Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Пожирание земель

26.09.2008, 09:37

России не нужны новые территории, ей критически важно обустроить имеющиеся

Вместо того чтобы развивать существующую территорию, Россия все время стремилась присоединять новые земли. В том числе из-за этой земельной булимии распался Советский Союз. Эту же гибельную линию после небольшого перерыва девяностых — начала нулевых Россия начинает вести и сейчас.

«Здесь очень сложные ощущения: с одной стороны, красота, с другой стороны – убожество», — сказал президент России Дмитрий Медведев телеканалу «Вести 24» в последней точке своего турне по российскому Дальнему Востоку Петропавловске-Камчатском. Причем понятно, что «красота» — это все, что создано природой, а «убожество» — то, как живут люди.

У России даже после распада СССР остается столько территории, что

Медведев стал первым правителем страны за всю историю страны, который добрался, например, до Чукотки.

Поездка эта символична, поскольку происходит на фоне первой постсоветской попытки России фактически присоединить новые земли — Южную Осетию с Абхазией. Если Абхазию еще теоретически можно представить отдельным маленьким курортным государством-сателлитом России, шансы на самостоятельную государственность Южной Осетии объективно равны нулю.

Смысл внешней политики России, по сути, не меняется с середины ХVI века, с эпохи правления Ивана Грозного, силой взявшего Казань с Астраханью. А слоган этой политики в те же времена сформулировал инок Филофей: «Москва — Третий Рим, а четвертому не бывать». С тех пор

Россия все присоединяла и присоединяла к себе новые территории, не в силах их толком освоить. Дальний Восток и Калининградская область, пожалуй, сегодня главные примеры убожества такой политики.

Они реально оторваны от «большой России», но государство толком ничего не делает для того, чтобы их уровень развития увеличивал желание жителей этих территорий чувствовать себя полноценными российскими гражданами. Транспортное сообщение этих регионов с остальной Россией таково, что и большинство калининградцев, и большинство жителей дальневосточных земель не имеют физической возможности побывать, например, в Москве и Петербурге. Зато регулярно бывают в соседних странах — соответственно, Польше, Литве и Китае. Государство уже лет пять говорит, что необходимо субсидировать железнодорожные и авиаперевозки с Дальнего Востока в центральную Россию, но так ничего и не сделало. Еще будучи президентом, Владимир Путин с разницей в пять лет дважды съездил на Камчатку и убедился, что поручение, данное им в ходе первой поездки, построить на полуострове внутренний газопровод не просто не выполнено, а никто, как говорится, и в ус не дул.

Россия силами своей дипломатии яростно сражается за четыре скалы Курильской гряды, не желая отдавать спорные острова Японии, а

по количеству бараков, убожеству жилого фонда, уровню жизни весь гигантский российский Дальний Восток похож на некогда оккупированную, а потом забытую завоевателями территорию.

Причем ни у властной элиты, ни у большинства населения, находящегося под мощным прессом официальной, империалистической по смыслу пропаганды, не возникает вопроса, зачем нам Южная Осетия с Абхазией, когда весьма убого живет наш российский Кавказ. Там самый высокий в стране уровень безработицы и один из самых низких — уровень жизни. Да что там Кавказ, даже в Подмосковье и центральной России, а также в Сибири, на Алтае есть огромные полузаброшенные, «забытые богом» пространства. Конечно, это голландцам, отвоевавшим свои Нидерланды у моря, есть смысл беречь, холить и лелеять каждый клочок земли. У России так много территорий, что она не в состоянии ни заселить их (в каждом из регионов, которые только что посетил Дмитрий Медведев, — на Чукотке, в Магаданской области и на Камчатке — есть острая нехватка населения), ни покрыть сетью нормальных дорог, ни наладить сообщение с остальной страной. Ползучая китаизация нашего Дальнего Востока, о которой многие говорят с опасением, а кое-кто уже и с надеждой, оказывается практически неизбежной.

Как заставить людей из центральной России переселяться в край бараков, сопок, вечной мерзлоты? Опять что ли устраивать гигантский архипелаг ГУЛАГ?

А тут еще лет через 50, по прогнозам, должны подойти к концу запасы никеля, и что мы будем делать с городом Норильском? Зато китайцам, которые привыкли к непритязательным условиям жизни и которых так много, что они уже просто физически изливаются из Китая, как вода из переполненного стакана, российский Дальний Восток кажется вполне логичным местом для поселения.

Так что Россия и в сегодняшнем своем более компактном по территории постсоветском виде рискует стать не столько Третьим Римом, сколько третьим миром. России не нужно новых земель, ей критически важно обустроить существующие. Тем более что сейчас не Средневековье, и мощь государства уже давно не определяется количеством квадратных километров его территории.

Иван Грозный умер в 1584 году, империя распадалась дважды — в 1917-м и 1991-м. Кажется, пришла пора пересмотреть нашу фундаментальную внешнеполитическую линию пожирания чужих земель при полной неспособности усвоить эту «пищу».