Как центурион провел этим летом

Выходит «Центурион» Нила Маршалла

Кадр из фильма «Центурион»
Выходит «Центурион» британца Нила Маршалла — бодрый исторический экшн о гибели римского легиона, в котором Ольге Куриленко досталась роль мстительной дикарки с трудной судьбой.

Возьмите «Апокалипсис» Мела Гибсона, поставьте на место индейцев одетых в доспехи римлян, добавьте «девушку Бонда» Ольгу Куриленко, с сумрачным взглядом перерубающую шеи, перенесите все это великолепие на морозные безлюдные просторы, как у Попогребского в «Как я провел этим летом», и получите примерный портрет «Центуриона».

Центурион Квинтас Диас (Майкл Фассбиндер) выжил во время атаки на один из фортов римлян, располагавшихся на территории современной Великобритании, попал в плен, дал деру и был спасен девятым легионом, получившим приказ положить конец набегам местных на римские войска. Все это в первые десять минут «Центуриона». В последующие пять Диас станет свидетелем гибели почти всего легиона за исключением нескольких человек. Сначала оставшиеся солдаты попытаются освободить плененного генерала, затем пустятся наутек от разъяренных аборигенов.

Знаменитый девятый легион был создан Цезарем, переформирован после роспуска Октавианом, брошен Клавдием на завоевание Британии. Это что касается фактов.

Все остальное является плодом фантазии режиссера Нила Маршалла («Спуск», «Псы-воины»)

и базируются на легенде о том, что легион сгинул в боях с шотландским народом — пиктами — возможно, именно после этого римляне исполосовали Англию каменными стенами Адрианова вала. Сведения о пиктах до наших дней дошли сравнительно скудные, поэтому плацдарм для творчества Маршаллу достался обширный. Он заставил пиктов говорить на гэльском языке, разрисовывать, как кельтов, перед битвой лицо синей краской и одел в стильные меховые шкуры.

Чем дальше эпоха, тем больше пробелов, которые приходится заполнять при помощи режиссерского воображения, тем сильнее опасность, что на картину слетятся историки и, посмотрев кино, тут же всплеснут руками — мол, что за чушь.

Может, и чушь, но, по крайней мере, воины в «Центурионе» грязны и ободраны, женщины не блещут нашампуненными волосами, мужчины не выдают голливудские улыбки — спасибо и на том.

Основной упор по части достоверности пришелся на драки: бои смотрятся натуралистично — в смысле, малоприятно. Буквально каждую минуту здесь что-нибудь протыкают и отрезают, а на экране вспыхивают кровавые кляксы: опыт постановщика хорроров Маршалла даром не пропал.

Не сказать, чтобы «Центурион» оказался новым словом в жанре исторического эпика, но впечатление он производит приятное:

будучи сшитым по стандартной голливудской выкройке, фильм Маршалла берет сбалансированностью. Вроде и обязательные с точки зрения современного канона анекдоты разной степени развязности в «Центурионе» имеются, но в столь мизерных дозировках, что герои не смахивают на загримированных под римлян Бивиса с Баттхедом. Вроде и посыл есть: имперские амбиции и покорение малых, но гордых народов может принять на свой счет не одна держава, но вместе с тем пафос не лезет изо всех щелей. Акценты относительно правоты сторон расставлены крайне аккуратно: у одного зарезали семью, у другого убили боевых товарищей, если кто и виноват, то высшие римские чины, а солдат и пиктов война давно уравняла.

«Центурион» не прикидывается исторической реконструкцией, он ближе к лихой ролевой игре. Именно так мальчишки, выросшие в режиссеров и актеров, с упоением играют в «казаков-разбойников».