Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Британия, совершенный вид

Начинаются показы фильмов из Великобритании на фестивале «Новое британское кино»

Пресс-служба фестиваля «Новое британское кино»
XIV фестиваль «Новое британское кино» в Москве открывается премьерой фильма «Диана: История любви». Картины из программы фестиваля будут показаны в Петербурге, Екатеринбурге и Новосибирске.

В среду, 30 октября, в московском кинотеатре «Формула Кино Горизонт» российской премьерой фильма «Диана: История любви» начинается XIV ежегодный фестиваль «Новое британское кино». В программе 17 полнометражных фильмов, в том числе 2 документальных и 3 дебютных, плюс 4 короткометражки.

Сокращенная версия программы будет также показана в Санкт-Петербурге (с 30 октября по 5 ноября в кинозале отеля «Англетер»), Екатеринбурге (с 30 октября по 6 ноября в кинотеатре «Салют») и Новосибирске (с 11 по 17 ноября в кинотеатре «Победа»). С расписанием можно ознакомиться на сайте «Нового британского кино». «Газета.Ru» выбирает лучшие фильмы фестиваля и предупреждает о сомнительных, которых, впрочем, в программе немного.

Определенно да

«Грязь» (Filth)

Фильм по роману Ирвина Уэлша, в котором Джеймс Макэвой играет пошедшего вразнос полицейского-наркомана, вовсю сравнивают с «На игле» Дэнни Бойла. Экранизировал книгу Джон С. Бэйрд, человек с соответствующими пристрастиями: он был продюсером «Хулиганов зеленой улицы», а позже сам перенес на экран автобиографию отца-основателя Inter City Firm (группировки фанатов «Вест-Хэм Юнайтед») Кэррола «Касса» Пеннанта (картина так и называется — «Касс»). Критики называют выступление Макэвоя мощным, заряженным, отчаянным, лихим и отмечают, что черный юмор первоисточника стал еще резче и страшнее в киноадаптации.

«Алан Партридж: Альфа-отец» (Alan Partridge: Alpha Papa)

Актер Стив Куган для Англии больше чем актер: звезда «Круглосуточных тусовщиков» является одним из тех людей, кто олицетворяет английский юмор. А герой фильма Алан Партридж для Стива Кугана больше чем персонаж: провинциальный журналист, нелепый, наглый, неполиткорректный, вечно выставляющий себя идиотом, впервые появился в радиоэфире BBC еще в 1991 году. С тех пор Куган был Партриджем в различных радио- и телешоу, включая отдельный сериал «Я, Алан Партридж». В общем, Алан Партридж был кугановскими Боратом, Али Джи и Бруно еще до появления всех перечисленных. Неудивительно, что полнометражный фильм про то, как этот человек спасает родную радиостанцию, занял первую строчку бокс-офиса, выйдя в прокат в Великобритании.

«Двойник» (The Double)

Второй (после «Субмарины») фильм Ричард Айоади, известный по роли Мосса в сериале «Компьютерщики» («The IT Crowd»), снял по повести Достоевского «Двойник». Действие перенесено в современный Лондон, абсурд доведен до комедийного, параноидального чиновника Голядкина (здесь его зовут Саймон), который сходит с ума, обнаружив, что его жизнь разрушает злокозненный двойник (захватчика зовут Джеймс), сыграл Джесси Айзенберг. Бонус — Миа Васиковска в роли любовного интереса героя.

«Великан-эгоист» (The Selfish Giant)

Режиссер Клио Барнард снимала короткометражный видеоарт, а три года назад выстрелила пронзительным наполовину документальным, наполовину игровым «Арбором» (The Arbor): фильм рассказывал о том, как жила в Брэдфорде гений из ниоткуда Андреа Данбар: в 15 лет написала автобиографическую пьесу про подростковые секс и беременность, про смерть, про алкоголь, про безысходность, назвала ее «Арбор» — по имени пригорода, где жила, в 29 лет умерла от инсульта в местном пабе.

Новый фильм Барнард уже совсем художественный, но действие разворачивается в том же Брэдфорде, а героя зовут Арбор: это дикий подросток, решающий разбогатеть, воруя и продавая силовые кабели сборщику цветных металлов. Контраст буйной энергии Арбора — друг Свифти, большой и рассудительный настолько, что скорее кажется заторможенным. Игра Коннера Чепмена и страстность истории делают это кино похожим на взрывную, смертельно опасную силу, что течет в жилах тех линий, на которые позарился герой.

«За тех, кто в море» (For Those In Peril)

Любимец рыбацкой деревушки Майкл (Джордан Янг) взял младшего брата Аарона (Джордж Маккэй) в море, да не вернулся сам, и товарищи Майкла не вернулись, а вернулся только Аарон. И нет ему теперь покоя: в голове пустота вместо воспоминаний о трагедии, неверие в гибель старшего брата да дикие фантазии о морском дьяволе. Аарона и раньше земляки недолюбливали, мальчик был со странностями, а теперь и вовсе видеть не хотят — одна невеста Майкла (Никола Бёрли) готова выслушать и поверить, плюс мать (Кейт Дики) готова защищать от всего мира. То, что начинается как трагедия утраты, превращается в физически ощутимое глубоководное путешествие в подсознание. Таким оказывается нечаянный ответ показанному на «Кинотавре» фильму Бахтиера Худойназарова «В ожидании моря», который снял одаренный, нутром чувствующий киноматерию дебютант Пол Райт.

«Повседневность» (Everyday)

Это не самый новый фильм Майкла Уинтерботтома («Круглосуточные тусовщики», «Девять песен», «Дорога на Гуантанамо», «Путешествие»), самый новый — «Властелин любви» (The Look of Love) с любимым артистом режиссера Стивом Куганом в роли короля лондонского стриптиза Пола Реймонда, его премьера состоялась в начале этого года на фестивале «Сандэнс». «Повседневность» же вышла в прошлом году. Для картины о семье, которая ждет сидящего в тюрьме отца, он в течение пяти лет снимал четырех детей в их родном доме, запретив их настоящей матери что-либо менять и вызывая их слезы в сценах визитов в тюрьму. Отца в заключении сыграл Джон Симм, роль матери на экране исполнила Ширли Хендерсон («На игле», «Круглосуточные тусовщики», «Мария Антуанетта», в еще одном фильме из программы фестиваля — «Грязь» она тоже появляется).

«Выставка» (Exhivition)

Пожалуй, самый интересный с точки зрения современного киноязыка фильм фестиваля сняла Джоанна Хогг, ученица Дерека Джармена, превращающая среду, в которую погружаются герои ее фильмов, в живое, деятельное пространство. В «Архипелаге» (Archipelago) 2010 года семья собиралась на небольшом острове, который вскрывал назревшие конфликты. За три года до этого в дебютной картине «Чужой» (Unrelated) тосканская вилла провоцировала сорокалетнюю замужнюю женщину предпочесть буржуазной тусовке своей подруги не менее буржуазную, но пока еще живую компанию 17-летнего сына одной из гостий и его сверстников.

Игравший в этих картинах главные роли Том Хиддлстон (теперь он звезда марвеловского «Тора», где играет озлобленного на всех бога Локи) появляется и в «Выставке», но героями здесь становятся персонажи Вив Либертин (гитаристка панк-рок-группы The Slits) и Лиама Гиллика (художник из группировки «Молодых британских», чьи объекты «побуждают зрителя ощущать окружающее пространство и свое положение в нем»). Зритель погружается в их жизнь, которая протекает и во многом формируется домом, который оказывается не просто архитектурной диковинкой, но пространством, порождающим определенные отношения.

«Студия звукозаписи «Бербериан» (Berberian Sound Studio)

Молодой кинематографист Питер Стриклэнд снял воспетый критиками фильм про то, как тихий британский звукорежиссер едет в Италию работать над кино о лошадях, а обнаруживает себя вовлеченным в озвучивание итальянского ужастика, картины в жанре джалло. Звук в кино — важная тема для Стрикланда, чей фильм «Каталин Варга» получил в Берлине приз за выдающийся саунд-дизайн (совсем как «Примесь» Шейна Кэррута на «Сандэнсе»). Вот и здесь производственная драма постепенно превращается в звуковой хоррор, а актер Тоби Джонс (Труман Капоте в «Дурной славе» и множество характерных персонажей в самом разном кино от «Ночного дозора» Питера Гринуэя до «Голодных игр» и «Храбрых перцем») создает выдающийся портрет человека, живущего в мире шумов.

Скорее да

«Келли + Виктор» (Kelly + Victor)

Ирландец Киеран Эванс (на одном из прошлых «Бритфестов» показывали его документалку про музыканта Вашти Баньяна) дебютирует в большом художественном кино историей про секс с отягчающими обстоятельствами. Знакомство с миловидной Келли (Антония Кемпбелл-Хьюз) довольно скоро оборачивается для Виктора (Джулиан Моррис) изрезанной спиной и синяками на шее, но отказаться от нового опыта оказывается непросто. Можно было бы обвинить это бьющее по сенсорам кино в эксплуатации, но, глядя на актрису Антонию Кемпбелл-Хьюз, сложно не признать подобную эксплуатацию оправданной и даже желанной.

«Поле в Англии» (A Field in England)

Записной мизантроп и завсегдатай программ фестиваля британского кино Бен Уитли («Убийство — дело семейное» (Down Terrace, 2009), «Список смертников» (Kill List, 2011), «Раз! Два! Три! Умри!» (Sightseers, 2012) на этот раз снял фильм про трех солдат, одного алхимика и чернокнижника на фоне гражданской войны XVII века. После того как герои съедают случайных грибов, градус абсурда в творчестве все еще молодого режиссера повышается, а формальные эксперименты превращаются в постмодернистскую мешанину.

«Не затеряться в Маниле» (Metro Manila)

После того как валлиец Гарет Эванс прославился в Индонезии лихим боевиком «Рейд», другой выходец с британских островов Шон Эллис отправился ковать кинематограф на Филиппинские острова. В его фильме фермер в поисках лучшей жизни перебирается с женой и детьми в столицу. Жизнь перенаселенного и не самого благополучного азиатского мегаполиса тут же берет понаехавшего в оборот: преступность, коррупция, оружие, нужда и живописные трущобы — подходящие слагаемые для остросюжетной драмы.

«Остров Спайк» (Spike Island)

Пятеро подростков едут на концерт The Stone Roses, который группа дает на бывшей свалке химических отходов. Концерт реальный, история — не вполне, продюсерами фильма были музыканты другой важной группы Coldplay, режиссером назначили Мэта Уайткросса, дебютировавшего три года назад байопиком лидера группы The Blockheads Иэна Дьюри «Секс, наркотики и рок-н-ролл» (Sex & Drugs & Rock & Roll).

«Все когда-нибудь умрут?» (Everyone's Going to Die)

Вместо режиссера в титрах указан некий Джоунс (Jones) — это коллективный псевдоним дуэта, ответственного за хипстерский фильм про то, как в английской глубинке встретились симпатичная девушка из Германии (Нора Чирнер) и фриковатый англичанин (Роб Найтон, чем-то похожий на датчанина Мадса Миккельсен), который носит странную челку и черный костюм, приезжает в родной тихий край на черном «ягуаре» и держит при себе черный пистолет.

«Интернет или жизнь» (InRealLife)

Известная в качестве режиссера фильма «Бриджет Джонс: грани разумного» (Bridget Jones: The Edge of Reason) Бибан Кидрон чаще выступает в качестве документалиста. В «Интернет или жизнь», например, она исследует влияние интернета на молодежь и детей: что они там смотрят, как живут в социальных сетях, кто зарабатывает на их желаниях?

«О детях и кино» (A Story of Children and Film)

Кинокритик Марк Казинс смонтировал свой фильм из множества фильмов, в которых показаны дети, чтобы выявить разницу во взглядах на детей в различных кинокультурах и проследить эволюцию этих взглядов.

Скорее нет

«Диана: История любви» (Diana)

В фильме Оливера Хиршбигеля («Эксперимент», «Бункер», «Вторжение») Наоми Уоттс играет последние два года жизни принцессы Дианы с фокусом на любовной связи с пакистанским хирургом Хаснатом Ханом. Первые американские критики фильм сдержанно упрекают в безвкусице, банальности и дешевой мелодраматичности, их английские коллеги не сдерживаются: «Прямо-таки королевский бардак» (Time Out London), «Еще более чудовищная дешевка, чем можно было вообразить» (Empire), «Фантазии желтой прессы о том, как говорят знаменитости <...> Возможный заговор МИ5 по очернению образа Дианы <...> Мучительно благонамеренная биография, расшитая дикими картонными диалогами» (The Guardian). Немец Хиршбигель списывает реакцию британцев на незаживающую после смерти Дианы травму, но после «Вторжения» в его англоязычное кино верится с трудом.

«Лето в феврале» (Summer in February)

Дружили художник и хороший парень, потом поссорились из-за красивой девушки. Героями истории, которую некто Джонатан Смит переписал для экрана по собственному роману 1995 года, становятся подающий надежды живописец и бабник Альфред Маннингс, его друг Гилберт Эванс и юная Флоренс Картер-Вуд, в которую оба были влюблены. Мало того что события богемной юности подаются, как пошлейшая мелодрама, так и персонажи не самые интересные: Маннингс, например, стал впоследствии президентом Королевской академии художеств и запомнился главным образом как специалист по изображению лошадей и человек, который хулил Сезанна, Матисса, Пикассо и прочий модернизм.

Имя режиссера Кристофера Мено также не внушает оптимизма: он много снимает для телевизора, а в большом кино отметился посредственной костюмной мелодрамой «Июльская жатва» (она же «Последнее лето любви», а в оригинале — «Feast of July», 1995) и всенародно осужденной оперной комедией «Премьера» («1st Night», 2010). Есть необычной красоты австралийская актриса Эмили Браунинг («Запрещенный прием», «Спящая красавица») в роли девушки раздора, но на этом достоинства картины исчерпываются.

В общем, на фоне прерафаэлитов, выставка которых стала хитом Пушкинского музея в этом году, совсем никуда не годится. У тех как раз складывались невероятные любовные треугольники и более сложные конструкции. Например, Данте Габриэль Россетти сначала похоронил свои стихи вместе с трагически погибшей женой и музой Элизабет Саддл, затем через восемь лет эксгумировал ее, чтобы все-таки опубликовать эти стихи, а потом влюбился в Джейн Моррис, жену друга и соратника Уильяма Морриса, — так и жили временами втроем, пока Россетти не начал сходить с ума. Другой сооснователь братства прерафаэлитов Уильям Холман Хант вынужден был покинуть страну, чтобы жениться на сестре погибшей при родах жены. В результате он рассорился не только с родственниками, но и с женатым на третьей сестре прерафаэлитом Томасом Вулнером.

Еще большую досаду «Лето в феврале» вызывает, если знать, что в этом году откладывается выход фильма «Эффи Грей». Эмма Томпсон, актриса и лауреат премии «Оскар» 1995 года за киноадаптацию «Разума и чувств» Джейн Остин, написала сценарий про неудачную женитьбу критика Джона Рёскина, главного популяризатора прерафаэлитов, на красавице Юфимии «Эффи» Чалмерс Грей. Девушка прожила с мужем шесть лет, а затем аннулировала брак (Рёскин так ни разу и не исполнил супружеские обязанности), чтобы выйти замуж за художника Джона Эверетта Милле. Стоит ли говорить, что тот тоже был прерафаэлитом и, более того, его известности немало поспособствовал именно Рёскин, который, как и полагается в этом контексте, к концу жизни окончательно повредился рассудком от еще одной трагической любви.

Тут остается только добавить, что в фильме, который мы не увидим до 2014 года, Эффи сыграла Дакота Фаннинг, Рёскина — второй муж Эммы Томпсон Грег Уайз, Милле — Том Старридж, а к ним прилагаются Клаудиа Кардинале, Дэвид Суше, сама Томпсон, конечно, и еще несколько замечательных британских артистов.