Агент Болек работал президентом Польши

Эксперты подтвердили, что Лех Валенса был агентом спецслужб



Лех Валенса

Лех Валенса

Kacper Pempel/Reuters
В Польше обнародованы доказательства связи первого посткоммунистического президента страны Леха Валенсы со спецслужбами. Это не первые обвинения в адрес одной из самых знаковых фигур в польской политике. Новые доказательства наносят мощный удар по Валенсе, которого все меньше воспринимают в стране как «объединяющий фактор».

Институт национальной памяти Польши, занимающийся изучением деятельности органов госбезопасности страны с 1944 по 1990 год, а также органов безопасности Третьего рейха и СССР, обнародовал доказательства сотрудничества экс-президента страны Леха Валенсы со Cлужбой безопасности Польской Народной Республики.

Как сообщает «Радио Польша», институт опубликовал результаты экспертного анализа папки тайного сотрудника Болека, которые подтверждают сотрудничество Валенсы со спецслужбой. К такому выводу пришли сотрудники Института судебной экспертизы им. Яна Зина в Кракове. Они считают, что почерк Болека полностью совпадает с почерком Валенсы.

По словам председателя комиссии института по расследованию преступлений против польского народа, прокурора Анджея Позорского, мнение экспертов является однозначным.

«Вывод судебных экспертов свидетельствует о том, что обязательство о сотрудничестве со Cлужбой безопасности от 21 декабря 1970 года было полностью написано Лехом Валенсой.

17 рукописных квитанций о получении денег за предоставление сотрудникам Cлужбы безопасности информации были подписаны Лехом Валенсой», — заявил прокурор.

За пригоршню злотых

Исследователи института установили, что за три года работы на спецслужбы Валенса получил за свою деятельность 11,7 тыс. злотых (около $600 по тогдашнему курсу).

Всего им было написано около 40 доносов, однако часть из них не подписана самим Валенсой, на некоторых стоит надпись «Болек», проставленная сотрудниками спецслужб. Это имя считается агентурным псевдонимом Валенсы.

По одной из версий, такое имя спецслужбы присвоили экс-президенту, так как имя его отца было Болеслав. По другой — в честь популярного в Польше и СССР мультфильма «Лелек и Болек» о приключениях двух друзей.

Анализ проводился на основе документов, обнаруженных в доме генерала Чеслава Кищака, главы МВД ПНР, после его смерти. Именно Кищак вел в свое время переговоры с «Солидарностью» со стороны власти в рамках знаменитого «Круглого стола», где Валенсе и социалистическим властям удалось договориться о проведении свободных демократических выборов.

Заявления института — не первые обвинения в адрес главного лидера демократической оппозиции Леха Валенсы в сотрудничестве с властями ПНР. Они звучали и раньше, хотя сам Валенса их отрицал. Однако его отрицания лишь внесли интригу: «Меня не сломали в декабре 1970 года, я не сотрудничал со Службой безопасности, никогда не брал от них денег, не сделал ни одного письменного или устного доноса», — заявлял он в прошлом году.

При этом Валенса признался, что действительно «совершил ошибку», но пока не может рассказать всей правды. Человек, который знает, о чем идет речь, еще жив, рассказал экс-президент.

«Я совершил ошибку, но не такую, и я дал слово, что не буду о ней говорить. Наверное, не сейчас, для этого еще не время», — добавил он.

По мнению историка-полониста Станислава Кувалдина, изложенные в документах института сведения, скорее всего, являются достоверными, однако их нельзя рассматривать вне исторического контекста того времени.

«Фактически сведения приведены о том, что в 70-м году после ареста молодой рабочий Валенса от страха и беспомощности подписал бумагу, но потом всеми силами вырывался из этих сетей и, наконец, вырвался», — рассказал он в беседе с «Газетой.Ru».

Как отмечает Кувалдин, из опубликованных материалов следует, что все контакты со спецслужбами сводятся к тому, что Валенса «ругает систему и объясняет польским гэбистам, почему люди недовольны и что недовольных будет все больше и больше. В 1974-м с ним просто прекращают работать, как с неудобным и неценным агентом», — говорит эксперт.

От Ярузельского до Качинского

Харизматичный лидер рабочего профсоюза Гданьской судоверфи, где он работал электриком, Валенса стал символом сопротивления коммунистическим властям ПНР. Он сумел превратить профсоюз в мощную и всемирно известную политическую силу — «Солидарность», принудив власти сесть за стол переговоров в конце 1980-х годов и договориться в рамках «Круглого стола» о проведении свободных выборов.

В результате первых демократических выборов большинство мест в сейме получили представители «Солидарности» и других сил оппозиции, но президентом страны до 1990 года оставался коммунист генерал Войцех Ярузельский.

«Переговоры за «Круглым столом» представляли собой настоящие политические баталии, а не их имитацию и симуляцию демократии», — пишет о событиях тех дней историк Петр Черемушкин, автор недавно опубликованной биографии генерала Ярузельского.

Несмотря на то что с окончания существования ПНР прошло почти три десятка лет, события того времени — активная часть дискуссий современной Польши, где сегодня у власти находится правоконсервативное правительство Анжея Дуды, соратника Ярослава Качинского — лидера правящей партии «Право и справедливость». Качинский не скрывает своего критического отношения к Валенсе. Последний отвечает ему взаимностью.

В апреле прошлого года Валенса даже заявил, что может вывести народ на баррикады, так как сегодняшние власти «сильно вредят Польше». Данное заявление было сделано на фоне заявлений Европарламента, что польское правительство ущемляет права человека после принятия поправок, предусматривающих ограничение полномочий Конституционного суда страны.

Комментируя новые документы, Валенса заявил, что эксперты института сделали свои выводы под давлением партии «Право и справедливость».

При этом представители экс-президента Польши подчеркнули, что документы еще будут изучены независимыми экспертами.

«Постоянные истерики лишают его доверия»

История с обвинениями Валенсы превращает фигуру национального политика в предмет для раздора.

«Отношение к нему, а через него и морально-этическая оценка польских перемен становятся фактором, разделяющим, а не объединяющим народ. Если за границей Валенса остается легендой и брендом, то внутри Польши он и его наследие становятся инструментом политической борьбы аналогично Горбачеву в России», — считает политолог Якуб Корейба.

По его мнению, сложившаяся ситуация «заставляет поляков переосмыслить не только период перемен конца 80-х, но и всю четверть века новейшей истории». При этом Корейба считает, что Валенса «не сильно помогает своим сторонникам», которые встают на его защиту: постоянные истерики и лукавство лишают его доверия в обществе.

«Лично я считаю, что, если бы он в какой-то момент во всем признался, народ полюбил бы его еще сильнее и ставил ему памятники. Поляки любят раскаявшихся блудных сыновей», — подчеркнул эксперт.