Бюджет Чечни как сложная субстанция

Кадыров борется за сохранение Чечни на особом счету в федеральном бюджете

Елена Малышева 01.11.2016, 19:13
Глава Чечни Рамзан Кадыров на фоне своего портрета и портрета президента Владимира Путина. Грозный... Said Tsarnayev/Reuters
Глава Чечни Рамзан Кадыров на фоне своего портрета и портрета президента Владимира Путина. Грозный, 2008 год

Заявление главы Чечни Рамзана Кадырова, накануне выступившего с протестом против секвестра доходов бюджета республики, встретило нейтральную официальную реакцию Кремля. Федеральный бюджет должен учитывать не только интересы одного региона, заметил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. При этом он не исключил пересмотр предлагаемых параметров в ходе дискуссии в Госдуме.

Три года не резали, и вот опять

Глава Чечни Рамзан Кадыров при обсуждении бюджета на 2017–2019 годы выступил с возражением против «практики урезания бюджета» республики. В Кремле отметили, что бюджет — дискуссионная материя, но в то же время на сайте kremlin.ru размещено поручение президента рассмотреть вопрос об увеличении финансирования госпрограммы развития Северного Кавказа начиная с 2018 года.

Проект бюджета Чеченской Республики пока не опубликован. Из видео и текста, которые Кадыров разместил в своем инстаграме, не вполне понятно, о сокращении каких доходов республики идет речь и на какой год.

Дорогие друзья! Сегодня я провёл совещание по вопросам формирования бюджета 2017 года. В обсуждении вопроса приняли участие Председатель Правительства Чеченской Республики Абубакар Эдельгериев, Председатель Парламента ЧР Магомед Даудов, министры, руководители ведомств. Премьер-министр подробно проинформировал о работе по согласованию проекта бюджета ЧР с Минфином РФ. Возникает много вопросов. Нас не может устраивать предлагаемый Минфином РФ вариант проекта бюджета. В предыдущие годы, учитывая экономическую обстановку в стране, мы соглашались со всеми предложениями Минфина. Несмотря на исключительно тяжёлую послевоенную ситуацию, бюджет Чечни был секвестирован. Мы и с этим согласились. Упразднили ФЦП «Восстановление экономики и социальной сферы Чеченской Республики (2002 год и последующие годы)», хотя она полностью прошла процедуру защиты. Считаю, что реализацию ФЦП следует возобновить. Она была очень эффективной. А между тем, во многих регионах, где и в помине не было войны, бюджеты были полностью одобрены с учётом предложений властей субъектов. Я поручил Абубакару Эдельгериеву более предметно заняться вопросами бюджета и ФЦП на федеральном уровне. Если и дальше продолжится практика урезания бюджета, республика не сможет развиваться, нам не удастся выполнить взятые на себя социальные обязательства. За последние годы в Чечне построены десятки и сотни социальных объектов, школ, медицинских учреждений. Они оснащены современным оборудованием, которое требует дорогостоящего обслуживания. На это нужны средства. Я предложил в проекте бюджета определить самые приоритетные направления, развитие которых имеет особое значение. Одновременно поручил держать на жестком контроле вопросы привлечения инвестиций, расширения налогооблагаемой базы. #Кадыров #Россия #Чечня #Бюджет

Видео опубликовано Ramzan Kadyrov (@kadyrov_95)

В Минфине на момент выхода заметки «Газете.Ru» не предоставили комментария. Разговор о продолжении практики урезания бюджета не вполне корректен, считает директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич.

Последние три года трансферты Чечне из других бюджетов росли, отмечает она, даже вопреки урезанию доходов других регионов.

«За первое полугодие 2016 года Чечня получила на 14% трансфертов больше того же периода предыдущего года, а суммарно все регионы — минус 12%», — напоминает эксперт. Последний раз доходы Чечне сокращали в 2013 году, но после этого республика снова начала «выбивать деньги у федералов» и три года делала это успешно.

Трансферты Чечня получает по разным статьям, напоминает Зубаревич: помимо госпрограммы развития Северного Кавказа Чечня получает дотацию на сбалансированность, «правила которой темны и непонятны». Эта дотация достигала в отдельные годы 40% доходов бюджета Чечни, а сейчас, немного сократившись, составляет примерно 20 млрд руб. (при общем объеме доходов около 70 млрд. руб.)

Еще один существенный трансферт Чечня получает на инвестиции, это субсидия на софинансирование капитальных расходов. «В 2015 году она составляла 7 млрд руб. — это каждый десятый рубль ее бюджета, другие регионы такого масштаба не видят», — подчеркивает Зубаревич.

По госпрограмме развития Северного Кавказа на 2017 год Чечне предлагается выделить 727 млн руб., следует из проекта бюджета, внесенного в Госдуму. В 2018 и 2019 годах сумма уменьшается до 500 млн руб. в год. Но правительство к 2018 году должно рассмотреть вопрос об увеличении общего финансирования программы на 2018–2020 годы, следует из поручения президента, опубликованного на kremlin.ru.

Сложная субстанция из дискуссионной материи

На общее заявление Кадырова, который не назвал конкретных цифр и направлений, по которым республике предлагают сократить расходы, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков отреагировал еще более общим комментарием. «Продолжается новая стадия бюджетного процесса, притом не менее сложная, о чем говорил президент. Основные дискуссии будут в нижней палате», — сообщил он.

Песков также отметил, что речь идет не о бюджете одного субъекта, а об общем бюджете страны, назвав его «дискуссионной материей» и «сложной субстанцией».

Кадыров, вероятно, пока ничего конкретного и не имел в виду, а его заявление носит чисто политический характер, предполагает аналитик Экономической экспертной группы (ЭЭГ) Александра Суслина. «Действительно, бюджет нацелен на мобилизацию, сокращение всех трансфертов, в том числе Чечни. Видимо, ему это категорически не нравится, поскольку он не привык себя ограничивать», — отметила она.

Объем трансфертов бюджетам регионов, напомнила эксперт, определяется по методике, которая нацелена на то, чтобы поднимать слабейшие регионы до уровня средних. «Другое дело, что многие решения сейчас могут приниматься вне этих методик, если кто-то с кем-то дружен», — добавляет она. Но сейчас, во время экономического кризиса, тяжело всем, поэтому выполнение общей задачи бюджетной консолидации должно распространяться на всех, без выделения фаворитов, заключает Суслина.

«Кадыров сейчас протестует против того, чтобы его в общем ряду подвели под секвестр. Все регионы уже в этом году получат меньше, а у него будет, скорее всего, больше. А в следующем году он не хочет сокращения того, что у него есть, какими бы словами это ни называлось», — соглашается Зубаревич. Но условия финансирования Чечни сейчас слишком хороши, полагает эксперт. «Уровень дотационности Чечни по 2015 году — 81%, душевые доходы бюджета Чечни существенно выше, чем у Ставропольского края, хотя он менее дотационный», — отмечает она.

Чечня, которая является одним из восьми самых высокодотационных регионов России, не справляется с повышением своей бюджетной эффективности, отмечала и Счетная палата в октябре.

Новые бюджетные ограничения, которые с 2014 года ввел для таких субъектов Минфин, не сработали, указало контрольное ведомство по итогам проведенной проверки: список аутсайдеров не меняется, а их зависимость от дотаций сохраняется высокой. Напомним, что в список высокодотационных, то есть тех, в доходах которых дотации из федерального бюджета превышали 40% (в течение двух из трех последних лет), вошли восемь регионов: Алтай, Дагестан, Ингушетия, Чечня, Тува, Камчатский край, а также Крым и Севастополь.