Пенсионный советник

«Зомби — это люди в бессознательном состоянии»

Режиссер Колм Маккарти о «Новой эре Z»

Ярослав Забалуев 14.10.2016, 09:32
Altitude Film
Выбор газета.ru:
Новая эра Z

Режиссер фильма «Новая эра Z» Колм Маккарти рассказал «Газете.Ru» о том, как превратить фантастический рассказ в постапокалиптический хоррор, новом понимании зомби как метафоры и поездке в Чернобыль в поисках натуры.

— Как возникла идея фильма?

— Все началось, когда продюсер Камилль Гатин показала мне рассказ Майка Кэри. Этот рассказ уместился в первые семь-восемь минут нашего фильма. Рассказ показался мне гениальным. Мы встретились и обсудили возможность снять фильм, но рассказ был слишком коротким, пришлось постараться, чтобы сделать из него сценарий для фильма.

Вообще, мне кажется, гораздо легче рассказывать историю, в создании которой ты участвовал практически с самого начала.

Такой подход не столь часто встречается, но для меня это идеальный способ снимать кино.

— Что именно в рассказе Майка Кэри вас вдохновило?

— Пожалуй, самым уникальным в рассказе Майка была Мелани, которая и стала героиней фильма. Отчасти Майка вдохновила любовь к его собственной дочери, и эти чувства мне понятны, у меня тоже есть дочь. Мелани совершенно уникальная и даже опасная девочка, но при этом создается ощущение, что она могла бы стать твоим другом и близким человеком.

— Вы сознательно не указываете, когда именно разворачивается действие картины?

— Действие фильма разворачивается через десять лет после того, как апокалиптическая чума «голода» охватила Великобританию. Так что этот фильм не раскрывает непосредственно наступление зомби-апокалипсиса. Он посвящен тем немногим людям, которые выжили в мире, отвоеванном природой.

Режиссер Колм МакКарти imdb.com
Режиссер Колм МакКарти

— Чем «Новая эра Z» отличается от других фильмов о зомби?

— Хотя в этом фильме присутствуют зомби, я бы не сказал, что это фильм о зомби в классическом смысле.

Я обожаю фильмы Джорджа Ромеро, я на них вырос. И в какой-то степени эта картина воздает им должное. Но при этом она из совершенно другого мира. Прежде всего, на мой взгляд, это личная история. История о человеке, а не о мире. Зомби, как оборотни или вампиры, — это миф. И их можно использовать, чтобы рассказать любую историю. А мы хотели рассказать историю о девочке и ее жизненном пути.

— А чем ваши зомби отличаются от тех, к которым мы привыкли?

— Мы пытались придумать причину и смысл существования «голодных», как мы их называем в фильме. С одной стороны, это новый способ изобразить зомби, а с другой — возможность выразить метафору, что зомби — это те же люди, просто в бессознательном состоянии. И в современном реальном мире их тоже можно наблюдать. Пытаясь работать с этим образом, Майк наткнулся на информацию о кордицепсе. Это один из тех безумных аспектов природы, которые никогда не перестают удивлять и выходят за рамки воображения.

— Расскажите, пожалуйста, о женских персонажах фильма.

— Мы с самого начала обсуждали тест Бекдел и то, насколько абсурдным может быть повествование с точки зрения гендерной политики. Мы приняли решение создать в этом фильме как можно больше сильных женских персонажей. Более того, в самом рассказе акцент делается на отношения Паркса и Мелани. Мы же решили пойти другим путем. И Майк с нами согласился. Мы развили отношения Мелани с Жастино и Колдвелл, хотя они сложились по-разному. Мы вывели на первый план не романтические, но очень важные человеческие отношения.

— Не могли бы вы рассказать о том, как проходил кастинг?

— Что касается взрослых персонажей, мы знали, что нам нужны очень сильные актеры, которые будут поддерживать детскую игру, от которой, в свою очередь, зависит успех фильма. Нам нужны были актеры, которые могли бы оживить персонажей. Мы старались в первую очередь избежать в нашем фильме типичной для этого жанра актерской игры. Как вы знаете, у Гленн Клоуз шесть номинаций на «Оскар». Пэдди Консидайн — звезда британского артхауса. А работы Джеммы Артертон демонстрируют, что она прирожденная актриса.

— Расскажите про кастинг на роль Мелани.

— Мы знали, что поиск актера, на котором завязан весь фильм, для персонажа, которому должно быть десять лет, станет сложнейшей частью всего процесса.

Мы просмотрели пятьсот девочек на эту роль.

При этом мы намеренно пытались избегать профессиональных актерских заведений. Мы обращались в школы, в театральные кружки. Мы старались проводить кастинг подальше от районов среднего класса. Мы знали, что на эту роль не подойдет избалованный надменный ребенок. Мы вели поиски в Лондоне, Ноттингеме, Манчестере, Бирмингеме. Везде, практически. По всей Великобритании. Сенниа, как ни странно, была последней из пятисот девочек, которые прошли пробы на эту роль. Для того чтобы Мелани ожила на экране, требовалось две важных вещи. Во-первых, ее отношения с Жастино — отношения ребенка с учителем, которые основаны на теплоте и заботе и которые родились из любви к литературе. В конце концов, весь фильм родился из литературного произведения. А во-вторых, она должна стать убедительным лидером нового мира к концу фильма. И эти два аспекта одного персонажа практически противоположны друг другу. Поэтому я искал в актрисах качества, способные воссоздать оба этих аспекта на экране.

— Как вы определились с общей атмосферой фильма и как вы искали локации для съемок?

— Еще до того, как я прочитал рассказ Майка, у меня была идея, которую я обсуждал с Камилль и другими людьми. Я хотел снять антиутопию, постапокалиптический фильм, но вместо искусственных декораций использовать существующие заброшенные места. В детстве я часто забирался в заброшенные дома. Мне нравилось лазить по комнатам, где когда-то жила семья, а сейчас через пол растет дерево. И общая визуальная атмосфера фильма родилась из этого — хотелось создать целый город, с которым случилось подобное. Чтобы это был город из детского воображения.

Мы осмотрели множество заброшенных мест по всему миру, были, например, в Припяти рядом с Чернобыльской АЭС.

Мы отправили туда фотографов и операторов, а затем объединили эти кадры с образами заброшенных мест в Уэст-Мидлендс. Таким образом мы из существующих мест создали фактически новый мир. В самый разгар процесса менеджер по локациям позвонил мне и радостно сообщил: «Я нашел одно место! Такой жуткой больницы я в жизни не видел!» Она и стала больницей в фильме. Создать подобное место с помощью компьютерной графики было бы невозможно, и мы бы точно не уложились в бюджет. Мы даже немного изменили сценарий, чтобы они лучше вписывались в это невероятное место.

«Новая эра Z» вышла в российский прокат. Билеты на фильм можно приобрести в Рамблер/Кассе

Выбор газета.ru:
Новая эра Z