Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Русская стадия капитализма

13.12.2010, 10:05

Новая российская политэкономия — мобилизация для воровства

Юрий Андропов, став генсеком ЦК КПСС, потряс умы политэкономов социализма, заявив, что мы до сих пор не знаем общества, в котором живем. Никто его не понял, но и не посмел с ним спорить. Его мысль тогда повисла в воздухе. Между тем это можно сказать практически про любое время. Современники почти всегда его не понимают, особенно когда оно меняется. Я бы сформулировал даже принцип социальной неопределенности (аналогично принципу неопределенности в квантовой физике): социальное знание всегда отстает от социального действия. Действие создает новую реальность, которую невозможно осознать, пока ее нет.

То же можно сказать и про наше общество — Россию десятых годов XXI века. Попробую дать свою гипотезу объяснения общества, в котором мы сейчас живем.

Воруют...

«Если б захотеть одним словом выразить, что делается в России, то следует сказать: воруют», — написал когда-то Николай Карамзин. Посмотрим на факты, ставшие известными в последнее время:

— президент РФ Дмитрий Медведев заявил, что пятая часть средств, идущих на госзакупки, разворовывается. По моему скромному мнению, эта доля раза в 2 больше;
— Алексей Навальный, ссылаясь на результаты отчета Счетной палаты, считает, что украдено минимум треть из инвестиций на строительство нефтепровода ВСТО-1. А ведь еще строятся дорогущие газопроводы в Европу («Северный» и «Южный» потоки), ВСТО-2 и множество других трубопроводов;
— Wikileaks: американские дипломаты считают, что Рамзан Кадыров присваивает треть федеральных денег, поступающих из Москвы. Кто-нибудь сомневается, что 90% помощи Южной Осетии тоже девается неизвестно куда? Помните прошлогодний скандал с попыткой проверки расходования этих средств? Как сразу Эдуард Кокойты вспомнил о своем суверенитете, чтобы не допустить этой проверки? Сколько еще таких «черных дыр»?
— половина бюджета программы ГЛОНАСС, по некоторым данным, просто разворовывается, заявил член-корреспондент российской академии космонавтики, доктор наук американского университета Джонса Гопкинса Юрий Караш. Поэтому и спутники падают в Тихий Океан... А компания, застраховавшая их запуск, не имеет достаточных резервов выплатить страховой случай (и принадлежит она — вот удивительно! – жене начальника Роскосмоса);
— «Даймлер» публично заявляет, что давала взятки российским чиновникам, чтобы выиграть конкурсы по госзакупкам «Мерседесов», а российская прокуратура ничего не слышит и не видит;
— всем уже известное дело о смерти адвоката Магницкого и краже из бюджета миллиардов рублей. Только наша прокуратура ничего не находит, а США, Канада и Европа перестают пускать к себе российских силовиков, замешанных в этом деле. Отказ им в выдаче виз приводит к бешеной активности премьера Владимира Путина по организации безвизового режима с Европой (впрочем, кончившейся ничем).

Наверное, продолжать не имеет смысла. Хотя, конечно, множество фактов еще не перечислено... Так

что же это за общество, в котором от одной пятой до половины (и это только по открытой, несекретной части) госбюджета разворовывается?

Напомнить, что только федеральный бюджет по расходам около $350 млрд ежегодно? А еще есть почти $500 млрд валютных резервов ЦБР, использование которых обществом вообще не контролируется.

Это уже не коррупция.

Хватит говорить о коррупции. Неправильное в принципе определение ситуации. Коррупция — это подкуп чиновника. Коррупция — это не система, это исключение из системы. У нас же сама система иная.

У нас вся экономика мобилизована на кормление чиновников. Не бизнес подкупает чиновников, а чиновники устанавливают правила бизнесу — правила своего кормления. Это совсем не коррупция. Как-то иначе называется.

Это уже не воровство.

В список миллиардеров Forbes я бы добавил 10–15 россиян, хорошо известных в России, да и за границей, которых там сейчас нет. Причем на первые строчки. И наверняка есть еще полсотни фамилий, о которых мы догадываемся или не знаем. Да что там, список Forbes давно наш весь, целиком, ну может десяток чужих фамилий в первой сотне встретится...

Наш Чиновник (а как же? именно с большой буквы!) давно уже наворовал лично на века вперед. Им нет нужды больше воровать. Да и у кого воровать? У себя?

Помните, во время переписи конца XIX века царь Николай II написал в графе «род занятий»: «Хозяин земли русской». Монарх не может воровать из госбюджета, т. к. госбюджет ему и принадлежит. Он просто берет, сколько надо, на то, что считает нужным. Так и Чиновник у нас: зачем воровать то, что и так твое (госбанки, госкомпании, валютные резервы, послушные олигархи), и твоя фактическая собственность надежно защищена (властная вертикаль, гибкий закон, рьяные силовики)?

Три этапа развития российской экономической системы

Не воровство, не коррупция – что же это тогда? Это новый этап во взаимоотношениях бизнеса и власти. Третий после социализма.

Ранний Маркс был крайне нигилистично настроен к слою чиновников, не признавая за ними никакой пользы для общества. Он писал, что бюрократия «присваивает государство», которое должно принадлежать эксплуатируемым классам (большинству). Сейчас, конечно, с этим можно поспорить, но формулировка хороша. Попробую ее использовать.

Этап 1. Начало 90-х. Коррупция. Бизнес присваивает себе экономику.И путем коррупции начинает присваивать себе государство. Чиновник хочет денег. Господствует финансовый капитал, банки в условиях высокой инфляции. Приватизация. Постприватизационная консолидация бизнес-групп вокруг частных банков. Приход их в большую политику (выборы президента-96). Окончание, поворотный момент — кризис-98: власть от разорившихся банков ушла к экспортерам, сильно выигравшим от падения курса рубля. От ослабленного бизнеса — к чиновникам. И последние ее уже не выпустили из рук.

Этап 2. Начало нулевых. Воровство. Бюрократия присваивает себе государство.Консолидация бюрократии и установление властной вертикали. Чиновник перестает быть зависимым от бизнеса. Наоборот, он начинает доминировать и делать бизнес зависимым от себя. Под конец этапа чиновник ворует уже не деньгами, а работающими многомиллиардными бизнесами. Судебная система и право (в т. ч. уголовное) полностью подчиняется бюрократии. Ключевые моменты — захват НТВ, бегство за границу или арест излишне самостоятельных («строптивых») олигархов, раздел ЮКОСа. Установление вертикали власти — отмена выборов губернаторов (самоукрепление высшего чиновничества, консолидация чиновничества как класса). Вытеснение иностранного капитала (кроме займов). Ужесточение налогового и уголовного права в экономике. Кризис 2008 года вновь резко ослабил бизнес и усилил роль Чиновника. Он сформировал новую российскую реальность — полную и окончательную победу бюрократии над здравым смыслом.

Этап 3. Конец нулевых — 10-е. Мобилизация для воровства. Чиновник присваивает себе не деньги, не отдельные бизнесы, а всю экономику. И, присвоив, начинает ее мобилизацию под свои задачи. Вот основные черты политической экономии этой новой системы:
Цели.Что за цели могут быть у чиновника, который уже наворовал на века вперед и может держать весь список Forbes на побегушках? Уже не личное обогащение, а личное тщеславие. Хочется наследить в истории. И появляется тяга к суперпроектам.

Тяга высших чиновников к суперпроектам поддерживается низшими уровнями бюрократии: на них проще воровать (низшие чины еще не наворовались).

Первым такой путь прошел, вероятно, Юрий Лужков. Тяга в Москве к суперпроектам, начиная с храма Христа Спасителя, хорошо известна.

И вот появляются национальные суперпроекты:
— бесконечные мало нужные (и вообще ненужные), мотивированные исключительно политически трубопроводы;
— саммит АТЭС-2012;
— Олимпиада-2014;
— ЧМ по футболу-2018;
— собственная космическая группировка спутников двойного назначения (ГЛОНАСС);
— международные проекты (создание международного финансового центра в Москве, национальной платежной системы типа VISA, продвижение рубля как резервной валюты, создание евразийского фонда, увеличение доли в МВФ и т. п.);
— Сколково;
— российская трасса гонок для «Формулы-1»;
— ЧМ по хоккею (еще не выигран, но кто сомневается?) и т. д. и т. п. Продлите список сами.

Не имеет большого значения формальная доля бюджетных средств в этих проектах. Инвестпроекты монополий оплачиваются все равно за счет населения, и государство устраивает эти дополнительные доходы участвующим в проектах госкомпаниям и олигархам.

Никакой нужды для граждан нашей страны в этих суперпроектах нет. Явно избыточные мощности газопроводов в Европу, нефтепроводы, по которым убыточно транспортировать нефть (даже без учета окупаемости инвестиций и риска снижения цен на нефть), зимняя Олимпиада в субтропиках, дорогущий «мост в никуда» для саммита АТЭС, модернизация в отдельно взятом регионе (даже региончике) — это все бессмысленные, но очень амбициозные цели. Амбиции, которые губят Россию. Потому что стоят очень дорого.

А под всем этим обычное воровство нижестоящих чиновников (в т. ч. управляющих госсобственностью), которое выходит за рамки какого-либо контроля и которое удорожает эти проекты в разы.

Средства. Денег все более и более не хватает, т. к. проекты становятся все более дорогими (из-за воровства) и их становится слишком много. Посмотрите ситуацию докризисного 2007 и нынешнего 2010 года.

Цены на нефть сейчас даже выше, чем три года назад. Но доходов бюджета все равно не хватает. Тогда был профицитный бюджет, сейчас дефицитный. Откуда взять средства?

1. Чиновник начинает «отжимать» всю экономику, добираясь не только до средних и малых бизнесов, а залезая в карман к каждому:
— повышение налогов, причем не с каких-то секторов типа табака, спиртного или явно недоплачивающего «Газпрома», а именно со всех: скачок социальных налогов (страховых взносов, называйте как хотите), особенно бьющий именно малый бизнес и трудоемкие (т. е. как раз модернизационные) отрасли экономики; налог на недвижимость и др.
— опережающее инфляцию и зарплаты повышение тарифов на газ, электроэнергию, транспорт, услуги ЖКХ. Иначе какими деньгами «Газпром» может финансировать все суперпроекты?
— сдерживание роста зарплат бюджетников, идеи повышения пенсионного возраста, постоянный рост штрафов ГИБДД (т. е. поборов гаишников), принудительное установление счетчиков воды и тепла, энергосберегающих ламп за счет населения, бюджетная реформа, ухудшающая качество бюджетных услуг и т. д.
Есть гораздо менее болезненные способы восстановления баланса бюджета, да и никакой спешки с этим нет. Но у наших чиновников, как ни собирай швейную машинку, все равно автомат получается... И подачки отдельным социальным группам в преддверии выборов тут ничего не меняют — наоборот, лишь укрепляют в народе миф о «добром царе и плохих боярах»...

2. Практически безраздельное господство в экономике государственных банков и корпораций, обеспечение им явно неконкурентных преимуществ перед остальным бизнесом.

Социализм (в понимании его как государственной экономики) вернулся, но без социального равенства.

3. Эволюция закона в обвинительную сторону и суда как простого штампа на решениях прокуратуры. Закон сегодня таков, что любого можно посадить. За любой гражданско-правовой договор. Знаете, каков процент оправдательных приговоров в суде? 0,3%, один случай из трехсот. Конечно, это не прокуратура так хорошо и безошибочно работает (по судам присяжных, например, оправдательных приговоров больше 20%), а суды имеют очевидно обвинительный уклон и всегда идут на поводу прокуратуры и следствия. И только один вид преступлений имеет рекордную оправдательную статистику — дела по коррупции (до половины оправданий). Почему-то я не удивился, узнав об этом...

А еще можно посадить и год-два продержать под стражей, без суда. С последующим оправданием. Или проштамповать в суде наказание как раз на период фактической отсидки (тоже обычная практика). При этом содержатся задержанные (еще не приговоренные) в условиях гораздо худших, чем заключенные (т. е. уже приговоренные судом). Есть даже законопроект — считать день в камере предварительного заключения (КПЗ) за 2 дня заключения, но не принимается, чтоб не выпустить случайно Ходорковского.

Мы все, граждане России, беззащитны перед милицейским и судебным произволом. А уж любой бизнес тем более. Презумпция виновности нас — это презумпция произвола Чиновника.

Мне кажется, что все многообразие нынешней экономической жизни вполне укладывается в приведенную схему. Все кусочки пазла собираются и дают логичную картинку того, что происходит. Правда, эта картинка не вписывается в рамки социологических и экономических теорий. Оригинальная, неповторимая, вряд ли где воспроизводимая. И очень русская, основанная на традиционном доверии народа к власти...

Я не знаю, как назвать установившийся в стране строй. Чинономика (чиновничья экономика)? Бюротализм (бюрократический капитализм)? Придумайте сами.