Слушать новости

«Сумеречный дозор» – книга незапланированная»

Сергей Лукьяненко о сериалах, соседях, соавторах и своей новой книге «Сумеречный дозор».

— Цикл романов о дневном и ночном дозорах — спецслужбах добрых и злых волшебников, пожалуй, самый популярный у вас. Именно его решили экранизировать. Произведения на основе реалий этого мира пишут другие писатели, именно у них самых высокий тираж. На ваш взгляд, почему именно эти романы стали столь популярны?

— Я не рискнул бы сказать, что цикл о дозорах у меня самый «тиражный» или «самый популярный», скорее «один из». Но цикл действительно популярный. Одна из причин, пожалуй, в том, что действие книг происходит «здесь и сейчас». Фантастика всегда интересна читателю ощущением чуда, а когда чудо происходит где-то рядом, а не в «далекой-далекой галактике» или «в давние времена», это всегда интереснее. Мы не можем всерьез мечтать, что полетим на Марс или попадем в иные измерения. Все это может быть и литературой, и развлекательным чтивом, но ощущение преграды между читателем и героем (а скорее, даже не героем, а его миром) все равно остается. Мир же «Дозоров» — он здесь, вокруг нас. Мы лишь его не видим, не допущены к нему… Ну так и в коридоры власти мы в большинстве своем не допущены, и работу спецслужб представляем лишь по Флемингу и Семенову. В магов, таящихся от людей, то ли правящих нашим миром, то ли опасающихся его, поверить проще. А для фантаста, конечно же, самое главное, чтобы читатель принял его мир.

Ну и, наверное, герои «Дозоров» оказались для многих живыми. Не могу даже сказать, что любимыми; слишком много тех, кому ближе темный маг Завулон, чем светлый маг Гесер, даже сам главный герой, мятущийся интеллигент Антон Городецкий, вынужденный играть в чуждые ему шпионские игры, у многих вызывает неприязнь. Но, вот ведь парадокс, при этом обличают и ругают его с таким же жаром, как нелюбимого соседа по лестничной площадке! Значит, эти герои близки и понятны, несмотря на все их магические возможности.

— Кстати, как вы относитесь к тому, что другие авторы пишут книги, действие которых происходит в выдуманном вами мире?

— Отношусь совершенно нормально, если это согласовывается со мной и автор не нарушает общую картину мира. Вместе с Володей Васильевым мы писали «Дневной дозор», потом он написал сольную книгу «Лик Черной Пальмиры», очень любопытную повесть в мире «Дозоров» сделал московский автор Виталий Каплан, в последнем сборнике «Фантастика-2003» опубликована повесть молодой писательницы Анастасии Шиловой.

Тут по большому счету вопрос один – хочет ли (и может ли) автор сказать что-то свое в рамках придуманного другим писателем мира. Если хочет и может, то результат получается очень интересный. У Виталия Каплана, к примеру, взята та ситуация, которую я в мире «Дозоров» тщательно пытался обходить, – вопрос веры в Бога. Как поведет себя глубоко, искренне верующий человек, если к нему придут и скажут, что он – иной, потенциальный маг? Ведь для человека верующего что Светлые, что Темные – все одно, от лукавого. И Виталий смог очень интересно показать этот тяжелейший душевный конфликт, возникающий в этой ситуации…

— Сама идея написать «Сумеречный дозор» вызвала у многих неприятие, дескать, «Лукьяненко, конечно, попса, но хоть сериалов раньше не писал, а теперь и он в эту клоаку скатился». Зачем вам понадобилось писать третью книгу о дозорах и какую роль в этом сыграли съемки сериала по первой книге?

— В общем-то сериал на это дело и подвиг. После «Дневного дозора» я считал тему для себя закрытой (максимум – написать повесть или рассказ в этом мире). Но тут пришлось много и долго работать над сценариями, вновь погрузиться в мир «Дозоров», увидеть, как придуманные герои внезапно обретают плоть и кровь, как Владимир Меньшов воплощает на экране Гесера, а Вячеслав Вержбицкий – Завулона…

И меня снова потянуло в этот мир. Сама собой родилась первая повесть, завязалась интрига, появились и активно потянули на себя одеяло новые персонажи… Так что книга вышла совершенно незапланированная, но, наверное, неизбежная. Теперь я уже и побоюсь зарекаться «напишу – не напишу».

А что касается обвинений в сериальности… Да пусть обвиняют. Я люблю книги с продолжениями (можете называть их сериалами). Я рад, что о приключениях Арчи Гудвина и Ниро Вулфа написано несколько десятков книг, я рад, что Максим Камарер действует не только в «Обитаемом острове», я рад, что Стрелок все продолжает и продолжает свой путь к Темной башне.

Вам интересно вернуться к полюбившимся героям?

Как мне – так интересно!

— По «Ночному дозору» Первый канал снимает сериал, однако его премьера уже несколько раз откладывалась. Не подскажете ли, когда он наконец выйдет и в чем причины задержек? Видели ли вы рабочие материалы, и если да, то как впечатления?

— Причины задержки в желании сделать лучше. Проект для нашего кинематографа очень сложный, дорогой, масштабный. Настоящего фантастического кино не снимали давным-давно, успех или неудача этого фильма отразится не только на Первом канале, но и на всей кинополитике в области фантастики.

Рабочие материалы я видел, можно даже сказать, что видел весь фильм (конечно, с рабочей озвучкой, не до конца прорисованными спецэффектами). Впечатления хорошие. Если не произойдет каких-то совсем уж досадных сбоев на этапе монтажа, фильм станет событием.

Премьера, видимо, состоится весной этого года. Но уже в феврале на фестивале фантастики «Роскон», который каждый год проводится в ближнем Подмосковье, будет предпремьерный показ для участников.

— Жанр «Дозоров» можно определить как фантастический детектив, причем надо признать, что детективную интригу вы закручиваете очень умело. Не возникало желания поиграть на чужим поле и написать чистый детектив, тем более что наиболее тиражные российские писатели — как раз детективщики? Кстати, почему, на ваш взгляд, фантасты уступают им в популярности?

— Детективы я люблю с самого детства. Может быть, чуть меньше, чем фантастику. Мысль написать чистый детектив мелькает давно, но пока фантастика берет верх.

А насчет популярности… Hе так уж и уступаем в последнее время. Если не брать несколько самых раскрученных имен, то тиражи и популярность вполне сопоставимы. Опять же, если гнаться за тиражами и популярностью, то надо писать сентиментальные романы. Мне, скажем так, больше нравится моя читательская аудитория.

— Традиционный вопрос: о чем будет следующая книга Лукьяненко?

— Традиционный ответ – о людях. У меня уже есть начало книги, есть главный герой, есть мир, есть тайна. Но я пока еще не знаю, в чем разгадка этой тайны. И это замечательно. Есть над чем работать и есть о чем думать. Кстати, похоже, что получается именно фантастический детектив…

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть