Пенсионный советник

«Я не хотел никого убивать, но весь прошлый год неважно себя чувствовал»

Юрист Дмитрий Виноградов, расстрелявший коллег в офисе фирмы «Ригла», дал показания в суде

Максим Солопов 03.09.2013, 23:15
Юрист Дмитрий Виноградов в зале Бабушкинского суда Зураб Джавахадзе/ИТАР-ТАСС
Юрист Дмитрий Виноградов в зале Бабушкинского суда

В Мосгорсуде дали показания устроивший бойню в офисе фирмы «Ригла» Дмитрий Виноградов и его мать. Как выяснилось, проблемы с психикой у стрелка родители замечали с детства, а во время депрессии из-за отношений с коллегой Анной Казниковой он по совету психиатра принимал тяжелые антидепрессанты и даже признавался, что собирается устроить стрельбу в офисе.

Во вторник в Мосгорсуде дал показания 30-летний юрист Дмитрий Виноградов, обвиняемый в убийстве в ноябре 2012 года шести своих коллег в офисе аптечной сети «Ригла» и написании признанного экстремистским манифеста с призывами к уничтожению человечества. Кроме того, на заседании выступила мать подсудимого Елена Виноградова. С ее допроса и начались слушания.

— Я вначале хочу попросить прощения, — обратилась худая женщина с заплаканными глазами к судье.

— Потом, после заседания. Давайте ответим на вопросы, — настоял судья Сергей Подопригоров.

Тогда мать Виноградова по просьбе адвоката рассказала о детстве, здоровье и личной жизни своего сына, начав с родовой внутричерепной травмы.

Уже в два года Виноградова мучили головные боли, которые смогли излечить только с помощью иглоукалывания приехавшие обучать российских медиков китайские врачи. В 12 лет у будущего стрелка был диагностирован диабет. С тех пор Виноградов придерживался жесткой диеты. Позже, во время школьных диспансеризаций, у него диагностировали серьезные проблемы с шейным отделом позвоночника и другие хронические заболевания.

Психологическое состояние также вызывало у родителей беспокойство с ранних лет: сын всегда был замкнутым, необщительным, «немножко аутичным».

Зато с учебой у Виноградова проблем не было никогда. Будущий юрисконсульт учился в лингвистическом классе, потом без проблем поступил на юридический факультет. Закончил курсы программирования при МВТУ им. Баумана. «Всего двадцать пять дипломов различных я у него насчитала», — рассказала Виноградова. В 2010 году будущий «русский Брейвик», как окрестили юрисконсульта «Риглы» в СМИ, даже прослушал курс международного права в Гааге. «Ему звонили даже из МИДа, приглашали на работу», — поведала суду Виноградова.

Рассказала мать стрелка и о его любви к природе и животным. Информация о том, что Виноградов был волонтером Всемирного фонда дикой природы WWF, появилась в СМИ из-за обнародованных им фотографий, где он оказывал помощь больным птицам после разлива нефти в Керченском заливе. В пресс-службе российского отделения WWF «Газете.Ru» подтвердили только то, что Виноградов около двух недель проработал в лагере по спасению птиц. «Не знаю, почему в фонде дикой природы так поспешили откреститься от него, но в 2008–2011 годах он перечислял им деньги регулярно, — посетовала мать стрелка. — Бутылки в лесу собирал, чтобы пожаров не было, елочки в машине своей возил сажать».

Отдельно, по просьбе адвоката, мать Виноградова коснулась отношений сына с 26-летней сотрудницей «Риглы» Анной Казниковой, о которой в СМИ говорили как о главной причине, толкнувшей стрелка на расстрел, уже на следующий день после трагедии. «У него раньше были какие-то девушки знакомые, но таких чувств не было», — уточнила Елена Виноградова.

Ранее сама девушка рассказала в суде, что ее общение с Виноградовым началось, когда она ехала на работу и встретилась в вагоне метро с замкнутым и малообщительным юристом. Пройдя путь от метро до офиса, они впервые разговорились, после чего начали общаться чаще: ходили вместе в кино, ездили на природу. Виноградов, по словам Казниковой, «красиво ухаживал» за ней и даже скупал последние сырники в столовой, чтобы они достались его возлюбленной. Однако серьезных отношений, как уточнила девушка, между молодыми людьми не сложилось. Казникову в юрисконсульте настораживали замкнутость, отсутствие друзей и интереса к алкоголю.

Елена Виноградова, в свою очередь, рассказала, как заметила, что сын серьезно расстроился в декабре 2011 года. Виноградов рассчитывал провести новогодние праздники вместе с Казниковой в Лондоне. Он уже забронировал отель и приобрел авиабилеты, но возлюбленная сказала, что хочет встречать 2012 год в ресторане на Новом Арбате, а потом просто перестала отвечать на звонки и SMS. С этого момента, убеждена мать, у сына началась серьезная депрессия. «Ничего, мам, я сильный, я справлюсь» — так, по словам женщины, Виноградов успокаивал беспокоившуюся за сына мать. Как рассказала она, расстрелявший шестерых коллег Виноградов всегда был склонен к душевным переживаниям.

Любимым фильмом стрелка была трогательная драма австрийского кинорежиссера Михаэля Ханеке «Любовь» об отношениях восьмидесятилетней пары.

«Из-за проблем с Анной он много начал заниматься спортом, постоянно бегал», — рассказывала Виноградова. Впрочем, спортом, по ее словам, сын занимался всегда. Ушу, карате, велопробеги — то, что смогла вспомнить мать в зале суда. Благодаря заездам на велосипеде у замкнутого Виноградова появился даже близкий друг, которому юрисконсульт много помогал, когда тот тяжело заболел.

В какой-то момент, по словам Елены Виноградовой, ее сын понял, что самостоятельно с психологическими проблемами ему не справиться. «Мама, у меня депрессия, говорил он мне», — рассказывала женщина. Она также сообщила, что в 2012 году сын по ее совету обратился к психологам из «фонда психологической помощи» (точного названия организации Виноградова не вспомнила), для которого будущий стрелок создавал интернет-сайт, подрабатывая веб-дизайном.

Специалисты направили Виноградова в психиатрическую клиническую больницу № 1 им. Алексеева, где ему выписали сильные антидепрессанты.

По словам матери, сын жаловался, что из-за приема таблеток не может читать и сосредоточиться на рабочем месте. «Он даже отгулы на работе взял на несколько дней первое время», — объясняла Виноградова. При этом на отношения с коллегами сын матери никогда не жаловался и вообще был бесконфликтным. Серьезную тревогу у матери вызвала однажды случайно обнаруженная на компьютере сына открытая вкладка с сайтом о самоубийствах. При этом покупку оружия сыном мать тревожным сигналом не посчитала.

Закончив давать показания, Елена Виноградова заняла место рядом с адвокатом. Защитник, в свою очередь, прежде чем перейти к допросу самого подсудимого, заявил ходатайство о назначении повторной судебной психиатрической экспертизы о вменяемости стрелка. Судья, несмотря на развернутые доводы защиты о неполноте исследования, просьбу отклонил.

Наконец, свои показания стал давать Дмитрий Виноградов. Он говорил, опустив голову, тихим голосом, делая большие паузы. «Я хочу попросить прощения у пострадавших, я признаю вину в совершении шести убийств и одного покушения на убийство, — начал подсудимый. — Я не знал никого из потерпевших, кроме Александра Бирюка, которого видел несколько раз до этого.

Я не хотел никого убивать, но весь прошлый год неважно себя чувствовал», — объяснял Виноградов.

— Вы можете более подробно описать все свои действия 7 ноября?, – настаивали по очереди то защитник, то прокурор.

— Я не все помню, и я не хочу это вспоминать. Потому что ничего хорошего в этом нет.

Обвинения в призывах к экстремистской деятельности путем распространения своего манифеста через социальную сеть «ВКонтакте» Виноградов отрицает.

По его словам, текст задумывался как своего рода предсмертная записка, которую он начал писать накануне. «Там были некоторые экологические идеи мои, но там вторая половина… Там не то написано», — неуверенно и тихо объяснял Виноградов. Тем не менее прокурор Александр Ремизов упорствовал в вопросах о цели написания манифеста.

«Надо же что-то написать перед смертью», — объяснил Виноградов гособвинителю свои мотивы.

Тогда прокурор предложил огласить показания стрелка, которые он дал следователю на следующий день после задержания. Так, согласно протоколу допроса, Виноградов с детства был застенчивым ребенком, почти не общался со сверстниками и очень переживал из-за ссор между родителями, когда отец бил мать.

Прокурор сделал речь более выразительной, когда перешел к показаниям о знакомстве Виноградова и Казниковой. «Я проявил к ней интерес, как в женщине, так как она мне очень понравилась», — зачитывал гособвинитель. Интерес стал взаимным, начались совместные походы в кино, поездки за город.

Роковой в отношениях двух молодых людей стала совместная поездка в Суздаль.

«Когда мы остались в номере отеля, у нас впервые произошла близость, но я не смог совершить половой акт из-за психологического волнения, — зачитывал прокурор записанные следователем ответы Виноградова на вопросы. — Несмотря на это, Анна отреагировала нормально». Тем не менее замкнутый Виноградов сильно переживал неудачу. «Наши отношения стали холодными, а встречи проходили не так, как мне хотелось», — продолжал Ремизов.

Когда Казникова перестала отвечать на звонки, Виноградов послал ей SMS-сообщение, в котором назвал девушку «сукой». «Я решил, что если не получится наладить с ней отношения, то я приду на работу и устрою перестрелку. Я хотел совершить такой поступок, чтобы самоутвердиться, – читал допрос прокурор. — Я хотел убить как можно больше человек, и чтобы Анна это видела».

В своих показаниях Виноградов также добавил, что делился этими мыслями с психиатром больницы им. Алексеева, который посоветовал «выбросить это из головы».

Закончив с оглашением документов, судья приобщил к делу дополнительные иски от потерпевших о возмещении морального ущерба на общую сумму несколько миллионов и объявил перерыв перед прениями сторон. Как ожидается, 5 сентября обвинение предложит наказание для Виноградова.