Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Я атеист, который верит в Бога»

Лидер группы «Сплин» Александр Васильев об альбоме «Ключ к шифру»

Ярослав Забалуев 29.09.2016, 14:16
Солист группы «Сплин» Александр Васильев Руслан Шамуков/ТАСС
Солист группы «Сплин» Александр Васильев

Лидер группы «Сплин» Александр Васильев рассказал «Газете.Ru» о новом альбоме «Ключ к шифру», чувстве тревоги, гастролях на Украине и отношениях с Богом.

— В интервью по случаю выхода предыдущего альбома «Резонанс» вы рассказывали, что студия «Добролет» — ваше место силы. Для «Ключа к шифру» «Сплин» тем не менее обзавелся собственной студией. Как это произошло?

— Дело в том, что студия «Добролет» — это три двери, три огромных помещения. И рядом всегда была четвертая дверь — там была какая-то студия циркового искусства. И вот мы в какой-то момент вдруг узнали, что она съехала. Тут же побежали к директору с деньгами и стали умолять никому это помещение не отдавать. Там потолки четыре с половиной метра, огромное окно с видом на питерские крыши, плюс нам дали девять парковочных мест в центре города — лучше не придумаешь! Мы быстро сделали ремонт, завезли все оборудование и записались.

— А это вообще рентабельная история? Не дешевле было на «Добролете» записаться?

— Да нет, там месяц аренды стоит как три дня записи на «Добролете». Но дело даже не в этом. Главное — там фэн-шуй. Заходишь и понимаешь, что все будет так классно, как никогда в жизни не было. Так в итоге и получилось.

— Вы в недавнем интервью рассказывали, что для вас Москва — село за Валдайским холмом. И все, что за ним происходит, вас не волнует. Тем не менее на альбоме есть песня «Тревога», которая явно вдохновлена тем, что происходит за пределами Петербурга…

— Да нет. Вообще, опасения за завтрашний день всегда были человеку свойственны. А сейчас новости включишь и сразу понятно, что вспыхнуть может в любой момент и абсолютно где угодно. Тут мне кажется даже неправильно ссылаться на какое-то конкретное событие, это просто общее состояние современного общества.

Обложка альбома «Ключ к шифру» группы «Сплин» splean.ru
Обложка альбома «Ключ к шифру» группы «Сплин»

— Вы же недавно, кстати, ездили на Украину. Как прошли гастроли?

— Отлично. Мы играли на большом фестивале, где не было ни единого политического лозунга — только музыка, музыка, музыка. Там были музыканты со всего мира, и мы там представляли Россию, показывали, что никакой агрессии от нас не идет.

— Проблем на границе и на месте не было?

— Ничего. Вообще. Наше государство не находится в состоянии войны с Украиной. Ни с нашей, ни с украинской стороны не было никаких проблем и запретов на границе. Приезжайте, играйте, ради бога.

— Весной вышел нашумевший материал «Новой газеты» про подростковые самоубийства, а теперь у вас на альбоме появляется песня «Кит» — это слово во многих соответствующих группах в социальных сетях присутствует. Эти явления как-то связаны?

— Да нет, конечно, я ничего подобного вообще не читал. Это песня про потерю близкого человека, которая показана на примере ребенка и кита. Песня о том, что терять близкого в любом возрасте очень трудно.

— Вы много на альбоме про Бога поете, причем обращаетесь к нему вполне панибратски…

— Я атеист, который верит в Бога. Исходя из этой позиции написана песня «Череп и кости». Я не принадлежу ни к одной конфессии, но при этом признаю Бога как первопричину рождения этого мира. Вот что это значит. Мне вообще очень нравятся парадоксы — в науке, в литературе. Я всегда вычленял именно эти строки. В поэзии это, как правило, строка из двух частей, в которой вторая отрицает первую: я атеист, который верит в Бога. Мне вообще кажется, что вершина поэзии — это парадокс.

— Кстати, в песне «Череп и кости» вы используете сэмпл из «Break on Through» The Doors. Права покупали?

— Да нет, конечно, просто украл у любимой группы и не скрываю. Если придут спрашивать с меня — придется заплатить (смеется). Можно было наврать, что я это сам сыграл. Но в этом и прикол для меня — взять барабанную партию из любимой песни и придумать на нее свой текст.

— На фестивале Park Live вы играли программу из лучших хитов. Сколько песен с «Ключа к шифру» вы будете играть в грядущем туре?

— Мы для фестивалей сделали специальную программу, состоящую из гиперхитов. На сольных концертах, в свою очередь, мы играем песни, так сказать, второго плана — но не менее для нас дорогие. Что касается «Ключа к шифру», то в туре мы собираемся играть все песни с пластинки. Хотя на самом деле и все, и не все — две песни мы слепили в одну. Какие — не скажу.

—Вы говорили, что во время недавних гастролей в США вы встречались с командой разработчиков WhatsApp. Расскажите поподробнее, как это случилось?

— Нам пришло письмо о том, что Ян Кум и его команда приглашают сыграть для них квартирник. Конечно, мы согласились. Это все было где-то в Калифорнии, я уже не помню. Они сняли большой лофт, мы сыграли отличный квартирник. Почти все ребята — выходцы с Украины. Это наша публика — высшее образование, интеллигентные люди. Еще и успешные. Очень приятно было пообщаться. Ну и после этой встречи я окончательно решил, что альбом надо называть «Ключ к шифру» — такие совпадения не случайны.

Группа «Сплин», 2013 год Роман Яндолин/РИА «Новости»
Группа «Сплин», 2013 год

— Лет 10–15 назад вы были народным героем, песни звучали из каждого утюга, были ротации на телевидении. Сейчас ситуация, кажется, немного поменялась — роль ТВ стала другой, радио — и подавно. Как вы себя ощущаете в изменившихся условиях?

— А ничего не изменилось на самом деле. Мы сейчас сняли клип на песню «Пирамиды», и сразу выяснилось, что в стране действует 10–15 телеканалов, с которых нам сразу стали звонить и просить наше видео. Это просто мы выросли, а четырнадцатилетки так и сидят, пялятся в экран — все то же самое.

— А не расстраивает, что вы выросли, а клипы ваши по-прежнему смотрят четырнадцатилетки?

— Да нет. На наши концерты уже приходят два поколения слушателей — 15-летние подростки и их 42-летние родители. Они просто все торчат на одной и той же музыке — русский рок, все такое.

— Вы сами ощущаете принадлежность к русскому року?

— Не, мне эти определения вообще по боку, я аскет. Мне нравится песни писать, потом их записывать — вот это для меня настоящее путешествие каждый раз. А вообще я бард и пишу бардовские песни, никакой я не рок-музыкант. Рокеры для меня — это такие с длинными волосами ребята в коже — я этого всегда избегал наоборот (смеется). Первый музыкант, на которого я запал, — Высоцкий, в этих рамках я себя и держу, мне там хорошо.

— За новой музыкой следите? Рэп, электроника?

— Да мне все интересно, конечно. Если есть какой-то месседж, я его всегда считываю.

— Не думали стиль сменить, как-то актуализироваться?

— Да зачем мне становиться кем-то еще, если мне нравится быть собой? Во мне прекрасно уживаются рокер, бард, любитель симфонической музыки… У нас на альбоме ведь симбиоз жанров — и рок, и трип-хоп, и речитатив, и хоралы. Что это по жанру?.. Мне нравится такие, индивидуальные вещи создавать.