Победа террористов: чем грозит провал переговоров по Brexit

Brexit без сделки отрежет Лондон от европейских систем безопасности

Brexit без сделки обернется потерей Лондоном доступа к европейским системам по борьбе с преступностью. И несмотря на то что в Великобритании уже давно призывают решить этот вопрос, стороны пока не могут прийти к договоренности. Британские правоохранители опасаются, что будут вынуждены использовать альтернативные механизмы — медлительные, неэффективные и наполненные лишней бюрократией.

Крах переговоров Лондона и Евросоюза по условиям Brexit может обернуться для Великобритании неожиданным образом — выход из ЕС без сделки приведет к потере британской стороной доступа к базам данных европейцев по борьбе с преступностью и о перемещениях людей внутри объединения, службам ЕС по кибербезопасности и судебным архивам, пишет обозреватель Politico Пол Тейлор.

Таким образом Великобритания лишится доступа к огромному количеству информации, которую зачастую можно было получить в режиме реального времени, — в частности, о пассажирах, ДНК, отпечатках пальцев и судимостях.

По сути снизится скорость связи британских правоохранителей с их европейскими коллегами, от чего пострадает, в первую очередь, выдача того или иного преступника — соответствующие действия по ордеру могут затянуться на год вместо привычных 48 дней.

Если говорить о запросах в судебной сфере, то тут время ожидания увеличится еще больше, так как они будут обрабатываться через дипломатические каналы без прямой связи между сотрудниками министерства юстиции.

«Систему общественной безопасности и борьбы с преступностью Великобритании ожидает серьезный удар, и это обстоятельство редко обсуждается в контексте переговоров по Brexit. Хотя Великобритания входит в число главных целей исламских боевиков, популярна у торговцев людьми и отмывателей денег», — подчеркивает Тейлор.

Уход от проблемы

Данный вопрос, неизбежно следующий из проблем переговоров между Лондоном и Брюсселем, действительно нечасто освещается даже в британских СМИ, хотя переходный период, в который стороны должны договориться, истекает 31 декабря. При этом представитель Совета руководителей национальной полиции Великобритании по Brexit Ричард Мартин еще в прошлом году указывал на угрозу для британских правоохранительных органов.

«Мы готовы использовать альтернативные механизмы, однако они не смогут стать равнозначной заменой инструментам и полномочиям, доступным в рамках ЕС. Эти механизмы более медленные, менее эффективные и наполнены лишней бюрократией», — отмечал Мартин.

Совет британской нацполиции отдельно уведомил палату лордов о возможных негативных последствиях разрыва отношений с Брюсселем, но ожидаемого ответа или реакции так и не получил. Уже в этом году министр Великобритании по безопасности Джеймс Брокеншир затронул эту тему, признав, что потеря части возможностей британской стороной вполне возможна.

«Тем не менее у Великобритании есть хорошо разработанные и тщательно отработанные планы по переходу сотрудничества с государствами-членами ЕС к альтернативным, не входящим в ЕС договоренностям, к концу переходного периода, где это возможно», — заявил министр.

В числе альтернативных вариантов он упомянул двустороннее сотрудничество с европейскими соседями, скорее всего, имея в виду конкретное взаимодействие с каждой отдельной страной ЕС. В то же время «некоторые взаимные потери» он не считает существенными, несмотря на то что Великобритания лишается прямого доступа к базам данных Европола, а ЕС потеряет один из ключевых источников информации для спецслужб и партнера по системе европейского ордера на арест — предусматривающего экстрадицию преступников в страны ЕС в сжатый срок до 90 дней с момента задержания.

Впрочем, фактически потери Лондона будут более весомыми, так как Великобритания обладает полным доступом к европейским системам оповещения и базам данных без участия в шенгенском соглашении.

К примеру, у входящей в шенгенскую зону Норвегии таких привилегий нет, и в лучшем случае британская сторона окажется в подобном положении при завершении Brexit без сделки.

Безрезультатный диалог

При этом, говоря об аспекте проблем в сфере безопасности, которые могут возникнуть у Лондона, нельзя забывать про серьезный экономический удар от разрыва отношений с ЕС. По прогнозу экспертов Лондонской школы экономики (LSE), в совокупности с остаточным эффектом от пандемии коронавируса экономику Великобритании настигнет резкое ухудшение условий для ведения бизнеса в тех секторах, которые смогли остаться на плаву во время эпидемии.

Воздействие негативных последствий будет менее ощутимо в научной отрасли, сфере бухгалтерских и юридических услуг, СМИ, в тех отраслях, где сотрудники работают на удаленном доступе, отмечается в прогнозе, однако весомый удар ожидает фармацевтические компании, сферу услуг и банки, а также автомобильные компании, которым предстоит впервые с 1970-х годов вернуться к заполнению таможенных деклараций.

Скорее всего, британские переговорщики по Brexit знакомы с этими данными, но продвижению диалога с Брюсселем это не способствует. Как говорил главный переговорщик ЕС Мишель Барнье, Великобритания и Евросоюз могут провалить переговоры.

«Если позиции Великобритании по главным вопросам не изменятся, то соглашение становится невозможным, очень сложным. И достичь его к октябрю — совершенно необходимо, потому что мы должны соблюдать процесс ратификации парламентами», — указывал представитель Брюсселя.

В свою очередь, высокопоставленный источник подтвердил The Daily Telegraph, что стороны в итоге могут не подписать какое-либо соглашение — рабочая гипотеза состоит в том, что

Великобритания будет осуществлять торговлю с ЕС по правилам Всемирной торговой организации (ВТО).

Вероятность достижения базового договора сохраняется, отмечает издание, но только если Брюссель согласится пойти на уступки. Великобритания не собирается «двигаться с мертвой точки» и ясно дала понять ЕС, что готова к Brexit без сделки.

К слову, ряд западных СМИ указывал, что Лондон надеется на прорыв по соглашению благодарю председательству Германии в Совете ЕС. Британские дипломаты видят в канцлере ФРГ Ангеле Меркель свою союзницу и не теряют надежды на успех, хотя за первый месяц формального руководства Берлина никаких сдвигов в переговорах не произошло.

Противоречий не избежать

Среди главных камней преткновения в переговорах сторон можно выделить четыре спорных вопроса. Во-первых, сфера рыболовства, в которой Брюссель пытается сохранить доступ к британским водам для европейских рыбаков, что Лондон считает неприемлемым из-за нарушения одного из основных принципов Brexit — восстановления независимости Великобритании в качестве прибрежного государства.

Следом прения возникают вокруг полномочий Европейского суда на британской территории, Евросоюз пытается сохранить влияние своего судебного органа, взамен обещая Лондону открыть доступ к европейскому рынку с учетом соблюдения правил честной конкуренции. Однако власти Великобритании не считают, что Европейский суд должен сохранить возможность воздействия на британское законодательство.

Из-за споров по суду ЕС возникает третье противоречие, которое как раз касается правоохранительной системы обеих сторон, без сохранения влияния европейского судебного органа на британской территории Брюссель отказывается обсуждать сотрудничество в сфере безопасности и уголовного правосудия.

Последний фактор привязан к экономическому сотрудничеству сторон, а именно к будущему торговому соглашению. Великобритания желает получить договор о свободной торговле, который исключит следование правилам и стандартам ЕС. Брюссель же стремится сохранить данный рычаг давления на Лондон.

Несмотря на уже достаточно продолжительные переговоры, отчасти прерванные лишь на заре пандемии COVID-19, стороны никак не могут прийти к консенсусу. Решить проблему хотя бы по одному из пунктов не помог даже переход к обсуждениям на высшем уровне, где стороны представляли премьер Борис Джонсон и глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен.

При этом сроки заключения сделки поджимают: предварительная договоренность должна быть достигнута не позже октября, о чем говорил Мишель Барнье. В противном случае парламенты ЕС и Великобритании могут не успеть ратифицировать соглашение до завершения переходного периода по Brexit. Учитывая, что британская сторона сам выход из объединения согласовывала через три переноса окончательной даты, вероятность сопротивления в британском парламенте заключенной сделке нельзя исключать.