«Не думаю, что в ближайшее время мы увидим санации крупных банков»

Интервью с председателем правления банка «Открытие» Евгением Данкевичем



Евгений Данкевич

Евгений Данкевич

Артем Сизов/«Газета.Ru»
О причинах слияния «ХМБ Открытие» и БФКО, состоянии банковского рынка и санации банка «Траст» «Газете.Ru» рассказал председатель правления банка «Открытие» Евгений Данкевич.

— Почему вы приняли решение объединить банки «ХМБ Открытие» и БФКО? Насколько мы помним, долгое время они существовали как отдельные юрлица и это не мешало бизнесу группы.

— Наша банковская группа сложилась в результате интеграции десяти банков разного размера. Это были и крупные федеральные банки, и меньшие по размеру региональные банки, которые играли на своих территориях заметную роль. Мы понимали, что содержать такое количество лицензий нецелесообразно. При этом мы не считали правильным объединять все банки сразу, в один момент.

Мы считаем, что правильно объединять бизнесы, которые находятся примерно на одинаковом уровне развития. Банк «ФК Открытие», который тогда назывался Номос-банк, был более зрелым, чем развивающий розницу банк «Открытие» или ХМБ.

Поэтому в рамках принятой стратегии мы сформировали в нашей группе два крупных банка, каждый из которых был сфокусирован на определенных бизнес-сегментах. Банк «ФК Открытие», к которому был присоединен «Петрокоммерц», специализировался на корпоративном и инвестиционном бизнесе. А банк «ХМБ Открытие», который появился в результате интеграции банка «Открытие» и ХМБ, — на работе с физическими лицами и МСБ. Каждый банк мог сосредоточиться на ключевом для него бизнесе, что было крайне важно в период активного становления.

Как показала практика, это было абсолютно верное решение. Мы объединили два примерно равных по уровню зрелости бизнеса банка. Это позволяет достичь максимальных синергий от объединения. И теперь мы можем сконцентрироваться на эффективности. Да и само объединение, которое стало самым масштабным в истории российского банковского сектора, произошло очень гладко и быстро — буквально за одни выходные и практически незаметно для клиентов.

Бонусы от такой интеграции очевидны — это упрощение бизнес-процессов, оптимизация обслуживающих подразделений, уменьшение общих административных расходов и многое другое. Теперь у нас один большой универсальный банк с балансом более 3 трлн руб. В нем есть все наши основные бизнес-линии, все они примерно одного уровня зрелости и каждая вносит свой вклад в общий результат. Это повышает диверсификацию баланса и, соответственно, устойчивость банка. Кроме того, за счет интеграции мы рассчитываем на существенную экономию, до 10 млрд руб. в год, вследствие сокращения расходов на избыточную инфраструктуру и сотрудников, функции которых дублируются, административных расходов, оптимизации бизнес-процессов.

— Объединение и последующая оптимизация бизнес-процессов коснется только административного аспекта или у вас есть планы по оптимизации части направлений и продуктовой линейки?

— Банки «ФК Открытие» и «ХМБ Открытие» много лет работали в одной группе, внутри единой интеграционной стратегии. Так что, когда мы объединили банки, продуктовые линейки уже были в значительной степени синхронизированы. Дальнейшие изменения будут минимальными, а условия по договорам, которые были заключены до интеграции, не будут меняться вовсе.

Что касается оптимизации в части бизнес-процессов и сотрудников, то в рамках предыдущих объединений мы стремились максимально избежать дублирования функций. Часть задач также уже решена в рамках масштабного проекта по оптимизации бизнеса, в котором нам помогают консультанты из McKinsey. Количество сотрудников сократилось по сравнению с пиковыми значениями трехлетней давности более чем на 25%. Мы продолжим эту работу, но при этом мы не ставим перед собой каких-то целевых показателей по сокращению — число сотрудников должно меняться в зависимости от потребностей бизнеса.

— Какова стратегия этого теперь уже объединенного банка?

— Если формулировать коротко и просто, то это развитие во всех направлениях, которые мы считаем для себя ключевыми. Мы как большой универсальный банк занимаем заметную долю в корпоративном сегменте, инвестиционном, розничном, малом бизнесе, private banking. Все эти направления продолжат развиваться, при этом у нас останутся наши фирменные «фишки»: мы продолжим активно двигаться в области digital и других инноваций.

За последние полтора года мы запустили полностью дистанционные сервисы для малого бизнеса («Точка», «Открытие факторинг»), купили сервис для физических лиц (Рокетбанк), планируем digital-проект для корпоративного бизнеса. Сегодня на долю высокотехнологичных дистанционных сервисов приходятся проценты от нашего баланса, но в будущем от них будут зависеть успешность банка и его позиции на рынке.
Эти направления развиваются очень быстро. Количество клиентов «Точки» всего за полтора года составило несколько десятков тысяч и ежемесячно прирастает на 3 тыс. Рокетбанк при переходе на платформу «Открытия» сохранил базу и довольно быстро ее наращивает — сейчас он привлекает около 6 тыс. клиентов в месяц. Важно, что эти технологичные сервисы также оказывают положительное влияние на наш офлайновый бизнес — это тот случай, когда внутренняя конкуренция идет на пользу.

Привлечь какие-то принципиально новые категории клиентов в нашем случае нельзя: мы уже охватили все возможные сегменты. Наша задача — увеличить рыночную долю, мы планируем это делать в том числе и за счет наших digital-«фишек». Сегодня очень многие готовы полностью или в значительной мере отказаться от личного общения с банками и взаимодействовать с ними дистанционно.

— Обычно у любого банка есть основные направления, на которые делается упор. А остальные развиваются как имиджевый продукт для демонстрации полноты линейки продуктов.

— Это совершенно не наш случай. Мы по-настоящему универсальный банк. Объединение на одном балансе нескольких полноценных бизнес-направлений дает нам более высокую устойчивость, возможность быстро перестроиться и зарабатывать на разных сегментах в зависимости от изменения рыночной конъюнктуры. Так, в 2014 году генератором прибыли было корпоративное кредитование, в то время как снижение на фондовом рынке оказывало давление на портфель ценных бумаг и, соответственно, на доходность инвестиционного бизнеса. В 2015 году ситуация развернулась — прибыль была в значительной степени сформирована за счет инвестиционного направления. Сейчас мы видим, как возрастает роль малого бизнеса и с точки зрения абсолютных показателей, и с точки зрения доли в доходах.

— То есть, по вашим прогнозам, следующим «генератором дохода» для «Открытия» станет малый бизнес?

— Мне бы хотелось, чтобы генераторами дохода были все направления, но для этого необходимо улучшение макроэкономической ситуации. Но малый бизнес точно является одним из таких генераторов. Это самый экономически эффективный бизнес у всех банков, которые по-настоящему умеют его развивать. Недаром все сейчас бьются за этот сегмент.

— Могли бы дать свою оценку ситуации на рынке кредитования. Кто сейчас генерирует спрос и начал ли он восстанавливаться?

— Сейчас на рынке стагнация. Развитие корпоративного кредитования сдерживается серьезными факторами: инфляцией и высокой по отношению к уровню рентабельности бизнеса процентной ставкой. Впрочем, если ЦБ последовательно доведет свою работу до логического завершения, то есть снизит инфляцию, то вслед за ней снизится и процентная ставка. А на каждый пункт снижения ставки мы будем получать очень заметный рост корпоративного кредитования.

— «Открытие» участвует в повторном конкурсе на выбор санатора банка «Траст», при этом ваш конкурент Альфа-банк вышел из этого процесса. В случае победы в аукционе планируется ли также этот банк интегрировать в структуру?

— Пока нет официального решения ЦБ, комментировать нечего. Более того, санатором «Траста» является «Открытие Холдинг», а не банк «Открытие». «Траст» не входит в банковскую группу «Открытие» и развивается как самостоятельное юридическое лицо. Насколько я знаю, «Открытие Холдинг» не планирует менять эту структуру в течение длительного срока.

— В прошлом году Рубен Аганбегян в интервью «Газете.Ru» характеризовал «Траст» как выходящий на какие-то более или менее нормальные показатели, но тем не менее токсичный актив. На данный момент какую характеристику можно дать «Трасту»?

— Думаю, что на текущем рынке «Траст» вполне здоровый бизнес. Ситуация в нем стабилизирована: приходят новые клиенты, открывают и закрывают депозиты, берут ипотеку. Банк вернулся в сегмент МСБ, причем с расчетными безрисковыми продуктами и сервисами. Сформированы новые работающие активы в корпоративном и розничном сегментах. Но чтобы завершить процесс финансового оздоровления, необходимо закончить долгосрочную работу по восстановлению проблемных активов. «Открытие Холдинг» как санатор добился в этом неплохих результатов, но все равно эта работа продлится еще не один год, так как предстоят многочисленные судебные разбирательства как в России, так и за рубежом.

— Планирует ли «Открытие» дальше участвовать в санации банков или покупать их?

— Не думаю, что в ближайшее время мы увидим санации крупных банков. Напомню, что ЦБ объявил об изменении механизма и пока нет законопроекта, непонятно, как все будет организовано и отрегулировано. Что касается покупок, то если есть хорошее предложение, качественные банки, то мы его обязательно рассмотрим.

— Как вы оцениваете состояние банковского сектора в целом?

— Банковский сектор — это инфраструктура. Я считаю, что в нашей стране финансовая инфраструктура развита весьма неплохо. Значительно лучше, чем во многих странах мира. Другой вопрос, что это, по сути, сервисная отрасль и потому в принципе не может быть сильно лучше всей остальной экономики. Банки встроены в экономику, они кредитуют тех заемщиков, которые есть, и обслуживают те бизнес-процессы, которые существуют. Поэтому моя оценка — банковский сектор чувствует себя вполне нормально. Но стать мощнее он может только вместе со всей экономикой.