например, или даже в наше время – стоит вместо крепостной крестьянки сделать главной героиней сотрудницу офиса из крупной корпорации со строгим дресс-кодом и толстенным томом должностных обязанностей.

Добывать уголь ее, конечно, никто не сошлет, но могут в наказание заставить делать что-то почти настолько же неприятное. Или лишить права на оплату мобильного телефона и срезать годовые бонусы – тоже жестоко со стороны руководства, если разобраться.

Конечно, сам сюжет «Вольной грамоты», наверное, может напомнить о «Мертвых душах» Николая Васильевича Гоголя (тем более что и время действия примерно то же самое), но с сатирой на тогдашние нравы в «Грамоте» не сложилось, а сам сюжет фильма с самого начала отправился по пути незатейливой мелодрамы.

Любовь, конечно, штука вечная, но для чего при этом надевать на персонажей лубочные костюмы – решительно непонятно. Д'Артаньян хотя бы за подвесками в Лондон ездил, на шпагах дрался и вообще был примером для подражания неокрепшему юношеству. Подражать крепостной девушке Полине, пожалуй, никто не возьмется.