Свой олигарх ближе к деньгам

29.11.2010, 09:07

В ходе кризиса была проведена грандиозная операция по спасению собственности олигархов за счет государства

Мировой экономический кризис, начавшийся в 2008 году, уникален не только своей глубиной и глобальностью. Он уникален тем, что в первую очередь ударил по богатым и только после и слабее по среднему классу. А бедные его, наверное, вовсе не заметили.

Государство пришло на помощь богатым, национализировало их убытки, оставив им прибыли. Так было во всем мире. И в России тоже.

В декабре 2008 года в статье «Путинский передел» я писал, как государство в лице Внешэкономбанка и других госбанков захватывает экономику, организуя потенциально крупнейшую национализацию со времен 90-х годов. Однако все пошло иначе. Власть могла переделить собственность, но не стала. Оказалось, что структура собственности в России власть вполне устраивает, и она сделала все для ее сохранения и усиления.

Напомню главные антикризисные мероприятия конца 2008 года:

— выдача беззалоговых кредитов банкам (больше 2 трлн рублей), которая остановила потенциальный банковский кризис, но принесла взрывную девальвацию рубля в течение 3 месяцев;
— выделение $50 млрд из валютных резервов ЦБР на перекредитование российских компаний (замещение иностранных кредитов);
— выделение 175 млрд рублей на скупку акций российских компаний на бирже;
— выделение субординированных кредитов банкам для повышения их капитализации примерно на $13 млрд (в основном государственным банкам).

Чем закончились все эти мероприятия, отчасти хорошо известно. Но на некоторые детали стоит обратить особое внимание.

Каждый сам ему приносит и спасибо говорит

ВЭБ получил заявок на антикризисные кредиты более чем на $50 млрд. Но действовал очень сдержанно и принял решения только на $14,3 млрд, а выдал антикризисных кредитов всего на $11,6 млрд. Остальные деньги не понадобились.

Интересный вопрос — почему? Бизнес был в отчаянном положении и искал деньги. Но у страха глаза велики, и бизнес сумел использовать другие возможности по финансовому спасению. Ряд заявок крупных частных компаний были отозваны. Ведь условия предоставления кредита ВЭБа были таковы, что компания, получившая кредит, ставилась в полную зависимость от ВЭБа (ввод его представителей в совет директоров должника, согласование эмиссий акций, крупных сделок и кредитов и еще много чего, что не требовалось по условиям существовавших кредитов). Кроме того, возможно, мелкие заявители просто не удостоились высочайшего внимания (решения принимали наблюдательный совет ВЭБа и его глава Владимир Путин).

Всего 10 организаций получили такие кредиты. Вот самые крупные из этих кредитов:

— «Русал» Олега Дерипаски – $4,5 млрд;
— «Эко Телеком» — $2 млрд;
— «Евраз групп» (металлургия) — $1,8 млрд;
— «Газпромнефть» — $1,1 млрд.

Остальные кредиты получили госкомпании ВТБ, «Роснефть», РЖД, «Газпром» и 2 частные компании — «Ситроникс» (АФК «Система») и группа компаний ПИК. Все эти кредиты на сегодня уже возвращены. За исключением четырех наиболее крупных кредитов.

Забавно, что ни в отчетах правительства или ЦБР, ни в прессе мне не удалось найти сведений о размере и сроках размещения в ВЭБе депозита за счет средств валютного резерва ЦБР и возврате его обратно. Однако, вероятно, он был возвращен, т. к. согласно принятому закону срок его был установлен в 1 год. А кредиты, выданные за счет этого депозита, остались.

За каждым из оставшихся кредитов длинная коммерческая история — проследим ее на примере наиболее крупного кредита.

Спасение олигарха Олега

Обращает на себя внимание явно особое отношение к компании «Русал» Олега Дерипаски.

«Русал» получил деньги в числе первых. Заем ему был выдан с нарушением порядка выдачи таких кредитов, утвержденных наблюдательным советом ВЭБа (не более $2,5 млрд) и явным нарушением банковских нормативов (риски на одного заемщика). Что не обеспокоило ни правительство, ни Центральный банк.

«Русал» — единственная компания, которая за прошедшие почти 2 года не возвратила ни цента из этого кредита.

Мы видим что-то явно уникальное. Попробуем немного разобраться в ситуации. Представьте себе империю, владеющую всем. Стоимость империи $25 млрд. Долги $25 млрд. Так, сколько она стоит без долгов? Правильно, ноль. А по существу, отрицательную сумму из-за огромных обязательств по текущему обслуживанию кредитов. Что это напоминает? Сказку «Кот в сапогах», в которой наученные хитроумным котиком крестьяне на любой вопрос «чьи это владения?» отвечали «маркиза Карабаса», а тот на самом деле не владел ничем...

Однако глава империи поставил себе целью стать № 1 в списке миллиардеров журнала «Форбс», причем не в российском, а в мировом. И быстро шел к этой цели, не глядя на риски. Не путем создания какого-то уникального продукта, перевернувшего жизнь человечества, как Билл Гейтс. Или публичного управления огромными чужими средствами, как Уильям Баффет. А с помощью простой схемы: взял кредит — купил актив — взял кредит под залог этого актива — купил следующий актив — и т. д. А проценты по кредиту платятся из потока наличности от купленного актива. Замечательная схема ускоренного наращивания богатства, не правда ли? Только бы кредиты давали!

Но что, если вдруг ударил кризис? Империя маркиза Карабаса зашатается, как соломенный домик в бурю: новых кредитов уже никто не дает — наращивание богатства прекратилось. А падение цен и прибыли означает, что по уже взятым кредитам нечем платить. Хуже того. Банки, выдавшие кредиты, приходят и говорят: стоимость залога упала вдвое — возвращайте деньги или увеличивайте залог. Но денег нет, а почти все активы и так заложены. Маркиз Карабас обречен на крах... если только кто-то еще более богатый не решит его спасти.

Теперь (конечно, без всяких аналогий!) рассмотрим историю чрезвычайного кредита Олега Дерипаски.

В апреле 2008-го «Русал» Дерипаски приобрел у Михаила Прохорова пакет акций ГМК «Норильский Никель» в размере 25% плюс 2 акции за $7 млрд наличными и 11% акций «Русала». На эти цели «Русал» взял синдицированный кредит у западных банков в объеме $4,5 млрд, заложив, по некоторым данным, 13% только что купленных акций «Норникеля». Но с лета 2008 года акции начали падать. Стоимость акций «Норникеля» упала более чем вдвое. Погасить требования кредиторов удалось, видимо, увеличив предмет залога до 25%. Однако этого не хватило. «Русал» обратился в ВЭБ. Решение ВЭБом было принято оперативно. Теперь акции, которые полгода назад стоили более $14 млрд, были переданы в залог ВЭБу за $4,5 млрд (стоимость пакета, исходя из капитализации «Норникеля» на момент сделки, составляла $3,4 млрд — вероятно, ВЭБ получил дополнительные преимущества, например место председателя совета директоров «Норникеля»). Заметим, что у «Русала» практически не было шансов выкупить пакет у ВЭБа: он все еще был должен Михаилу Прохорову $2,5 млрд (или 4% акций «Русала»).

А что бы произошло, если бы Дерипаска не получил этот кредит? Акции «Норникеля» отошли бы консорциуму иностранных банков — «Норникель» продолжал бы работать, рабочие его ничего бы не заметили. Точно так произошло с другим активом Дерипаски — канадской компанией Magna, которую он потерял в залоге у банков, так и не сумев найти деньги для поддержания залога. Впрочем, компании Magna по большому счету все равно: сменился состав акционеров, но это никак не отразилось на рабочих и выпуске продукции.

А что, собственно, плохого для России, для рабочих «Норникеля», для бизнеса компании могло произойти, если бы сменился состав акционеров компании? Ничего. Может, наоборот, еще выросло бы качество корпоративного управления и расширились возможности получения кредитов в банках, которые стали бы акционерами компании. Однако

трудно себе представить, что некий гипотетический Хозяин Страны позволил бы получить такой актив (блокирующий пакет «Норникеля») иностранным банкам за бесценок. Он наложил на него свою руку. Но не взял. И не обанкротил Дерипаску, а наоборот, помог ему остаться собственником этого пакета.

Так для чего был дан этот кредит — для поддержания экономики или для спасения Олега Дерипаски? Под видом чрезвычайных антикризисных мероприятий была проведена акция спасения одного отдельно взятого олигарха. Вполне откровенно, у всех на глазах. И все вокруг сделали вид, что все нормально, так и надо.

Впоследствии Дерипаска дважды получал отсрочку возврата кредита в $4,5 млрд от ВЭБа и гарантии Сбербанка о перекредитовании этой задолженности на 4 года вперед. А еще Дерипаска получил $600 млн на реструктуризацию ГАЗа, кредиты ВЭБа на строительство олимпийских объектов в Сочи, полную поддержку ВЭБа, Сбербанка и ВТБ при размещении IPO «Русала» в Гонконге ($2,24 млрд, из которых больше трети купили упомянутые российские банки) и т. д. и т. п. А еще он сумел договориться о реструктуризации своих западных долгов на $7,4 млрд (а что? Как известно, маленькие долги — это проблема должника, а большие долги — проблема кредитора. Впрочем, и тут не обошлось без государства. Дерипаска сказал как-то откровенно-цинично в интервью: «Чем громче хоронили, тем легче нам было договариваться с кредиторами»). В общем, империя Олега Дерипаски спасена. И это спасение за счет государства и госкомпаний продолжается...

А нам, простым жителям страны, стало от этого лучше? Ни на копейку.

Ползучая национализация

История со вторым по размеру кредитом — «ЭКО Телекому» — похожа как две капли воды. Опять спасали 44% акций «Вымпелкома» («Билайн»), чтобы они не попали в руки иностранцев за бесценок. Никакого другого смысла в этом кредите не было. От смены собственника «Билайн» не перестал бы работать и радовать нас. Это тоже было только спасением чьей-то собственности...

Если покопаться, то окажется, что история всех этих антикризисных кредитов похожа — с разными вариациями — на описанную историю. За счет государства была проведена грандиозная операция по спасению собственности олигархов.

Без какой-либо выгоды для тех, кого государство должно представлять — граждан страны. Проведена открыто, у всех на глазах. Тогда, 2 года назад, я опасался, что эта история кончится крупнейшей национализацией или переделом собственности. Но она кончилась лишь спасением сложившейся структуры собственности.

Однако история вовсе не закончилась — она продолжается. В ходе кризиса получили несомненное преимущество государственные банки — Сбербанк, ВТБ, ВЭБ и др., которые постепенно и невидимо захватывают экономику. Пользуясь господдержкой, они наращивают выдачу кредитов (частные банки их сокращают) и наращивают объемы заложенного им имущества частных компаний.

Сейчас уже совершенно очевидно, что никакого быстрого восстановления мировой экономики не произойдет. И российской тоже, несмотря на то что нефтяные цены в 2010 году превзойдут уровень докризисного 2007 года. А это значит, что частный бизнес не сможет быстро заработать и рассчитаться с долгами. Он попали в зависимость от кредитующих его государственных банков очень надолго. И даже самые близкие власти, но все же частные олигархи, возможно, будут вынуждены расстаться с частью контроля над своими компаниями. В пользу государства и госкомпаний.

При этом условия для частного бизнеса с каждым годом ухудшаются: растут налоги, растет коррупция, растут издержки (тарифы на электроэнергию, газ, транспорт) и т. д. Очевидно, что это создает преимущества для госкомпаний, которые как раз и живут на этих ускоренно растущих тарифах («Газпром», РЖД и др.) или откровенно целевых налоговых льготах (например, «Роснефть»).

Власть отказалась от ясного и зримого перераспределения собственности в свою пользу. Ей это не нужно. Но

она создала условия для того, чтобы такое перераспределение стало постоянно действующим фактом, вектором движения современного бизнеса.

Что самое интересное в этой ситуации — вряд ли это сознательная стратегия власти. Просто так получается. Как обычно. Лозунг российской бюрократии: что бы мы ни делали, но за еду нас всегда хвалили.