Пенсионный советник

Маньяки поневоле

В прокате «Убойные каникулы»

Дарья Горячева 10.12.2010, 17:31
critic.de

В прокат выходят «Убойные каникулы», пародия на лесные хорроры, взявшая лучшее от «Очень страшного кино» и «Зомби по имени Шон».

Все начинается подчеркнуто привычно: компания развязных студентов отправляется в поход на озеро. На заправочной станции им встречаются два добродушных деревенских увальня — Дейл и Такер. Вот только о том, что они душки, городская молодежь не догадывается: небритые суровые лица Дейла и Такера не внушают доверия, а в магазине они закупаются колюще-режущими предметами. «Ну что, ребятки, в лес собрались?» — потрясая косой, со смехом спрашивает Дейл.

Кто тут не испугается? Только тот, кто не видел «Техасскую резню бензопилой». Ну а кто ее в наше время не видел?

«Убойные каникулы» прокатились по десятку американских фестивалей, но в родной американский прокат их выпускать не спешат. Мы же на этот раз идем впереди планеты: мало того что Россия едва ли не первая страна, в которой фильм выходит в прокат, который к тому же развернули на сравнительно широкую ногу — около 270 копий. Нам, очевидно, повезло. Конечно, картину посмотрело еще не так много людей, но рейтинг у «Убойных каникул» на imdb.com пока впечатляющий — 8,6 из 10. Причем из 500 проголосовавших чуть больше половины поставили фильму высший балл, и только 20 человек оценили его меньше 7.

При этом в титрах «Убойных каникул» знакомых имен не найти: исполнители главных ролей снимаются в основном на телевидении.

Единственный, кого здесь можно назвать знаменитостью, да и то с оговорками, — недооцененный Алан Тьюдик (Такер), чаще всего появляющийся во второстепенных ролях, например в «Поезде на Юму» (а самая звездная роль Тьюдика состояла в озвучивании робота Сонни в фантастическом боевике Алекса Пройаса «Я, робот»). То же касается и авторов фильма: режиссер и сценарист Элай Крейг сыграл в «Космических ковбоях» героя Томми Ли Джонса в молодости и снял единственную короткометражку, а сценарист и продюсер картины Морган Юргенсен несколько лет работал монтажером и помощником режиссера.

В безвестности создателей состоит одновременно и плюс, и минус фильма.

Юргенсен и Крейг четыре года тщетно искали в США финансирование. Сценарий всем нравился, но ставить на столь темных лошадок никто не хотел, и в результате картина была снята в Канаде на канадские деньги. Вместе с тем подобная пародия требует незамыленности взгляда, на которую часто способны лишь люди со стороны.

Пародийный хоррор вообще жанр непростой, и удачных примеров не так много.

«Очень страшное кино» братьев Уэйанс, может, и не было идеальной комедией, но именно этот фильм нанес существенный удар по миру хорроров, ткнув его носом в очевидное. А именно в то, что грудастая блондинка, бегущая по лужайке от убийцы в маске, уже давно вызывает не дрожь, а максимум ухмылку. Чутким к кинематографическим клише Уэйансам практически не требовалось шутить — достаточно было набить «Очень страшное кино» штампами и чуть-чуть подкрутить яркость, добавив абсурда. «Зомби по имени Шон» Эдгара Райта, Ника Фроста и Саймона Пегга был стилистически тоньше и изящнее: все же его снимали британцы. Английские комики продемонстрировали, что случится, если в центр заезженного до дыр зомби-хоррора поместить двух раздолбаев, мечтающих сидеть с пивом перед телевизором.

«Убойные каникулы» продолжили эту традицию и сделали следующий шаг — вывернули стандартный сюжет фильма ужасов наизнанку и поменяли полюса. Комедия ошибок и положений здесь строится на том, что маньяки — не те, кем кажутся. Потрепанные деревенские качки — милейшие парни, а насмотревшиеся фильмов ужасов подростки, нервно вздрагивающие при виде пилы, готовы развернуть кровавую жатву.

В заключение предупредим, что «Убойные каникулы» отнюдь не цирк с зеленой кровью и плюшевыми злодеями, а кино действительно дикое.

На иностранном постере фильма, например, двое в джинсах держат за ноги раскуроченную половину трупа. Что же до шуток, то в фильме этому кадру предшествовал эпизод, когда, вытаскивая те самые полтрупа из дробилки, Такер озабоченно спрашивает: «Ты как там, живой?!»